«Аллой Пугачевой ее сделала мама»: как родители реализуют свои мечты в детях?

0
Матущенко Виктория Владимировна7/5/2021

Квартирка, которую им дали, была совсем маленькой и без ванны, поэтому мыться приходилось в Ворондонских банях. Но для тех времен это была настоящая  роскошь. Досталась она им благодаря Борису Михайловичу, ставшему к тому времени руководящим работником. Не большим начальником, конечно, но все же достаточно значительным, чтобы получить отдельную квартиру и позволить себе жену домохозяйку.

[…] Борису Михайловичу Пугачеву к тому времени было почти тридцать, он прошел всю войну, служил в развед­ке и во время уличного боя потерял правый глаз — пуля попала в стену рядом, отколола кусочек кирпича, кото­рый и попал ему в голову.

Это ранение и определило дальнейшую судьбу Бо­риса Пугачева: ему пришлось расстаться с мечтой стать цирковым артистом и пойти работать в обувную про­мышленность. Правда, жизнерадостности это несча­стье его не лишило, он как был, так и остался шутником и балагуром, увлекательно рассказывающим о своих приключениях во время войны. А свой артистический дар он реализовывал, играя в любительском, так назы­ваемом народном театре. Именно от него Алла Пугаче­ва унаследовала этот искрометный артистизм и умение быть в центре внимания.

Зинаида Архиповна Одегова была родом из городишка Березняки Пермской области. Она окончила педагоги­ческий техникум, а когда началась война, стала бойцом противовоздушной обороны. Но у нее был очень хоро­ший голос, поэтому ее вскоре взяли в концертную бригаду, которая в грузовике разъезжала по всему фронту и, как говорится, «поднимала боевой дух Красной ар­мии».

Борис Михайлович зарабатывал очень хорошо, по­этому работать Зинаиде не было необходимости, и она достаточно долго была домохозяйкой — занималась домом и растила детей: Аллу и ее младшего брата Женю. […]

Зинаида Архиповна сама когда-то мечтала стать ар­тисткой, но ей удалось лишь недолго побыть певицей во фронтовой концертной бригаде. Поэтому в дочери она пыталась реализовать свою мечту.

К пятилетней Алле стала приходить учительница музыки и учить ее играть на трофейном пианино «Циммерман». Ну а в семь лет будущая певица поступила в му­зыкальную школу № 31 при училище им. Ипполитова-Иванова. Кстати, Зинаида Архиповна не забывала и об эстетическом развитии сына — в том же возрасте Женя начал ходить на фигурное катание.

Но в семье не было единодушия по поводу воспи­тания детей. Если мать мечтала о музыкальной карье­ре для дочери и заставляла ее часами просиживать за клавишами, то отец, глядя на усталую Аллу, начинал ругаться и требовать, чтобы ребенка оставили в покое. Впрочем, в итоге побеждала все равно Зинаида Архи­повна. Евгений Пугачев, вспоминая детство и сестру, часами играющую гаммы, говорил: «Аллой Пугачевой ее сделала мама».

Когда у Пугачевых бывали гости, гордая мать сажа­ла Аллу за пианино и просила что-нибудь сыграть. Чаще всего та выбирала «Полонез» Огинского, который знала наизусть.

Сценический дебют Аллы состоялся уже в 1954 году, причем сразу в Колонном зале Дома Союзов. Зинаида Архиповна вспоминала: «Аллочка шла на концерт в Ко­лонный зал спокойно, а как увидела заполненный зал, побледнела, спряталась за кулисы — она росла застен­чивой, но я сказала: Надо, Алла. Ты уже большая, — и она вышла...»

История моей жизни. Я — Алла Пугачева. / Е. Мишанинкова. — М.: АСТ, 2014. — С. 4, 6, 12.
Следующая статья
Биографии
Война – это травматическая эпидемия. Обустройство военного госпиталя в Ленинграде
Наше здание – это бывший Гостиный двор, построенный в начале прошлого века. Огромный четырехугольный корпус, как и полагается Гостиному двору, опоясан открытой сводчатой галереей. Перед войной помимо истфака здесь размещались географический, философский, экономический факультеты университета и поликлиника. И вот в таком огромном здании надо было развернуть большой эвакуационный госпиталь. В пять дней! Казалось, это выходит за пределы реальных возможностей. Все работали круглосуточно. Днем и ночью. Сон накоротке, еда ...
Биографии
Война – это травматическая эпидемия. Обустройство военного госпиталя в Ленинграде
Иностранные языки и лингвистика
«Он делал лучшее из того, что мог»: метод Генриха Шлимана в изучении иностранных языков
Биографии
«Пришлось отдать карточки, чтобы маму закопали рядом с папой» – как дети хоронили родителей в блокадном Ленинграде
Биографии
А. С. Макаренко о восстановлении зданий, разрушенных во время революции
Биографии
Почему Джейн Остин приходилось уединяться, чтобы писать?
Биографии
«Больше я не борюсь ни за Справедливость, ни за Высшие Ценности»: воспоминания Николая Никулина
Биографии
«Пусть будет как будет»: противотанковые мины, гангрена и мед с маслом
Биографии
Пир во время чумы, или как проводили эстрадные концерты в концлагерях
Биографии
Юмор на войне: истории Юрия Никулина
Биографии
Одри Хепберн о потребности в родительской похвале
Биографии
«Пой со мной вместе, в горе надо петь» – Эдита Пьеха о детстве во время войны
Биографии
Страхи детей и страхи взрослых на Великой Отечественной войне
Биографии
«Для кино я не годился»: Юрий Никулин поступает во ВГИК после войны
Биографии
«Внутренняя эмиграция» как способ противостоять деградации на войне
Биографии
Отложенное спасение: почему лекарство от цинги так долго не применялось на практике?
Биографии
Плата за знания: Бестужевские курсы в конце своего пути