Фактчекинг в тексте: что и как проверять? Приём «Конкретизация»

0
Фрагмент нашел Марат Каюмов, литературный редактор7/3/2024

...надо уметь читать так, чтобы факты не ускользали от редакторского взора, а для этого сделать объектом своих мыслительных действий те элементы текста, в которых ошибки допускаются чаще всего. Это:

  • не конкретизированные в тексте положения;
  • числа;
  • единицы величин;
  • даты;
  • фамилии, имена;
  • названия;
  • термины;
  • географические сведения;
  • решающие для передачи смысла или оттенка смысла слова;
  • подписи к иллюстрациям;
  • всякого рода ссылки;
  • цитаты;
  • упоминания о, казалось бы, общеизвестных событиях.

Если редактор будет относиться к этим элементам как к таким, в которых почти наверняка допущена ошибка, то благодаря установке на вероятность ошибки он станет активно искать ее, стараться с разных сторон проверить справедливость авторского утверждения, использовать разные приемы, помогающие вскрывать фактические недочеты текста. Вопросы:

  • А так ли это на самом деле?
  • А нет ли фактов, противоречащих утверждению автора?
  • А совпадает ли сообщение о факте с самим фактом? – редактор, который заботится о фактической достоверности текста, задает постоянно.

[...]

11.6.1. Конкретизация общих положений и уточнение неопределенных

Общие неконкретизированные положения, опирающиеся лишь на часть фактов. Мысленно конкретизируя общее не конкретизированное положение (правило, рекомендацию и т.п.), подбирая разные случаи его применения, редактор либо убеждается в его справедливости, либо находит в нем погрешности.

Например, автор, не приводя примеров, рекомендует:

Если в таблице имеются повторяющиеся элементы, то их следует выносить в головку таблицы.

Охватывает ли такая рекомендация все случаи? Всегда ли она справедлива? Эти вопросы, требующие конкретизации, естественны для редактора, склонного считать, что в каждой рекомендации автора не исключена ошибка, более того, он наверняка ее допустил.

Прочитав фразу, редактор мысленно представит себе таблицу с повторяющимися элементами. Вот они в графе, например одна и та же единица длины (м, км), которую, конечно же, целесообразно не повторять у каждого числа, а перенести в заголовок графы – головку. А вот та же единица длины у каждого числа в табличной строке. Как быть в этом случае? В головку эту единицу не перенесешь. Ее выносят в заголовок этой строки в боковике таблицы. Но тогда рекомендация как всеобщая сформулирована неточно. Надо исправить одним из двух возможных способов:

1) Если в графе таблицы у каждого или у большинства членов колонки повторяется один и тот же элемент, то его следует выносить в головку таблицы (здесь учтены и другие неточности, которые из экономии места не комментируются).

2) Если в графе или строке таблицы у каждого члена ряда повторяется один и тот же элемент, то его следует вынести в головку (из графы) или в боковик (из строки).

[...]

Итак, суть приема конкретизации – в подыскивании противоречащих утверждению в тексте фактов. Находятся они – автору нужно еще потрудиться над текстом. Нет их оснований для беспокойства за достоверность выдвинутого автором положения, естественно, меньше.

[...] 

Прием конкретизации полезен для выявления хронологической или количественной неопределенности в тексте.

Хронологическая неопределенность. В текстах то и дело встречаются расплывчатые, приблизительные указания на время действия (в настоящее время; недавно, в ближайшее время; в прошлом году, в последнее время и т.п.). По таким указаниям читатель не может судить, какое время имеет в виду автор. Редактор обычно не может сам их конкретизировать. Но своими вопросами к автору он заставит его конкретизировать подобные указания.

Когда автор в книге пишет: В прошлом году... – то редактор не должен пропустить это выражение, не спросив себя, а затем и автора, какой именно год имеется в виду. Между тем временем, когда автор написал фразу с таким указанием времени события, и тем временем, в какое ее читает редактор или в какое будет выпущено издание, может пройти не один год. Не говоря уже о том, что книга также живет не один год, и читатель, открывший ее через несколько лет после года, в который она была написана автором, будет введен в заблуждение этим прошлым годом.

Можно ли, например, читателю книги А.Я.Гуревича «История историка» (М., 2004) судить о дате кончины историка С. Д. Сказкина, которую автор указал в такой форме:

Он [С. Д. Сказкин] скончался в апреле этого года на 83-м году... (с. 40).

Редактор обязан был спросить автора: «Какого этого года?... Можно предположить, что это был год, в который А. Я. Гуревич писал или произносил эти строки своей книги. Несмотря на то что в предисловии автор сообщает: «...зимой 1999 года я предложил участникам моего семинара прослушать мои устные мемуары...», это не дает возможности определить, в апреле какого года скончался С. Д. Сказкин. Слушателям семинара это было понятно, а читателю книги в 2004 году и тем более в последующие годы это недоступно. Да и сама дата зимой 1999 года расплывчата, поскольку зима – период не одного года, а двух лет: декабря 1999-го и января – февраля 2000 года. Да и нужно ли заставлять читателя проделывать исследовательскую работу – возвращаться к предисловию, если он запомнил, что там автор упомянул дату создания им мемуаров, теряя время, или справляться в справочном издании, когда же скончался С.Д.Сказкин. Ведь можно было попросить автора написать не в апреле этого года, а в апреле 1999 года... – и всё разрешилось бы очень просто. Правда, энциклопедия сообщает, что С.Д.Сказкин умер в 1973 году. Так что неопределенность даты и необходимость ее уточнить вынудила бы редактора предотвратить фактическую ошибку автора.

Числовая неопределенность. Чаще всего она возникает из-за многозначности предлога до перед числом. Например, в газетном отчете сообщается:

...за прошлый год компания снизила долю краткосрочных долгов в общей структуре долга до 33,7%, а доля долгосрочных долгов выросла до 30,9 %, или почти в три раза.

Точно понять эти относительные количественные данные довольно трудно. Если доля долгосрочных долгов в общей структуре выросла почти в три раза, а ее рост составил 30,9%, то доля эта выросла не до 30,9%, а на 30,9%. Поэтому нельзя не спросить: «А доля краткосрочных долгов снизилась до или на 33,7 %». Вероятно, все же, что эта доля составляла более 33,7%, и тогда действительно снизилась до 33,7%, но, учитывая, что такая путаница в финансово-экономических текстах вовсе не редкость, полностью быть уверенным в верности этого предположения никак нельзя. Впрочем, еще менее вероятно, что доля была снижена втрое. Но зачем, собственно, нам и читателю гадать? Не лучше ли, зная многозначность предлога до в таких случаях, изменить текст, сняв количественную неопределенность. Например:

...за прошлый год компания снизила долю краткосрочных долгов, которая составила в общей структуре долга 33,7%, а доля долгосрочных долгов выросла в три раза, составив в общей структуре 30,9%.

[...]

Еще один вид количественной неопределенности: автор указывает, как изменилось производство продукции в целом, не уточняя, к какой именно величине эти изменения относятся. Например, автор пишет:

20% мировой книжной продукции составляют издания в мягких обложках.

Редактор ради устранения такой неопределенности обязан спросить у автора: «20% по тиражу, или по числу изданий, или по листажу? Это ведь всё разные данные». После уточнения читатель получит ясное представление об изменении структуры мировой книжной продукции по внешнему оформлению книг.

Источник: А. Е. Мильчин. Методика редактирования текста. – 3-е издание, перераб. и доп. – М.: Логос, 2005. – С. 240-246.

ЧТО ТАКОЕ БАЗА ЗНАНИЙ?

Концентрированная книга издательства LIVREZON складывается из сотен и тысяч проанализированных источников литературы и масс-медиа. Авторы скрупулёзно изучают книги, статьи, видео, интервью и делятся полезными материалами, формируя коллективную Базу знаний. 

Пример – это фактурная единица информации: небанальное воспроизводимое преобразование, которое используется в исследовании. Увы, найти его непросто. С 2017 года наш Клуб авторов собрал более 80 тысяч примеров. Часть из них мы ежедневно публикуем здесь. 

Каждый фрагмент Базы знаний относится к одной или нескольким категориям и обладает точной ссылкой на первоисточник. Продолжите читать материалы по теме или найдите книгу, чтобы изучить её самостоятельно.  

📎 База знаний издательства LIVREZON – только полезные материалы.

Следующая статья
Livrezon-технологии
Как обстановка помогает в работе: писательские приёмы Чарльза Диккенса
В июне 1846 года в Лозанну, Швейцария, прибыла коробка, адресованная Чарльзу Диккенсу. В ней находился эклектичный набор статуэток: две бронзовые жабы, застывшие в конце кульминационной схватки на мечах; эксцентричный продавец собак, окруженный своими щенками, также выполненными из бронзы; и кролик, балансирующий на листе. В дополнение к мини-зверинцу здесь были нож для бумаги, зеленая ваза, настольный календарь, синие чернила и перья для письма. Каждый из этих предметов был необходим Диккенсу в нужном месте, прежде чем он мог приступить к работе над романом «Домби и сын».
Livrezon-технологии
Как обстановка помогает в работе: писательские приёмы Чарльза Диккенса
Иностранные языки и лингвистика
Как связаны слово и его значение: Лев Выготский об особенностях внутренней речи
Livrezon-технологии
Как глубоко можно интерпретировать текст: отрывок из книги Умберто Эко
Livrezon-технологии
Интерфейс Photoshop: основная парадигма и базовые объекты
Livrezon-технологии
Умберто Эко о том, как собирает материал для своих романов
Livrezon-технологии
Исправляем ошибки при создании сайта личного архива
Livrezon-технологии
Курсовая работа здорового человека vs «Курсач курильщика»
Livrezon-технологии
Сайт личного архива: ошибки при создании
Livrezon-технологии
ДНЕВНИК ПЕДАГОГА. Запись #71: Как «выучить» таблицу умножения
Livrezon-технологии
Интерфейс как форма выражения процедуры: как устроен калькулятор
Livrezon-технологии
Секреты мастерства выдающихся писателей: Оноре де Бальзак
Livrezon-технологии
ДНЕВНИК ПЕДАГОГА. Запись #70: «Красота» в издательстве «LIVREZON»
Livrezon-технологии
Чем know that отличается от know how – фрагмент из книги «Как написать умную книгу?»
Livrezon-технологии
ДНЕВНИК ПЕДАГОГА. Запись #73: Для чего мы читаем художественные книги?
Livrezon-технологии
ДНЕВНИК ПЕДАГОГА. Запись #72: Как дети читали книги и обнаружили, что взрослые бывают одинокими