Новое
Популярное
Эпиктет о единстве мысли и действия (философия стоицизма)
Если истинно то, что говорится философами, что у всех людей одно исходное начало, как в согласии – убежденность в том, что то-то существует, в отрицании – убежденность в том, что то-то не существует, и, клянусь Зевсом, в воздерживании от суждения – убежденность в том, что то-то неясно, так и во влечении к чему-то – убежденность в том, что то-то мне полезно, а невозможно считать полезным одно, стремиться же к другому, считать надлежащим одно, влечься же к другому, то почему мы еще негодуем на толпу? «Воры они, – говорит, – и грабители». Что такое «воры и грабители»? Они заблуждаются относительн...
Кодекс поведения от Ганса Селье, автора книги «Стресс без дистресса»
Назначение нашего кодекса Указать цель жизни. Наш кодекс дает человеку достойную цель, полезную и для него, и для окружающих. Заслужить доброжелательное отношение – такая установка помогает всем и не вредит никому. Она обеспечивает уверенность и устойчивое положение. Если человек доказал свою полезность и заслужил благодарность, расположение и доверие потенциальных противников, то зачем же им нападать на него? Дать естественные этические правила. Нам нужны правила поведения, совместимые с безжалостными биологическими...
Как и почему люди осознают, что жизнь не стоит того, чтобы ее прожить?
Самоубийство всегда рассматривалось исключительно в качестве социального феномена. Мы же, напротив, с самого начала ставим вопрос о связи самоубийства с мышлением индивида. Самоубийство подготавливается в безмолвии сердца, подобно Великому Деянию алхимиков. Сам человек ничего о нем не знает, но в один прекрасный день стреляется или топится. Об одном самоубийце-домоправителе мне говорили, что он сильно изменился, потеряв пять лет назад дочь, что эта история его «‎подточила». Трудно найти более точное слово. Стоит мышлению начаться, и оно уже подтачивает. Поначалу роль общества здесь не велика. ...
Альбер Камю о том, для чего стоит прожить жизнь
Есть лишь одна по-настоящему серьезная философская проблема – проблема самоубийства. Решить, стоит или не стоит жизнь того, чтобы ее прожить, значит ответить на фундаментальный вопрос философии. Все остальное – имеет ли мир три измерения, руководствуется ли разум девятью или двенадцатью категориями второстепенно. Таковы условия игры: прежде всего нужно дать ответ. И если верно, как того хотел Ницше, что заслуживающий уважения философ должен служить примером, то понятна и значимость ответа – за ним последуют определенные действия. Эту очевидность чует сердце, но в нее необходимо вникнуть, чтобы...
Фрэнсис Бэкон о том, почему логика может быть вредна
Даже тем, что уже открыто, люди обязаны больше случаю и опыту, чем наукам [3]. Науки же, коими мы теперь обладаем, суть не что иное, как некое сочетание уже известного, а не способы открытия и указания новых дел.  IX  Истинная причина и корень всех зол в науках лежит в одном: в том, что мы обманчиво поражаемся силам человеческого ума, возносим их и не ищем для них истинной помощи.  Х  Тонкость природы во много раз превосходит тонкость чувс...
Фрэнсис Бэкон о том, чем мнение отличается от знания
Познание, которое мы обычно применяем в изучении природы, мы будем для целей обучения называть предвосхищением природы, потому что оно поспешно и незрело. Познание же, которое должным образом извлекаем из вещей, мы будем называть истолкованием природы.  XXVII  Предвосхищения составляют достаточно твердое основание для согласия. Ведь если люди станут безумствовать по одному образу и форме, они достаточно хорошо могут прийти к согласию между собой.  XXVIII 
Нравственные ошибки в умозаключениях по Джону Стюарту Миллю
§ 3. В том, что можно назвать «философией заблуждения», есть еще другая ветвь, о которой здесь надо упомянуть — однако только для того, чтобы вовсе исключить ее из нашего рассмотрения. Источники ошибочных мнений бывают двух родов: нравственные и умственные. Нравственные вовсе не входят в планы настоящего сочинения. Их можно разделить на два главных класса: равнодушие к достижению истины и увлечение. Самый обычный случай последнего состоит в том, что нас увлекают наши желания. Мы почти одинаково склонны ошибочно соглашаться как с неприятным, так и с приятным для нас, раз только то или другое за...
Фридрих Ницше о любви к ближнему и этике дальнего
О любви к ближнему Вы жметесь к ближнему, и для этого есть у вас прекрасные слова. Но я говорю вам: ваша любовь к ближнему есть ваша дурная любовь к самим себе. Вы бежите к ближнему от самих себя и хотели бы из этого сделать себе добродетель; но я насквозь вижу ваше «бескорыстие». Ты старше, чем Я; Ты признано священным, но еще не Я: оттого жмется человек к ближнему. Разве я советую вам любовь к ближнему? Скорее я советую вам бежать от ближ...
Хосе Ортега-и-Гассет о том, как Европа пришла к новой нравственности
Суть такова: Европа утратила нравственность. Прежнюю массовый человек отверг не ради новой, а ради того, чтобы, согласно своему жизненному складу, не придерживаться никакой. Что бы ни твердила молодежь о «новой морали», не верьте ни единому слову. Утверждаю, что на всем континенте ни у кого из знатоков нового ethos нет и подобия морали. И если кто-то заговорил о «новой» – значит, замыслил новую пакость и ищет контрабандных путей. Так что наивно укорять современного человека в безнравственности. Это не только не заденет, но даже польстит. Безнравственность...
Какие преграды тебя ждут, если ты молод и амбициозен? Фрагмент из «Заратустры»
О дереве на горе Заратустра заметил, что один юноша избегает его. И вот однажды вечером, когда шел он один по горам, окружавшим город, названный «Пестрая корова», он встретил этого юношу сидевшим на земле, у дерева, и смотревшим усталым взором в долину. Заратустра дотронулся до дерева, у которого сидел юноша, и говорил так:  «Если б я захотел потрясти это дерево своими руками, я бы не смог этого сделать. Но ветер, невидимый нами, терзает и гнет его, куда он хочет. Невидимые руки еще больше гнут и терзают нас». 
Материализм и идеализм: истоки противостояния
И здесь мы сталкиваемся с поразительно интересной картиной. Оказывается, то, что мы называем античным мировоззрением, зарождается в период общинно-родовой формации, основанной на коллективном труде общины, состоящей из ближайших родственников, на коллективном распределении и потреблении продуктов труда. Наиболее понятным и близким для древнего человека являются здесь не отдельный человек сам по себе и не природа сама по себе, а общинно-родовые и семейные отношения, глядя на которые человек объясняет непонятный ему окружающий мир. Весь мир, в котором живет член древней общины, воспринимается им...
Человек на пути к новой картине мира
Представления человека о мире быстро эволюционируют в ходе ускоряющейся социальной эволюции. Картина мира, с которой человек входит в XXI в., резко отличается от той, с которой он входил в XX в. Фрагменты новой картины мира, какой она представляется автору этих строк, разбросаны по тексту настоящей книги. Соберем их воедино. 1. Мы живем в эволюционирующем мире. Более того, мы живем в быстро эволюционирующем мире. Если во времена Тацита и Плиния Младшего (I-II вв. н. э.) было нормой ругать «любителей новизны» и если до недавнего времени можно было довольст...