Если страшно маме и папе, то ребенку страшнее в 10 раз

0
Крылова Маргарита Геннадьевна3/3/2022

Помощь детям – это отдельная работа в чрезвычайных ситуациях. В МЧС нет специальных детских психологов, специалисты могут работать абсолютно со всеми. Чем меньше ребенок, тем больше особенностей в этой работе. Совсем маленькие дети дошкольники, младшие школьники – очень ориентированы на взрослых, особенно на родителей. Если родитель сохраняет спокойствие, благоразумие, говорит, что он рядом и поможет, ребенок не будет пугаться и паниковать. А если взрослые теряют над собой контроль, то он эмоционально подключается к этому состоянию. Если страшно маме и папе, то ребенку страшнее в десять раз, потому что мама и папа – его опора, незыблемый мир. Психологи всегда говорят родителям: «Будьте рядом и демонстрируйте уверенность, и с ребенком будет все в порядке».

На одной ЧС было очень тяжелое массовое опознание. Одного человека мы никак не могли найти – ни среди живых, ни среди погибших. А пока тело не найдено, есть надежда, что человек жив. Все его родные находились на взводе, потому что это были долгие эмоциональные качели – от полного отчаяния до зыбкой надежды. 

Жена пропавшего была в тяжелейшем состоянии – кричала, плакала, злилась. Я обратила внимание, что она то и дело говорит с кем-то по телефону, причем с каждым разом все более раздраженным, резким голосом. Я спросила: «Кто это вам звонил?» Она нервно ответила: «Да шестилетний сын звонит и звонит без конца, достал уже!» 

«А с кем он сейчас дома?» – «Один». Мне стало не по себе. Дальше она сказала то, что нельзя было оставить без внимания: «Сбылась его мечта. Нет у нас больше папки. Так ему и скажу». – «А почему вы считаете, что он об этом мечтал?» – «У нас отец был строгий. Недавно отругал его, а он и говорит: ты злой, лучше бы тебя с нами вообще не было. Вот я ему и скажу». 

Я понимала, что она не в состоянии что-то слышать, она в остром горе. И все же я попыталась до нее достучаться и спросила: «А вы действительно считаете, что ваш муж погиб, потому что сын этого хотел?» Женщина даже вздрогнула: «Нет, конечно!» – «А тогда зачем вы хотите это сказать?» – «А что, не надо?» И тогда я произнесла то, что так необходимо было донести до этой женщины: «Понимаете, вы его мама, он вам поверит безоговорочно. И как ему дальше жить?» – «Да я просто так хотела…» – «Вы же понимаете, почему он так говорил?» – «Ну да, он любил отца, ну да, обиделся».

Стало ясно, что женщина в состоянии понять, что происходит, и я продолжила: «А как вы думаете, почему он так часто звонит? Он же сейчас там один, и ему очень страшно, он не знает, что происходит. Он хочет знать, что опора еще есть, он за вас цепляется эмоционально: „Мама, скажи, что ты есть, что ты меня любишь!“».

Женщина выслушала меня и заплакала.

Источник: Пыжьянова Л. Разделяя боль. Опыт психолога МЧС, который пригодится каждому. – М.: Никея, 2020. – С. 45. 

Редакция будет рада вашим примерам по теме. 
Присылайте материалы на info@livrezon.ru, и мы опубликуем их в нашей Базе знаний

ЧТО ТАКОЕ БАЗА ЗНАНИЙ?

Концентрированная книга издательства LIVREZON складывается из сотен и тысяч проанализированных источников литературы и масс-медиа. Авторы скрупулёзно изучают книги, статьи, видео, интервью и делятся полезными материалами, формируя коллективную Базу знаний. 

Пример – это фактурная единица информации: небанальное воспроизводимое преобразование, которое используется в исследовании. Увы, найти его непросто. С 2017 года наш Клуб авторов собрал более 80 тысяч примеров. Часть из них мы ежедневно публикуем здесь. 

Каждый фрагмент Базы знаний относится к одной или нескольким категориям и обладает точной ссылкой на первоисточник. Продолжите читать материалы по теме или найдите книгу, чтобы изучить её самостоятельно.  

📎 База знаний издательства LIVREZON – только полезные материалы.

Следующая статья
Психология и психофизиология
Александр Щербаков о том, как не нужно бороться с выгоранием
Синдром эмоционального выгорания официально стал медицинским диагнозом, когда в 2019 году Всемирная организация здравоохранения включила его в международный классификатор болезней. Александр Щербаков несколько лет изучает выгорание в интеллектуальных профессиях, и этот доклад – краткий обзор на промежуточные результаты исследования, подробно описанные в первой части его книги «Избежать выгорания».  Что такое АНТИ-стратегии? Книга начинается с разбора распространенных ошибочных с...
Психология и психофизиология
Александр Щербаков о том, как не нужно бороться с выгоранием
Психология и психофизиология
Не спрашивай о войне: посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) у ветеранов боевых действий
Гуманитарные науки
«Ваш Король и Страна призывают вас», – как государства объединяют общество вокруг войны?
Гуманитарные науки
Каждая война должна выглядеть оборонительной войной против злого, кровожадного агрессора
Гуманитарные науки
Пропаганда – механизм широкомасштабного внушения взглядов
Гуманитарные науки
«Писать-то я пишу, но пусть, подлецы, не хвастают, что я перешел на сторону красных» – журналисты нескончаемого кризиса
Гуманитарные науки
«Австрию и Францию победил школьный учитель», или почему в конечном счете превыше всего – образование
Биографии
«Все на борьбу с рахитом», «Долой саботажников» и другие кампании геббельсовской пропаганды
Психология и психофизиология
Александр Кузнецов о том, как высыпаться с помощью света
Биографии
«Города можно не только отстраивать заново, но и совсем не так, как в прошлом...»
Гуманитарные науки
Колорадский жук: биологическое оружие в борьбе с советским режимом
Биографии
Зверства Бухенвальда под предводительством четы Кох
Гуманитарные науки
Джордж Буш-младший и «война с существительными»: бедность, наркотики и терроризм
Гуманитарные науки
Тамара Эйдельман: «Если вдуматься, то мы все мигранты или потомки мигрантов»
Психология и психофизиология
Как избирательное внимание мешает нам объективно воспринимать ситуацию?
Гуманитарные науки
Альберт Швейцер: национализм, культура и история