Гендерная поляризация женского и мужского миров

0
Фрагмент нашли участницы клуба LivreLady11/12/2022

Автономизация женской сексуальности, ее отрыв от репродукции и «женской судьбы» окончательно легитимированы в России. В начале 2000-х гг. это признается как женщинами, так и мужчинами. Происходит выравнивание гендерных стандартов, повышается значимость партнерства. Однако эти тенденции захватывают общество не равномерно. Они отчетливо выражены у образованного городского слоя и проявляются в разных сферах жизни (в сфере межличностных взаимодействий, в разделении домашнего труда, в распоряжении деньгами, в воспитании детей и пр.), в том числе и в сексуальной. Сексуальное взаимодействие и репродуктивные практики описываются партнерами как предмет планирования и переговоров, учитывающих индивидуальные различия и взаимные потребности. Например, совместное принятие решения о рождении ребенка, включенность отца на всех стадиях беременности и участие в родах означает частичное преодоление гендерной поляризации (разрыва между «женским» и «мужским» миром) в репродуктивной сфере, выработку средств постоянной коммуникации между партнерами. Это может приводить к гендерному выравниванию представлений о родительских ролях и практик по уходу за ребенком (Ангелова, 2005).

Однако на фоне рационализации и либерализации сексуального поведения сохраняется гендерная поляризация женского и мужского миров, или гендерные границы. Культурная поло-типизация практик в условиях гендерного неравенства означает, что женские практики и сферы компетентности обладают более низким статусом по сравнению с мужскими. О. Здравомыслова на основе исследований, проведенных в 1990-е гг., анализирует гендерные границы, устанавливающие различия и конфликтные зоны в отношениях мужчин и женщин. Как показывает автор, сущность многих гендерных практик в современной России, несмотря на модернизацию, остается традиционной. Замкнутость границ мужской и женской культур способствует конфликтности отношений и неразвитости партнерства. Существуют практики, по поводу которых идет «борьба полов» за их поддержание и переопределение. Такие практики относятся в том числе к сфере сексуальной свободы (Здравомыслова О., 2003: 80—82). Наш эмпирический материал также показывает, что в настоящее время гендерная поляризация в сфере сексуальности сохраняется. Признается приоритет мужских сексуальных потребностей над женскими; большинство репродуктивных практик (использование контрацепции, практики беременности и деторождения, забота о репродуктивном здоровье) считаются сферами женской ответственности, из которой молодые мужчины самоустраняются или в которую они не допускаются так же, как и их отцы. От мужчин ожидается выполнение традиционных ролей материального обеспечения (добытчика или спонсора) и обеспечения безопасности. От женщин — материнство и домашнее обслуживание семьи и мужчины. [...] 

Коммуникация между жестко разделенными «женским» и «мужским» мирами при возрастании активности женщин может вызывать проблемы и конфликты, которые описываются в терминах безразличия к потребностям и использованию друг друга. [12] Женщины не удовлетворены сексуальной жизнью, которой они не могут управлять на равных и которая зависит от обстоятельств или от мужчины. Однако в традиционалистской гендерной культуре у них часто не хватает ресурсов для изменения ситуации. В радикальном варианте сексуальные партнеры дискурсивно репрезентируются как сексуальные эксплуататоры и манипуляторы; при этом информанты используют обсценную лексику. 

Они [мужчины], сволочи, как бы, думают только о себе. Практически. Половина из них (Валерия, 25 лет). И в любом случае мне поднимается вот этот вопрос. Что вот женщины — они потребляют мужчин. И вообще ты со мной встречалась, чтобы только потреблять и ничего больше, и все. И короче, я, там, последняя сволочь и последняя сука, потому что не могла принести ему пачку котлет и вообще на нем сэкономила (Аня, 25 лет).

Мужчине не только приписываются естественные сексуальные потребности, которые должна удовлетворять женщина (ему «нельзя отказывать в сексе»). От него ожидается выполнение традиционной инструментальной роли — добытчика, кормильца. Женщина, соответственно должна выполнять функции обслуживания (в том числе сексуального) и заботы. Такие ориентиры являются престижными среди определенных слоев молодежи (и не только молодежи). Наша информантка замечает:

Один из агрессивных вариантов гендерного конфликта — оскорбление женщины, принуждение и насилие. В этом случае предполагается, что женщина должна удовлетворить сексуальные потребности мужчины абсолютно без всякого желания со своей стороны. Если она не согласна, ее могут принудить к сексуальным действиям против ее воли. Рассказывает молодая женщина: «Один из сотрудников, он стал ко мне приставать, причем было очень страшно, потому что, ну, во-первых, он меня обзывал. Ну, считай, девушке, когда ее называют: давай жирная, давай толстая, делай, чего ты выделываешься… Я, конечно, понимаю, что там было несколько девушек, которые, ну, реально там ни капли жира, очень тоненькие, стройненькие, все, я по сравнению была пухленькая, но это не повод, чтоб меня так обзывать… Он хотел, чтобы я ему минет сделала, вот. Силой, то есть силой реально заставлял меня что-то делать, пытался, меня просто охранник оттуда вытащил» (Лина, 23 года).

Мне известны девушки, которые начиная с восемнадцати лет инвестируют только в свою внешность с целью удачно выйти замуж, и, в общем-то, то есть это вот программа-максимум для нее, и соответственно после выполнения которой она может ни о чем не думать, не заботиться и сидеть дома и вышивать крестиком (Алёна, 22 года). 

Иными словами, девушки могут сознательно выбирать «традиционную судьбу» и относиться к ней как к жизненному проекту, который требует инвестирования и определенных ресурсов. Однако осуществление подобных намерений в конкретных случаях вызывает у современных молодых женщин затруднения и проблемы. «Он немножко убил во мне личность, — говорит двадцатилетняя Юлия, — на самом деле. Мою, вот. Я, может быть, с одной стороны, я жалею об этом, но, с другой стороны, я благодарна, что он поставил меня за плиту, сделал, как бы… он». Женщины в этом случае ориентируются на жесткое разделение семейных ролей по признаку пола: 

Источник дохода — муж. Для этого есть мужчина… Женщина в первую очередь должна очаг делать, и семью создавать, и растить детей… у меня вот ребенок [будет] и семья — это на первом плане, а работа… либо это нравится, либо это, может быть, из-за денег… Карьера, если она получится не в ущерб семье, я буду очень рада. Но пожертвовать карьерой ради ребенка я готова (Наташа, 22 года). 

Итак, два гендерных мира в сфере сексуальности сопряжены с традиционными предписаниями для мужчин и женщин. От мужчины ожидается экономическая поддержка, в обмен на которую он получает от женщины сексуальное и иное обслуживание. Однако такая система традиционного гендерного разделения, которая в определенных обстоятельствах может устраивать представителей обоих полов, уже во многом сломана. Ее правила перестали быть безусловными, а поломки приводят к тому, что гендерные границы становятся договорными и подвижными.

Источник: А. Темкина. Новый быт, сексуальная жизнь и гендерная революция. // Новый быт в современной России: гендерные исследования повседневности: коллективная монография. – СПб. : Издательство Европейского университета в Санкт-Петербурге, 2009. – С. 38-63.

ЧТО ТАКОЕ БАЗА ЗНАНИЙ?

Концентрированная книга издательства LIVREZON складывается из сотен и тысяч проанализированных источников литературы и масс-медиа. Авторы скрупулёзно изучают книги, статьи, видео, интервью и делятся полезными материалами, формируя коллективную Базу знаний. 

Пример – это фактурная единица информации: небанальное воспроизводимое преобразование, которое используется в исследовании. Увы, найти его непросто. С 2017 года наш Клуб авторов собрал более 80 тысяч примеров. Часть из них мы ежедневно публикуем здесь. 

Каждый фрагмент Базы знаний относится к одной или нескольким категориям и обладает точной ссылкой на первоисточник. Продолжите читать материалы по теме или найдите книгу, чтобы изучить её самостоятельно.  

📎 База знаний издательства LIVREZON – только полезные материалы.

 

Следующая статья
Гуманитарные науки
Няни-подростки, или перспективная бизнес-модель для детей и взрослых
В ходе изучения социальной организации Крафтауна, пригородного поселка, насчитывающего 700 семей, в основном имеющих статус рабочего класса, мы обнаружили, что здесь гораздо большая доля жителей входит в большее число гражданских, политических и других добровольных организаций, чем на прежних местах жительства. Совершенно случайно мы затем заметили, что членство в группах также возросло среди родителей младенцев и маленьких детей. Эти данные в какой-то мере противоречили здравому смыслу. Ведь известно, что особенно в семьях с низким уровнем благосостояния дети обычно связывают родителей по рук...
Гуманитарные науки
Няни-подростки, или перспективная бизнес-модель для детей и взрослых
Гуманитарные науки
Маргарет Тэтчер о последствиях распада традиционных браков
Гуманитарные науки
Как Галилео Галилей способствовал коперниковской революции
Гуманитарные науки
Законы против бродяжничества в Европе Нового времени
IT
Почему программистов стало сильно больше, чем программисток
Биографии
Николай Иванович Вавилов: заметки о науке
Гуманитарные науки
Бертран Рассел о развитии роли и назначения семьи
Гуманитарные науки
Гюстав Лебон о том, как новые идеи искажаются в толпе
Психология и психофизиология
Почему у мальчиков лучше развиты навыки счета, а у девочек – коммуникации?
Биографии
Амелия Эрхарт: «Если через год мы не найдем счастья вместе, то ты отпустишь меня»
Естественные науки
Как Игнац Земмельвейс спас миллионы жизней
Гуманитарные науки
Что делать врачу, если его пациент – будущая мать с наркотической зависимостью?
Естественные науки
Изоляция как способ борьбы с заразными болезнями
Гуманитарные науки
Как религия влияла на развитие городов в Древней Греции и Риме?
Гуманитарные науки
В примитивных обществах нет времени?