Жертва научными стандартами в угоду пропаганде

0
Романов Александр Олегович9/22/2019

Убедительность и значительность книги придали особый вес доводам в пользу того, что драма-музыка Вагнера является возрождением античной трагедии, и, даже при отсутствии прочих доказательств, этого единственного факта достаточно, чтобы понять, насколько Ницше подчинился влиянию Вагнера. В его письмах того периода нет никаких указаний на то, что книга подверглась переделке против его воли или убеждений: Вагнер побеседовал с ним, и теперь он увидел вещи в ином свете, — вот до чего доходило дело. Все, что касалось изменений, происходивших в душе Ницше, он до поры до времени хранил про себя; что касалось его публичных действий, он горел желанием сделать все, что содействовало бы делу Вагнера. Что до самого Вагнера, то он был не способен поступать иначе, чем поступал. Сказать, что он слишком поспешно выступал в печати по самому незначительному поводу, — это значит ничего не сказать. Он блестяще усвоил фундаментальную аксиому ремесла публициста: заставь знать свое имя — и распространил свое собственное на всю германскую прессу столь беспримерным образом, на какой стала способна только рекламная индустрия нашего времени. Уже говорилось о том, что многими публикациями он причинил себе больше вреда, чем извлек пользы; что в деле обретения непопулярности он был злейшим из своих врагов и что путь его был бы менее тернист, если бы он умел обуздать склонность к публичным дебатам. Но в его случае это было невозможно. Вагнера никогда не волновала непопулярность, собственные заблуждения, но не было на свете другого человека, кто бы столь же небрежно относился и к своему «доброму имени». Он не жаждал доброго имени, он добивался власти и славы, и, поскольку он действительно их желал, он их имел. Последующие поколения пребывали в полной иллюзии, что именно оперы стали причиной шумихи, сопровождавшей имя Вагнера во второй половине его жизни, тогда как истинное положение вещей заключалось в том, что Вагнер был автором и опер, и шумихи, причем часто они никак не были связаны; будь он сапожником, он сделал бы себя самым обсуждаемым сапожником в истории сапог. Поэтому нет нужды задаваться вопросом, был ли интерес Вагнера обусловлен его расчетом на то, что книга Ницше «Рождение трагедии» будет способствовать продвижению его, Вагнера, мероприятия. Еще один публичный печатный орган — и этого уже было достаточно.

Эффект, который книга произвела на публику, отвечал всем ожиданиям: убежденный вагнерианец полагал, что она восхитительна, и первое издание быстро разошлось; но коллеги Ницше по профессиональному цеху сочли, что он излишне пожертвовал научными стандартами в угоду пропаганде. Такого мнения придерживался Ричль, которому Ницше заблаговременно послал копию в конце декабря 1871 г.; в своем дневнике от 31-го числа Ричль откомментировал прочитанное как «geistreiche Schwiemelei», что можно перефразировать как «интеллектуальный дебош». Ницше прождал ответа месяц и затем, 30 января, написал учителю письмо, выразив разочарование, что не получил его замечаний. Ричль ответил 14 февраля. Он был вежлив, но мнения своего не скрывал: он отверг книгу на том основании, что это был труд не ученого, а дилетанта, каковое обстоятельство могло повлечь за собой недооценку достоверного знания студентами. Это был почти самый суровый приговор профессиональному филологу, к тому же абсолютно обоснованный. Но тон, которым он был вынесен, во многом сгладил боль суждений, и, пересылая это письмо Роде, Ницше заметил, что Ричль не «утратил своего дружеского великодушия» к нему.

Дж. Р. Холлингдейл.  Фридрих Ницше. Трагедия неприкаянной души. / Пер.с англ. А.В. Милосердовой. – М.: Центрполиграф, 2004. – С. 126-127.
Следующая статья
Биографии
Правила стиля от первой леди США Жаклин Кеннеди
Стиль — это не только одежда и обувь, которые мы носим, не только очки, сумки или шляпки, это сама жизнь. Если женщина дома привыкла ходить в затрепанной одежде и в бигуди, она ни за что не сможет выглядеть, как звезда Голли­вуда, вне семейных стен. Стиль — это то, что с нами всегда и всюду. Меня не раз хвалили за чувство стиля, за умение стильно жить. Если это так, то сначала я должна благодарить маму, это ее влияние на нас с Ли. В детстве казалось, что мама просто придирается, и хотя я даже сейчас не забыла эти при...
Биографии
Правила стиля от первой леди США Жаклин Кеннеди
Гуманитарные науки
Рене Декарт: критика логики Аристотеля
Биографии
Лени Рифеншталь: заплыв с аквалангом в 71 год
Биографии
Как сочетаются наука и искусство? Из разговоров А. А. Лабаса
Биографии
Последние годы жизни и смерть Андрея Тарковского
Биографии
Когда Григорий Распутин превратился в клинического психопата?
Биографии
Михаил Врубель: болезнь и творчество
Биографии
Биография Аль Капоне: как американский гангстер «похоронил» свое образование?
Бизнес и экономика
Слава Полунин: договор с артистом на Бродвее
Биографии
Почему Максим Горький решил застрелиться?
Биографии
Как Николай Коперник пришел к мысли о движении Земли?
Искусство и дизайн
Как Томас Эдисон упустил первенство в кинематографе?
Бизнес и экономика
ТОМАС АЛВА ЭДИСОН: план массовой электрификации
Биографии
Мэрилин Монро: тайны, календари и цензура
Биографии
Картина И. Е. Репина «Иван Грозный и сын его Иван» — вандализм 1913 года
Биографии
Братья Стругацкие и цензура: выдержки из редакторских правок