Из истории церковных расколов, или почему история не учит?

0
Рыжачков Анатолий Александрович5/18/2020

Так начался Великий раскол, который длился почти сорок лет. 

Франция, понятно, признала авиньонского папу, а враги Франции – римского папу. Шотландия была врагом Англии, а Англия – врагом Франции; поэтому Шотландия также признала авиньонского папу. Авиньонский и римский папы подбирали кардиналов из числа своих приспешников, а когда один из пап умирал, поддерживавшие его кардиналы быстро избирали его преемника. 

В силу этого единственным способом ликвидации раскола было противопоставить обоим папам некую высшую власть. Так как было ясно, что один из пап должен быть законным, то задача заключалась в том, чтобы найти власть, которая была бы выше законного папы. Единственным решением являлся созыв вселенского собора. Парижский университет, главой которого был Герсон, развил новую теорию, согласно которой право законодательной инициативы в церкви принадлежит собору

Светские государи, весьма недовольные церковным расколом, оказали поддержку соборному движению. Наконец, в 1409 году был созван собор, заседания которого происходили в Пизе. Однако он потерпел неудачу, причем самым смехотворным образом. Собор объявил обоих пап низложенными за ересь и раскол и избрал третьего папу, который вскоре умер; но поддерживавшие новоизбранного папу кардиналы избрали в качестве его преемника бывшего пирата по имени Бальтазаре Косса, который принял имя Иоанна XXIII. Таким образом, фактическим результатом собора явилось то, что вместо двух пап их стало три, причем соборный папа был отъявленный негодяй. На этой стадии положение казалось более безнадежным, чем когда‑либо.

Рассел Б. История западной философии и ее связи с политическими и социальными условиями от Античности до наших дней: в трех книгах. — Изд. 7-е. — М.: Академический Проект, 2009. — С. 586-587.
Следующая статья
Гуманитарные науки
О шахматах и их пользе в реальной жизни
В «Восхождении человечества» ученый Джейкоб Броновски пересказывает беседу с Нейманом о теории игр. Сам Броновски очень увлекался шахматами. — Вы имеете в виду теорию игр, таких как шахматы? — уточнил он. — Нет-нет, шахматы — это не игра, — ответил Нейман. — Это четко определенная форма вычислений. Возможно, вы не найдете ответ, но теоретически для любой позиции есть решение, верный ход. А настоящие игры совсем не такие. Реальная жизнь не такая. В ней есть блеф, тактика обмана. В жизни бывает важно знать, что другой ...
Гуманитарные науки
О шахматах и их пользе в реальной жизни
Гуманитарные науки
Принципы профессиональной этики журналиста
Гуманитарные науки
Рене Декарт: критика логики Аристотеля
Гуманитарные науки
Роль женщины в обществе: историческая трансформация
Педагогика и образование
Как формируется цель? ВОПРОСЫ ПСИХОЛОГИИ
Деградация и лженаука
17 признаков тоталитарной секты
Гуманитарные науки
Советская философия и ее представители: Мамардашвили, Ильенков, Левада, Ракитов и другие
Гуманитарные науки
Культ личности и тотальный контроль в Северной Корее
Гуманитарные науки
Эстетика второй половины XIX века: Шопенгауэр, Вагнер, Ницше
Гуманитарные науки
Коррупционные механизмы в странах Юго-Восточной Азии
Гуманитарные науки
Как средневековые города компенсировали высокую смертность?
Гуманитарные науки
СЕКРЕТ СОКРАТА: Фрагмент книги «Как завоевывать друзей и оказывать влияние на людей?»
Гуманитарные науки
Этапы развития общественных движений на Западе в XX в.
Гуманитарные науки
Откуда появились скинхеды?
Гуманитарные науки
Общее и особенное в развитии русского и западного феминизма
Гуманитарные науки
Адаптация мигрантов на примере Германии и Ирана