Иван Петрович Павлов получает Нобелевскую премию

0
Рыжачков Анатолий Александрович7/6/2020

Гельсингфорсский профессор Тигерштедт, с которым И. П. Павлов встречался в Силомягах, часто с большим вниманием слушал рассказы Павлова об экспериментах по пищеварению. Объясняя методы своей работы, рассказчик оживленно жестикулировал, а там, где нехватало выразительной силы слов и жестов, он внезапно останавливался и тут же на тропинке рисовал схемы своих остроумных операций. Крупный физиолог Тигерштедт прекрасно понимал, что речь идет о научном достижении мировой важности. Впоследствии он подсказал Нобелевскому комитету мысль о посылке специальной комиссии в Петербург для ознакомления со всеми работами Павлова.

Рассказывая в кругу учеников о приезде этой комиссии, И. П. Павлов сказал:

— Ну уж мы им и показали. У нас было что выставить для них. Уставили огромный длинный ряд животных, оперированных всевозможными методами.

И в самом деле, Павлову в это время действительно было что показать. Огромный опыт хирургической физиологии, которая была впервые им введена в физиологию, дал ему возможность проделать десятки новых операций, которые были подлинным достижением его экспериментального гения.

Комиссия увидела панкреатические, кишечные, слюнные и желудочные фистулы, мнимое кормление, изолированный желудочек и пр. Демонстрация произвела сильнейшее впечатление. Члены комиссии, потрясенные всем тем, что они увидели, уехали с твердым решением присудить Нобелевскую премию И. П. Павлову. Особенное впечатление на них произвела «фабрика» натурального желудочного сока.

В 1904 г. Павлов получает специальное приглашение приехать в Стокгольм за получением Нобелевской премии. По установившимся традициям эта премия присуждалась за научные открытия мирового значения. И. П. Павлов испытывал большое воодушевление: творческое напряжение последних пятнадцати лет принесло ему мировое признание.

В Стокгольм он поехал вместе с Серафимой Васильевной. По полагающемуся ритуалу Иван Петрович должен был произнести так называемую «нобелевскую речь». Премия была присуждена за работы по пищеварению, и речь была посвящена итогам его работы в этой области.

Это был подлинный гимн объективно-материалистическому исследованию самых сложных и запутанных процессов в деятельности животного организма. Начало его речи весьма знаменательно. Оно подчеркивало, до какой степени прочно И. П. Павлов в своих исследованиях держался нерушимого материалистического принципа о связи и единстве организма с условиями внешней среды.

Речь была переполнена примерами, полученными Павловым на всех этапах его творческой деятельности, начиная с 70-х годов. Он широко использовал практические перспективы своих исследований в области пищеварения и раскрыл те необъятные горизонты, которые раскрываются пред клинической медициной в результате его экспериментов. Следует, однако, отметить, что самый момент присуждения Нобелевской премии за работы в области пищеварения совпал с уже вполне определившимися его достижениями в новой области — в области изучения высших функций животного организма. Жизнь, премия и признание его работ не поспевали за порывистыми темпами его творческой деятельности.

Естественно поэтому, что Павлов не мог миновать в своей речи и того вопроса, который его целиком захватил в это время, а именно изучения приспособительной деятельности животные и тех перспектив, которые открывались пред наукой в результате таких исследований. Полный жизнерадостного пафоса и уверенного научного оптимизма, он заключает свою речь такими словами, которые могут быть взяты в качестве исчерпывающей характеристики его непоколебимой веры в могущество знания и в материалистический характер процессов организма:

«В сущности нас интересует в жизни только одно: наше психическое содержание. Его механизм, однако, и был и сейчас еще окутан для нас глубоким мраком. Все ресурсы человека, искусство, религия, литература, философия и исторические науки — все это объединилось, чтобы пролить свет в эту тьму. Но в распоряжении человека есть еще один могучий ресурс: естествознание с его строго объективными методами. Эта наука, как мы все знаем, делает каждый день гигантские успехи. Приведенные в конце моей лекции факты и соображения представляют одну из многочисленных попыток воспользоваться при изучении механизма высших жизненных проявлений собаки, этого столь близко стоящего к человеку и дружественного ему представителя животного мира, последовательно проведенным, чисто естественнонаучным образом мышления».

По существующей традиции выдача Нобелевской премии происходила обычно в присутствии короля, который должен был приветствовать лауреата на его родном языке. Специально к приезду Ивана Петровича шведский король выучил фразу: «Как ваше здоровье, как вы поживаете?», которой он и приветствовал Павлова.

В Стокгольме И. П. Павлов близко познакомился с известным физиком Рамзаем, математиком Лефлером и другими. Он был радушно принят шведскими профессорами. Не обошлось и без курьеза. Один из братьев Нобеля, живший в Петербурге и близко знакомый с семьей Павловых, с улыбкой потом рассказывал, что, когда Павлов уехал из Стокгольма, король сказал Нобелю:

— «Я боюсь вашего Павлова. Он не носит никаких орденов. Он наверное социалист...»

Анохин П.К. Иван Петрович Павлов. — М. Л.: Издательство Академии наук СССР, 1949. – С. 213-216.
Следующая статья
Биографии
Война – это травматическая эпидемия. Обустройство военного госпиталя в Ленинграде
Наше здание – это бывший Гостиный двор, построенный в начале прошлого века. Огромный четырехугольный корпус, как и полагается Гостиному двору, опоясан открытой сводчатой галереей. Перед войной помимо истфака здесь размещались географический, философский, экономический факультеты университета и поликлиника. И вот в таком огромном здании надо было развернуть большой эвакуационный госпиталь. В пять дней! Казалось, это выходит за пределы реальных возможностей. Все работали круглосуточно. Днем и ночью. Сон накоротке, еда ...
Биографии
Война – это травматическая эпидемия. Обустройство военного госпиталя в Ленинграде
Иностранные языки и лингвистика
«Он делал лучшее из того, что мог»: метод Генриха Шлимана в изучении иностранных языков
Биографии
«Пришлось отдать карточки, чтобы маму закопали рядом с папой» – как дети хоронили родителей в блокадном Ленинграде
Биографии
А. С. Макаренко о восстановлении зданий, разрушенных во время революции
Биографии
Почему Джейн Остин приходилось уединяться, чтобы писать?
Биографии
«Больше я не борюсь ни за Справедливость, ни за Высшие Ценности»: воспоминания Николая Никулина
Биографии
«Пусть будет как будет»: противотанковые мины, гангрена и мед с маслом
Биографии
Пир во время чумы, или как проводили эстрадные концерты в концлагерях
Биографии
Юмор на войне: истории Юрия Никулина
Биографии
Одри Хепберн о потребности в родительской похвале
Биографии
«Пой со мной вместе, в горе надо петь» – Эдита Пьеха о детстве во время войны
Биографии
Страхи детей и страхи взрослых на Великой Отечественной войне
Биографии
«Для кино я не годился»: Юрий Никулин поступает во ВГИК после войны
Естественные науки
Вспышка на Брод-стрит, или как Джон Сноу искал источники холеры
Биографии
«Внутренняя эмиграция» как способ противостоять деградации на войне
Биографии
Отложенное спасение: почему лекарство от цинги так долго не применялось на практике?