Гиперинфляция: небывалый рост цен в Германии 1923 года

0
Гуменный Виктор Георгиевич6/3/2020

Кстати сказать, ситуацию в  Кёльне в сравнении, например, с тем, что творилось в Руре, можно было считать относительно терпимой. Зарплату и жалованье выдавали теперь каждый  день, а с апреля, когда гиперинфляция пошла по нарастающей, даже дважды в день. Рабочие  и служащие получили  право на специальный перерыв  в середине рабочего дня, чтобы  успеть отовариться, пока полученные  денежные знаки еще сохраняют какую-то  покупательную способность.  Кёльн, как  и ряд других  городов, получил  от Рейхсбанка право самому печатать банкноты  в размерах, необходимых для  поддержания денежного оборота.  Печатные станки работали вовсю, выпуская бумажки, ценность которых непрерывно падала; на каждой из них красовалась зато личная подпись бургомистра. Аденауэр развернул программу общественных работ, захватившую не только общественный, но и частный сектор. В Кёльне воцарилась атмосфера своеобразного пира во время чумы. Деньги, коль скоро они появлялись, надо было побыстрее  истратить, и все, что оставалось от обеда, торопились спустить  в ресторанчиках, кафе или просто забегаловках, которые буквально усеяли набережную. В моду вошел завезенный  из Америки чарльстон; шлягеры  отличались фривольным подтекстом:  «Да, с бананами сегодня туговато», «Мой попугай не ест крутые яйца»; особенной  популярностью пользовался глупейший набор рифм под названием «Мейер в Гималаях».  Бургомистр неодобрительно относился к такому упадку нравов.

Впрочем, эта картина беззаботного прожигания жизни скрывала за собой печальные факты: средний класс потерял все свои сбережения, медицинская помощь стала недоступной роскошью, кривая самоубийств резко пошла вверх, обычными стали случаи смерти от голода и дистрофии.  В конце октября 30 тысяч кёльнцев получали бесплатные обеды — эта благотворительная акция была организована по специальному распоряжению бургомистра.

Однако были и те,  кому создавшаяся катастрофическая ситуация  давала шансы на быстрое обогащение. К числу таковых принадлежал и один из новых спонсоров и почитателей Аденауэра, упоминавшийся уже магнат Гуго Стиннес. Его  метод был очень прост:  используя в качестве  залога свои шахты,  он брал большие кредиты,  на которые скупал активы фирм,  испытывавших финансовые трудности,  банки, органы печати, под эти приобретения брал новые кредиты,  расплачиваясь из них за старые обесцененной валютой и продолжая  скупать все, что попадалось под руку, и так далее, причем чем больше была инфляция, тем быстрее вращалась эта карусель, тем богаче становился Стиннес. Когда в  1924 году он неожиданно  умер, обнаружилось, что, помимо  шахт, в его империю входило 150  газет и журналов, 69 строительных компаний, 66 химических, бумагоделательных  и сахарных заводов, 57 банковских и страховых обществ, 83 железнодорожные и пароходные компании и еще более сотни различных предприятий. По случаю его смерти немецкий  юмористический журнал «Симплициссимус» поместил карикатуру, на которой святой Петр в ужасе взывает к архангелам: «Стиннес у ворот! Не зевайте, ребята, а то через неделю он станет нашим хозяином!»

Насколько быстро и напористо действовал Стиннес, настолько неповоротливо и неэффективно работала финансовая система рейха. Сложная цепочка Рейхсбанк — земельные банки — региональные казначейства была создана, казалось, с  единственной целью — кормить огромный бюрократический аппарат и поелику возможно тормозить прохождение перечисляемых средств. В условиях инфляции это приводило к многочисленным курьезным ситуациям. К примеру, в начале 1923 года Прусский государственный банк выделил четыре миллиарда марок в качестве аванса для уплаты процентов по облигациям,  которые еще только планировались к выпуску. Тратить их было нельзя, и они легли мертвым грузом, пока их не сожрала инфляция.  С другой стороны, банк согласился принимать кредитные сертификаты, которые выпускались местными властями, используя их затем  в качестве залога, чтобы брать кредит у местных казначейств, которые, в свою очередь, не имели никаких иных средств, кроме  тех, которые получали от того же центрального банка. Получалось, что взаймы брали у самих себя!

Выход  из этого  замкнутого круга  был один — печатный  станок. Уже к концу весны  1923 года фабрики, выпускавшие банкноты, перешли на круглосуточный режим работы,  без праздников и выходных. Ежедневная потребность для Кёльна и округи составляла  восемь — десять миллиардов марок, местных мощностей для их выпуска не хватало, приходилось  целыми вагонами доставлять марки из Берлина. Для того чтобы уплатить репарационной комиссии за транзит,  понадобилось семь служащих, которые перетаскивали коробки с банкнотами. Зарплату уносили в ведрах и мешках.  Зато британские солдаты обнаружили, что могут себе позволить бутылку шампанского меньше, чем за два пенса.

Уильямс Ч. Аденауэр. Отец новой Германии. / Пер. с англ. А.М. Филитова. — М.: АСТ, 2002. — С. 152-153.
Следующая статья
Гуманитарные науки
Джон Дьюи: нам нужны специалисты, а не политики
Разве не заключается проблема нашего времени в том, чтобы найти специалистов, способных решать проблемы управления, а не в том, чтобы выработать ту или иную политику? Следует подчеркнуть, что нынешние замешательство и апатия проистекают из того факта, что реальными силами общества во всех неполитических вопросах ведают теперь специально подготовленные управляющие, в политике же действуют идеи и механизмы, сформировавшиеся в прошлом и предназначенные для разрешения ситуаций совсем иного типа. Для того чтобы найти квалифицированных школьных учителей, компетентных врачей или управляющих бизнесом ...
Гуманитарные науки
Джон Дьюи: нам нужны специалисты, а не политики
Бизнес и экономика
Питер Друкер: каким должен быть менеджер будущего?
Гуманитарные науки
Amnesty International — история создания
Бизнес и экономика
Как внедрять инновации в компанию и преодолевать сопротивление сотрудников?
Биографии
Как Мао Цзэдун создал образ врага из жителей своей страны?
Бизнес и экономика
Зачем Фредерик Тейлор написал «Принципы научного менеджмента»?
Педагогика и образование
Кардинал Ришелье: должно ли образование быть всеобщим?
Биографии
638 попыток покушения на Фиделя Кастро. Или 734?
Бизнес и экономика
Что такое рекрутинг и зачем нужно о нем знать?
Бизнес и экономика
Что такое положительный и отрицательный человеческий капитал?
Биографии
Махатма Ганди: теоретик ненасилия в тюрьме
Биографии
Рим при императоре Клавдие Нероне — внутренняя политика и реформы
Бизнес и экономика
Патентное дело: экспертиза по существу
Биографии
Петр I: управлять всем и всеми — жесткая внутренняя политика первого российского императора
Бизнес и экономика
Габриэль Тард: сходства органического, неорганического и социального происхождения
Бизнес и экономика
Трудности, связанные с принятием решений, по Джею Форрестеру