Елизавета II и удовольствие заставить министров врасплох

0
Фрагмент нашла: Виктория Матущенко9/8/2022

Одно из главных удовольствий для Елизаветы состоит в том, чтобы попытаться застать врасплох своих ми­нистров, проверить, внимательно ли они прочитали все государственные депеши. Колвилл рассказал, какую досаду испытал Черчилль, застигнутый, так сказать, на месте преступления: «Я получил чрезвычайно важную телеграмму от нашего посла в Багдаде... Я положил ее поверх стопки всех бумаг в чемоданчик Уинстона и приложил к ней небольшую записочку... Но он отложил все дела, сказав мне: «‎Принесите мне все это в субботу или в воскресенье. Сейчас это займет слишком много времени». Я опять попытался в течение уик-энда заста­вить его прочитать эту телеграмму, но у него были дру­гие дела. И вот во вторник во время аудиенции Ее Вели­чество спрашивает: «‎Что вы думаете о той чрезвычайно интересной телеграмме, что пришла из Багдада?» Он был вынужден признать, что не читал ее. Он вернулся просто в бешенстве. Ведь королева поймала его на ошибке.

В одном из министерств правительственный чинов­ник, составляющий официальные бумаги, допустил однажды серьезную ошибку, которую его непосредствен­ный начальник, заместитель министра, а затем и министр пропустили. И только когда документ дошел до королевы, которая должна была его парафировать, ошибка была обнаружена и исправлена. Означенный документ был возвращен в министерство с собствен­норучной правкой Ее Величества.

Гарольд Вильсон тоже несколько раз попадал в затруднительное положение. «Очень интересна эта ваша идея возвести новый город в районе Блетчли», — как бы между прочим заметила королева во время одной из аудиенций. Премьер-министр побледнел как полот­но. Он тогда впервые услышал о проекте создания го­рода, сегодня известного под названием Мильтон.

Королева Елизавета II (1926-2022)

Кейнз, в Бакингемшире. Этот проект был изложен в докладе одного из правительственных комитетов, королева уже успела его изучить, а Вильсон рассчитывал прочесть только в следующий уик-энд. «Я советую мое­му преемнику хорошо исполнять свои обязанности, — сказал он двенадцать лет спустя в речи, в которой объявил о своей отставке, и шутливо добавил: — А также знакомиться со всеми депешами и всеми докладами прежде, чем отправиться на аудиенцию к королеве, а не откладывать их на уик-энд, иначе он будет чувствовать себя как ученик, не выучивший урок».

Один журналист написал, что «спокойный, но про­ницательный взор» королевы будто бы говорит: «Я сде­лала все от меня зависящее, а вы?» Тщательность, с ко­торой она читает документы, а также ее природное внимание делают королеву необычайно тонкой и чут­кой зрительницей, наблюдающей за всем, что проис­ходит на политической, управленческой и социальной сценах». [….]

Надо учитывать, что это не простая формальность. Аудиенция продолжается больше часа, и премьер-министр очень заинтересован в том, чтобы полностью владеть информацией, содержащейся в его досье, в том, чтобы быть хорошо подготовленным к этой бесе­де. Как правило, премьер-министры всегда признава­ли, что Елизавета превосходно знала содержание доку­ментов, находившихся в папках; они также признавали тот факт, что у нее есть особый дар слушать и пони­мать. После этих аудиенций они выходили усталые, в изнеможении, «выжатые как лимон». Обычно премь­ер-министр передает личному секретарю королевы список тем, так сказать, стоящих на повестке дня, но частенько беседа сворачивает на иные, самые разнооб­разные общие темы». […]

Здесь всегда со всеми обращались одинаково, но каж­дый при этом думал, что его принимают все же более приветливо и сердечно, чем других. Я не думаю, что это правда, ибо королева всегда верна себе. Она каждого принимает очень любезно и радушно, но однако же никому не становится другом. Обстановка там очень и очень сердечная. И все премьер-министры в равной мере находили понимание в проблемах, стоявших пе­ред ними, хотя королева и не разделяет взглядов мно­гих из них, ведь она вне политики. Я думаю, что она их оценивает, Но не всегда высказывает свое мнение. Она слушает. У нее, несомненно, великолепная интуиция, но я очень редко слышал, чтобы она сказала: «‎Почему вы не делаете то или это?» Она держится очень ровно, даже отстраненно, но, с другой стороны, очень интере­суется политикой: «‎Кто идет вверх? Кто теряет ско­рость?» Однако она мало интересуется проблемами учетной ставки!

Все же Джеймс Каллаган не может не отметить: «Все ее знания базируются на сведениях, полученных извне. У нее довольно мало опыта и знаний, приобретенных, так сказать, напрямую, за исключением одной области, а именно выращивания лошадей и бегов. Она часто мо­жет повторить вам то, что кто-то сказал ей по какому- либо поводу или на какую-то тему. Это ее способ судить по данному поводу или относительно данной темы. Она не может иметь личное мнение, не может выска­зывать собственную точку зрения.

Источник: Б. Мейер-Стабли. Повседневная жизнь Букингемского дворца при Ели­завете II. / Пер. с фр. Ю. М. Ро­зенберг. – М.: Молодая гвардия, 2007. – С. 39-49, 53-54, 58.

ЧТО ТАКОЕ БАЗА ЗНАНИЙ?

Концентрированная книга издательства LIVREZON складывается из сотен и тысяч проанализированных источников литературы и масс-медиа. Авторы скрупулёзно изучают книги, статьи, видео, интервью и делятся полезными материалами, формируя коллективную Базу знаний. 

Пример – это фактурная единица информации: небанальное воспроизводимое преобразование, которое используется в исследовании. Увы, найти его непросто. С 2017 года наш Клуб авторов собрал более 80 тысяч примеров. Часть из них мы ежедневно публикуем здесь. 

Каждый фрагмент Базы знаний относится к одной или нескольким категориям и обладает точной ссылкой на первоисточник. Продолжите читать материалы по теме или найдите книгу, чтобы изучить её самостоятельно.  

📎 База знаний издательства LIVREZON – только полезные материалы.

Следующая статья
Биографии
Скачки и коневодство – психотерапия для королевы Елизаветы II
И все же самая главная страсть Елизаветы – не собаки, а коневодство. Это хобби она унаследовала от своего дела Георга V, который в свое время назвал гнедую кобылу Лилибет именем любимой внучки. Сандрингэмский конюший вспоминал: «Я не знаю другого такого человека, который столь живо интересовался бы всем, связанным с лошадьми – не только скачками, но и коневодством, и воспитанием жеребят». Скачки и коневодство – отличное психотерапевтическое средство, помогающее забыть о стрессе повседневной жизни. Ведь даже по воскресеньям при королеве состоит личный секр...
Биографии
Скачки и коневодство – психотерапия для королевы Елизаветы II
Биографии
Почему Елизавета II не меняла свой имидж?
Биографии
«Жизнь есть только в работе»: режим писательницы Патрисии Хайсмит
Биографии
Последние работы Михаила Врубеля: портрет В. Брюсова и «Видение пророка Иезекииля»
Биографии
«Бабский коллектив» – история единственного в России женского струнного оркестра
Биографии
«Никто не вернулся таким же, каким ушел»: Маргарет Тэтчер о пришедших со Второй мировой
Биографии
«Я вечно спешу приняться за дело», – распорядок дня Симоны де Бовуар
Биографии
Как Елизавета II разделяла роли королевы, жены и матери?
Биографии
Приемы королевы Елизаветы II: как ей удавалось подолгу оставаться на ногах и не уставать?
Биографии
Чего стоит улыбка королевы Елизаветы II?
Биографии
Метаморфозы и превращения в доме юного К. С. Станиславского
Биографии
Отдых во время боя – рестлер Роузи Ронда
Биографии
Первая встреча Филиппа, племянника лорда Маунтбеттена, и юной принцессы Лилибет
Биографии
«Королева даже бровью не повела» – модели поведения Елизаветы II
Биографии
Лечение на месте: как была организована работа военного госпиталя в блокадном Ленинграде