ДНЕВНИК ПЕДАГОГА. Запись #51: Зачем звать себя по имени?

0
Автор проекта: Надежда Братчикова7/25/2022

Лето 2022 года. Математический клуб «ЛИСА» на каникулах, некоторые дети в проекте «Читаем с детьми» читают книгу про Ходжу Насреддина, а я пишу новые программы на следующий учебный год и думаю о категории, к которой сложно подступиться – о наблюдении.

Для взрослых-то я уже давно написала славную статью про наблюдение в сборнике «1 000 техник организации интеллектуального труда». Но дети – не взрослые. Тем не менее, и им необходимо наблюдать. Как детям рассказать о наблюдении? Как научить детей наблюдать? Вот о чем я думаю этим летом. 

Сегодня поговорим о том, как перейти от рефлексии к наблюдениям.

Рефлексия в психологии – это мыслительный процесс, направленный на анализ, понимание, осознание себя (собственных действий, поведения, речи, опыта, чувств, состояний, способностей, характера, отношений и др.). Формирование рефлексии начинается в младшем школьном возрасте, а у подростков рефлексия – основной механизм регуляции поведения и личностного саморазвития.

Я надеюсь, что вы уже прочитали мою статью и мы можем говорить с вами на важную тему на одном языке.

ПЕРВЫЙ УРОВЕНЬ – рефлексия

Взрослые редко рефлексируют и часто не слушают себя. Они живут в социуме, ориентированы вовне и привычно выполняют положенные им действия. Когда дети вырастают, они становятся взрослыми.

Хорошо бы научить детей обращать на себя внимание. Каждый человек – это частичка мира, и он важен не только для других (как шестерёнка в социуме), но и для себя самого. Если вы обратили внимание на себя – вы обратили внимание и на свою жизнь. Как вообще понять, что вы живёте? Используйте рефлексию.

Приведу пример. В фильме «Главная роль» (который сейчас идёт в кинотеатрах) герой Антонио Бандераса исполняет актёрскую практику – зовёт себя по имени: «Феликс... Феликс! Феликс!! Феликс!!!». Зрители видят, что Бандерасу нравится выкрикивать имя своего героя, нравится слушать, как звучит его имя. Довольный, Бандерас уходит, сцена заканчивается.

Актёр выкрикивает своё имя → актёр смотрит на свою реакцию на действие → реакция на звучание своего имени приносит актёру удовольствие.

Антонио Бандерас в х/ф «Главная роль» (реж. М. Кон, Г. Дюпра, 2021)

С точки зрения рефлексии, это упражнение полезное. Когда человек выкрикивает своё имя, он обращает внимание на себя. Взрослые редко обращают внимание на себя (рефлексируют), редко учатся, мир для взрослых – привычный и известный. У взрослых всё не так, как у детей.

Представьте, что взрослый и ребёнок пришли в Эрмитаж.

• Взрослый прошёл сквозь залы, подтвердил свои знания, убедился, что он культурный человек, составил своё мнение, основанное на известном ему («Живо, жизненно, колорит хороший, много воздуха») – взрослый получил новые впечатления. 

Ребёнок увидел в Эрмитаже портрет дамы в парике неестественного цвета и это его потрясло, ведь волос такой формы и такого цвета не бывает! Ребёнок, конечно, пришёл в Эрмитаж не один, его привели родители. Внимательные родители, уводя ребёнка от картины, рассказали про давнишнюю моду, обратили внимание ребёнка на другие картины женщин и мужчин в париках, а потом вышли из Эрмитажа и повели ребёнка в магазин париков. Они обсудили всё, что смогли, отталкиваясь от внезапного интереса ребёнка. Знания и дополнительные впечатления посыпались на ребёнка как из ведра. Ребёнок потом расскажет всем, кому сможет, об Эрмитаже, о париках, о том, что мир велик и интересен.

В чем разница между впечатлением взрослого и ребёнка? 

Ребёнок получил впечатления и открыл для себя реально новый аспект жизни. Взрослый же получил впечатления и подтвердил свои знания, а может, что-то и узнал дополнительно к тому, что уже знал. Взрослый, в приведенном примере, получил эмоциональное и поверхностное впечатление, ребёнок получил впечатление глубокое и развивающее.

Что сделать, чтобы и взрослый получил глубокое впечатление? Необходима, как минимум, рефлексия, которой так редко пользуются взрослые. 

Представьте, что взрослый пришел в Эрмитаж и у него есть возможность выкрикнуть своё имя на Иорданской лестнице. Взрослый бы обратил на себя внимание (не только на Иорданскую лестницу, но и на себя на этой лестнице) и мог бы получить удовольствие от того, что стоит в таком красивом месте. Мог бы, дополнительно. осмотреться вокруг и заглянуть в лица скульптурам. Его впечатления о посещении Эрмитажа были бы не только об Эрмитаже, но и о себе в новых условиях. Впечатления могли бы быть иными.

Иорданская лестница в Эрмитаже. Фото: northern-empire.com

Повторим упражнение: несколько раз выкрикните своё имя → обратите внимание на себя, на звук голоса, на своё имя → получите удовольствие от того, что вы сделали то, чего никогда не делали, от новых впечатлений и от того, что ваше имя звучит громко и ясно.

Позвав себя по имени, вы решили задачу самодиагностики (задача механическая, компьютер при включении тоже делает самодиагностику – обращает внимание на себя и диагностирует правильно ли он включился). 

Техник, которые позволяют включать рефлексию и самодиагностику, множество (не только выкрикивать своё имя). Однако не такое это простое дело – держать себя в своём фокусе внимания.

В следующем примере Пётр Успенский в 1915 году тренировал рефлексию и старательно держал внимание на себе. Он «прикладывал» к рефлексии мощное волевое усилие, описывая, как идёт по улице (иду по улице → сворачиваю на улицу → захожу в лавку → …). Это упражнение, как и выкрикивание своего имени, тоже позволяет включить рефлексию и обратить внимание на себя. 

Держать фокус внимания на себе сложно. И необычно. Вы же не каждый день кричите своё имя? Вы же не каждый день описываете, как идёте по улице?

ПРИМЕР. «Как-то раз я шел по Литейному проспекту к Невскому и, несмотря на все усилия, не мог сосредоточиться на вспоминании себя. Шум, движение – все отвлекало меня; ежеминутно я терял нить внимания, находил ее и вновь терял. 

Наконец я почувствовал своеобразное комическое раздражение к самому себе и свернул на улицу влево, твердо решив удерживать внимание на том, что я должен вспомнить себя, хотя бы до тех пор, пока не дойду до следующей улицы. Я дошел до Надеждинской, не теряя нити внимания, разве только упуская ее на короткие мгновения; потом снова повернул к Невскому. Я понял, что на этих тихих улицах мне легче не отвлекаться от линии мысли, и поэтому решил испытать себя на более шумных. Я дошел до Невского, все еще помня себя, и начал испытывать состояние внутреннего мира и доверия, которое приходит после больших усилий подобного рода. Сразу же за углом на Невском находилась табачная лавка, где для меня готовили папиросы. Продолжая помнить себя, я зашел туда и сделал заказ.

Через два часа я пробудился на Таврической, то есть далеко от первоначального места. Я ехал на извозчике в типографию».

Источник: А. Б. Ровнер. Гурджиев и Успенский. – М.: АСТ, 2019. – С. 306.

Важно: рефлексируем ≠ наблюдаем. 

Практика рефлексии – не про наблюдение, хотя и помогает формировать наблюдателя (напоминаю, что и про наблюдение, и про наблюдателя, и про многое другое, связанное с наблюдением, можно прочитать в моей статье). 

Выполняя такого рода упражнения, мы будто «раскачиваем лодку». Чуть-чуть обратили внимание на себя. Потом ещё чуть-чуть. Потом подольше, в надежде, что в какой-то момент количественные изменения перейдут в качественные и лодка опрокинется, а наблюдатель сформируется.

То есть, рефлексия – это хорошо, упражнений на рефлексию можно подобрать много, и обязательно покричите своё имя, чтобы обратить на себя внимание. Попробуйте, не отлынивайте. 

Я тоже покричала. Нельзя же просто теоретизировать. Мы не про современные открытия абстрактной математики говорим, а про воспитание детей. Если вы думаете, что можно просто так рассуждать о воспитании и обучении, а дети будут воспитываться и обучаться, то вот вам притча с прозрачным смыслом.

ПРИМЕР. «Жил-был мудрец. Люди со всей округи приходили к нему, чтобы услышать мудрые слова. Однажды к мудрецу пришла женщина и привела за руку мальчика. Она сказала: 
— Ребёнок не слушается меня и ест слишком много сахара! Пожалуйста, скажите ему, что это нехорошо. Он послушается, потому что очень Вас уважает.

Мудрец посмотрел на ребенка и ответил:
— Приходите через три недели.

Женщина удивилась: зачем нужно столько времени ждать, нельзя, что ли, сразу сказать? Но послушно увела мальчика и вернулась с ним через три недели. Мудрец посмотрел на ребенка и сказал ему: 
— Послушай мой совет: не ешь много сахара, это вредно для здоровья. 

Мальчик ответил:
— Хорошо, раз Вы говорите это, я не буду больше есть так много сахара.

Женщина попросила ребёнка подождать на улице, а сама обратилась к мудрецу с волнующим вопросом: почему мудрец в первый раз не мог дать наставление? Зачем было ждать три недели?

Мудрец ответил:
— Когда я услышал Вашу просьбу, я понял, что сам ем слишком много сахара и не могу научить тому, чего не умею сам. Прежде чем советовать мальчику не есть много сахара, я сначала сам избавился от этой слабости».

Теперь перейдём от рефлексии к наблюдению себя.

ВТОРОЙ УРОВЕНЬ – наблюдатель онлайн

Выкрикните своё имя, включите рефлексию, и вы получите удовольствие от необычного впечатления (не каждый день выкрикиваешь своё имя).

Однако рефлексия – это ещё не наблюдение. Наблюдатель в процессе рефлексии есть, однако наблюдателя, который завязан на рефлексии, нельзя в полной мере назвать наблюдателем – это «нулевой» наблюдатель. Скорее, это смотритель или соглядатай

Можно ли докрутить упражнение и превратить его в упражнение, полезное для наблюдения себя? Можно. Прочитаем начало дзенской притчи, в которой монах обращается к себе по имени.

ПРИМЕР. «Был такой Мастер Бокудзю. Он жил в пещере и в течение дня или даже ночи говорил вслух: ”Бокудзю?”, а затем сам отвечал: ”Я здесь”.

Ученики тихонько смеялись над ним».
>>> (продолжение – дальше)

В притче монах не просто зовёт себя по имени, не только слушает звучание голоса и получает удовольствие от произнесения своего имени, он ещё и отвечает себе: «Я здесь». 

Имя монаха – это не просто звук, это вопрос. Монах ищет себя – монах обнаруживает себя («Бокудзю?» – «Я здесь»).

Если на первом безответном уровне рефлексия включалась после выкрикивания имени, то на втором уровне (вопрос – ответ) сначала срабатывает наблюдатель (вы говорите «я здесь», и наблюдатель начинает искать, кто за вас говорит) и только потом включается рефлексия с вопросом: «Что это было такое?» – рефлексия за наблюдателем не успевает.

На первом уровне упражнение представляет поверхностную форму понимания происходящего, на втором – глубинную форму.

Приведу пример. Представьте урок геометрии и двух семиклассников, которые вышли к доске, чтобы доказать теорему.

• Один семиклассник зазубрил доказательство и теперь рассказывает его громко, ясно, наслаждаясь своим голосом. 

• Другой семиклассник разобрался и понял доказательство. Каждое произнесенное им слово будет звучать громко или не громко, звучно или не звучно, и это будет неважно, потому что главное в порядке произнесенных слов будет не звук и не стать, а логическая форма, порядок рассуждений. Тезисы семиклассника будут сплетаться в паутину смыслов, сложенных из пройденных теорем и допущений, чтобы прийти к однозначному «что и требовалось доказать».

Докажут теорему оба семиклассника, оба получат отличные оценки. Однако, делать и делать, понимая, что и зачем ты делаешь, – это разная работа.

Ребенок на проекте «Фотографии в лужах» – понимает, что и зачем он делает

Если вы просто выкрикиваете своё имя – вы получаете необычное впечатление.

Если вы начинаете отвечать себе: «Я здесь», – вы мобилизуете онлайн-наблюдателя. Ваш наблюдатель будет стараться понять «кто здесь?», «кто отвечает?». 

Если мы говорим, что надо учиться наблюдать, → то мы говорим про то, что необходимо формировать наблюдателя, который должен постоянно присутствовать в ситуациях, которые с вами случаются (наблюдатель в режиме онлайн). 

Это необычный режим, новый, ему надо обучаться. Взрослые учиться не любят, а тут придётся. Вы отвечаете: «Я здесь», – а наблюдатель старается понять, откуда у вас взялся стимул ответить на этот вопрос и что произошло после ответа на этот вопрос. Вы обучаетесь и адаптируетесь к присутствию онлайн-наблюдателя. Это совершенно иная техника, чем на первом уровне. 

Упражнение первого уровня вам быстро надоест – крикните пару раз, на третий раз скучно станет. 

Упражнение второго уровня займёт вас надолго – наблюдатель начнёт работать и зело озадачится. Отвечая на вопрос, вы будете представлять, что вы делаете и для чего выкрикиваете, на что обращать внимание. Суть наблюдения себя: вы делаете что-то, что пытаетесь понять, исследуете и обучаетесь.

Наблюдатель фиксирует факты, а потом пытается их проанализировать и отреагировать. 

Сначала – фиксация ситуации (безоценочный фоновый процесс; наблюдатель фиксирует события, требующие последующего разбора). Потом – анализ (обработка ранее зафиксированных событий в специально отведенная на анализ время – вот что что я делал в той ситуации, а надо было делать вот так). В конце – реакция (использование результатов анализа для обучения: в следующий раз буду делать иначе).

ТРЕТИЙ УРОВЕНЬ – интеграция наблюдателя

Прочитаем целую притчу о монахе, который звал себя по имени.

ПРИМЕР. «Был такой Мастер Бокудзю. Он жил в пещере и в течение дня или даже ночи говорил вслух: ”Бокудзю?”, а затем сам отвечал: ”Я здесь”.

Ученики тихонько смеялись над ним.

В последние годы жизни он уже не звал себя по имени. Ученики как-то спросили его:
— Почему ты перестал это делать? 

И он ответил:
— Раньше я терял себя, поэтому спрашивал, но теперь в этом нет необходимости. Бокудзю всегда здесь».

Первый уровень: Полезно включить рефлексию (можно позвать себя по имени и услышать звук голоса), чтобы получить новые впечатления.

Второй уровень: Полезно сформировать онлайн-наблюдателя (можно позвать себя по имени и ответить себе на свой вопрос), который занимается фиксацией, анализом и обучением.

Последний, третий уровень: Процесс наблюдения интегрируется в жизнь человека. 

Теперь вы сами – наблюдатель, никакого дополнительного наблюдателя нет («Бокудзю всегда здесь»). Тот, на втором уровне тренированный, наблюдатель остаётся в режиме ожидания, в режиме «standby» (ноутбук вы купили, включили и не выключаете, он всегда в режиме ожидания – ждёт, когда вы его включите, и засыпает, если им не пользуются). Теперь процесс наблюдения интегрирован в жизнь и наблюдателя нет. Есть его незримое невесомое присутствие, которое никак не проявляется, и остаётся только суть наблюдателя. Возникает ситуация – выскакивает наблюдатель с нужными качествами. 

Когда монах кричал своё имя и отвечал себе: «Я здесь», – это срабатывала рефлексия и формировался онлайн-наблюдатель. Когда монах перестал кричать и сказал, что он «всегда здесь» – он перешел от рефлексии к пониманию механизмов наблюдателя, к интеграции наблюдателя в свою жизнь. 

Количество и качество работы на первых двух уровнях может привести к тому, что наблюдение станет повседневностью, наблюдатель станет функцией личности.

С точки зрения третьего уровня, с точки зрения интегрированного процесса наблюдения, только кричать себя по имени – мало полезно. Это всего лишь фиксация внимания на реакциях, обращение внимания внутрь себя. Когда вы просто кричите своё имя и не представляете, зачем это делать, не представляете продолжения, вы будто просто подсмотрели форму, но не наполнили её содержанием.

Назвав себя наблюдателем, вы не наблюдаете, а остаётесь на уровне рефлексии. Надев желтый халат, вы не становитесь буддийским монахом. Назвав себя главредом, вы не станете Анатолием Александровичем Рыжачковым.

Давайте повторим:

Как перейти от рефлексии к наблюдениям, выкрикивая своё имя

1. Обратите внимание на себя (рефлексия): несколько раз выкрикните своё имя → обратите внимание на себя, на звук голоса, на своё имя → получите удовольствие от того, что вы сделали то, что никогда не делали, от новых впечатлений и от того, что ваше имя звучит громко и ясно.

2. Начните наблюдать за собой (формируйте онлайн-наблюдателя): выкрикните своё имя → ответьте себе: «Яя здесь» → сработает наблюдатель (будет искать, кто за вас ответил) → включится рефлексия («что это было такое?») 

3. Интегрируйте наблюдения в свою жизнь, в свою личность (интеграция наблюдателя). Упражнений нет – это результат работы первых двух уровней.

Следующая статья
Livrezon-технологии
50 признаков НЕуспешного автора: как издательство «LIVREZON» оценивает потенциальных авторов
Материал построен на анализе статистики работы и поведения потенциальных авторов издательства «LIVREZON» за последние четыре года в рамках коллективного и индивидуального взаимодействия. Впервые доклад был прочитан на 50-й конференции «Стратегии Творчества»: Задача материала состоит не в том, чтобы кого-то обвинить – но в том, чтобы:  а) дать будущим авторам памятку, как НЕ надо себя вести, если вы хотите написать интеллектуальную книгу (и как не следует себя вести в интеллектуальных сообществах вообще);  б) предостав...
Livrezon-технологии
50 признаков НЕуспешного автора: как издательство «LIVREZON» оценивает потенциальных авторов
Livrezon-технологии
Ученики плохо выполняют домашнее задание. Как быть? Статья Игоря Перунова
Livrezon-технологии
Математика как образец для других наук: ошибочные аналогии. Статья Дмитрия Матвеева
Livrezon-технологии
Музыка и звук в видеоиграх: функции и приемы
Livrezon-технологии
Как сделать то, чего делать нельзя? Сергей Резников о социальных запретах
Livrezon-технологии
GABRIEL TARDE. The Laws of Imitation. Summary by Dmitry Matveev
Livrezon-технологии
Учитель и травля в классе: один в поле не воин. Кто поможет?
Livrezon-технологии
ДНЕВНИК ПЕДАГОГА. Запись #50: Читаем БЕЗ детей
Livrezon-технологии
LivreLady: бизнес-решения для женского движения
Livrezon-технологии
Запись #45. Разбор статьи «Игра в мяч – взгляд непрофессионала», часть 2
Livrezon-технологии
«Наши поступки – галантны, а поведение других – блудливо», или как научиться мыслить беспристрастно
Livrezon-технологии
ДНЕВНИК ПЕДАГОГА. Запись #52: Как я написала статью
Livrezon-технологии
Прием «инверсия» как элемент культуры / СТРАТЕГИИ ТВОРЧЕСТВА – 50
Livrezon-технологии
Как создать собственный жанр?
Livrezon-технологии
Как окружение мешает интеллектуалу? 6 типов негативных воздействий