К актерскому успеху через постель. Или нет?

0
Фрагмент нашла Мария Резникова, участница клуба LivreLady4/14/2023

Недели проходят в том ритме, который я уже довольно долго описываю. Но на этот раз в них присутствует еще что-то. У труппы есть директор, который очаровывает мое сердце, влюбленное в свой идеал. Его мягкие глаза, его величественная осанка не могут оставить меня равнодушной. Мне он кажется красивым. Oн таков и есть. А может, я просто устала? Мне страшно. Скромная, тихая, я не делаю ни малейшего движения навстречу. Он — тоже. Работа — наш жребий, отработка спектакля — наша цель.

Однажды после полудня наш хозяин объявляет, что все мы приглашены на завтрашний вечер.

— Куда? Так куда же? — раздаются голоса танцоров.

— На прием, которые дается в нашу честь во французском посольстве.

Передо мной возникают лучи света, очертания позолоченных потолков...

— Так вот, дети мои, будьте готовы!

Мишель Мерсье в роли Анжелики в историческом сериале по роману Анн и Сержа Голон

Он дает нам выходной и уходит, радостно потирая ладони. Потом директор приближается ко мне.

— Приезжайте в отель за два часа до приема, мы поговорим о контракте. 

Он смотрит на меня, лукаво улыбаясь. Я изнемогаю от радости, от гордости, от любви, от желания. Я не сплю всю ночь, приводя в порядок свои самый лучший туалет, днем мою волосы, накладываю макияж и мало ем, чтобы казаться более хруп­кой. Уже одетая, ухоженная до мелочей, чуть-чуть побрызгав духами на прическу, в назначенный час я появляюсь в холле отеля. Мне сообщают номер комнат, где располагаются хозяин балета, дирек­тор и наша прима.

Я стучусь в комнату директора и, к своему удивлению, обнаруживаю, что все двери длинной анфилады комнат-салонов открыты. Из одной в другую ходят три человека, только что вылезшие из ванны. Увидев меня, двое из них тут же скры­ваются. Мне кажется, что я замечаю лукавинку в их глазах. Директор подходит ко мне. Он нежно берет меня за руки и целует. Всегда красивый, величественный, с бархатными глазами и губами, придвинувшимися так близко к моим, чувствен­ным, зовущим. Моя невинность колеблется. Мне кажется, что я сейчас упаду в обморок. Он снова целует меня, Я чувствую, что ему будет достаточ­но одного жеста, чтобы понять, что никто еще не был со мной близок. Но меня стесняют открытые двери длинной анфилады комнат.

В этот миг директор отстраняет меня, будто разделяя мою нерешительность. 

— Видишь, Жоселин, скоро ты войдешь в нашу большую семью. Ты понимаешь, какое огромное одолжение мы тебе делаем?

Я очень хочу выразить свой восторг, но появ­ляются еще два человека. Они полуодеты. Инстин­ктивно я начинаю чувствовать недоверие, хотя ситуация еще не совсем мне понятна. Они смот­рят на меня игриво и сладострастно. Тайные коз­ни этого хореографа и его банды настраивают меня против них. Они просто вызывают во мне отвращение. Умышленно я подчеркиваю свою наивность:

— Как, вы еще не готовы? Но ведь вы опоздаете на прием? Вам нужно спешить, разве не так?

Трое моих собеседников в замешательстве смотрят друг на друга с разочарованным видом. Затем они поворачиваются ко мне, затрудняюсь сказать, но, по-моему, с каким-то пренебрежением и горделивым стыдом. Они никогда не простят мне того, что я обманула их ожидания.

«Вот дура», — говорят мне их взгляды. На мне поставлен крест.

Они отступают и захлопывают двери со злостью, которую не мог вызвать мой невинный вопрос.

— Но что я им сделала? — удивленно спрашиваю я у директора.

— Задай лучше вопрос по-другому, идиотка: что ты не захотела сделать? Ты совсем того или нет? Так ничего и не поняла? Тебя считали членом семьи, понятно? Семьи.

Круглое лицо, открытый рот, широко распахнутые глаза... Да, у меня вид круглой идиотки!

Видишь, ты все испортила. Надо было пользоваться моментом, а ты...

Он вытаскивает из-под кровати чемодан, битком набитый фунтами стерлингов. Никогда в жизни я не видела столько денег.

— Ты можешь все еще поправить. Если согласишься, это будет принадлежать и тебе тоже. Согласна или нет?

Он протягивает мне бокал с шампанским.

— Выпей, это тебе поможет.

Я отталкиваю его.

— А разве танец — это не грязь, скажи? Ведь всюду одно и то же. В жизни существует не только танец. Ты что, с неба свалилась?

Я чувствую себя ужасно одинокой и смертельно уставшей. Внезапно к горлу подступает тошнота, Этого только не хватало! Ужасная головная боль предвещает неприятности с печенью. Чувство от­вращения вызывает во мне немедленную и инстинктивную физиологическую реакцию. Мой желудок, противится этому, я проглатываю комок в горле и плачу, не осознавая больше, где нахожусь.

Я убегаю, мои ноги плохо слушаются меня от отчаяния, отвращения, стыда.

Сзади меня захлопывается дверь в комнату директора. 

— Если ты найдешь кого-нибудь глупее тебя, — кричит он мне вслед, — убей его, чтобы остаться чемпионкой безмозглости!

Для меня вечер в посольстве уже не состоит­ся. Всю ночь я чувствую себя больной. Несколько раз едва не теряю сознание, Губка охлаждает мои виски, на которых появляются капельки пота. Я напоминаю себе мокрую тряпку.

Смотрю на часы, Три часа дня. Не может быть, наверное, меня преследуют кошмары. Я отказы­ваюсь верить в то, что видела и слышала. Я ничего не поняла, мой рассудок помрачен. Мне необхо­димо объясниться с ним.

Я отправляюсь в театр. Наша прима пренебре­жительно смотрит на меня, поворачивается и за­крывает за собой дверь своей ложи. Перед моим носом уже захлопываются двери!

Хозяин, стоящий прямо на сцене, бросает мне прямо в лицо:

 — Что ты здесь забыла, ты же видишь, что идут пробы. Ты пришла на них? — спрашивает он насмешливо. — Тогда садись и жди своей очереди.

Директор же больше меня не замечает. Окончательно опустошенная вчерашним происшествием, я поставлена перед фактом — мне отказано. Как жить дальше? Я в отчаянии. Но еще не побеждена.

Как начинающая, я подвергаюсь унизительной процедуре проб. Но я могла бы и не ждать, поскольку от классической балерины, приглашенной в качестве именно таковой, требуют па и фигуры современного танца, что не имеет ничего общего с моим балетным образованием.

Я сбиваюсь, стараясь выполнить то, чего от меня требуют, но получаются лишь жалкие ужимки. Конечно, я проваливаюсь, сопровождаемая ухмылками хозяина театра и моих конкуренток, готовых на любое подхалимство, чтобы заполучить место. Я жду, стоя в углу, переживая свое отчаяние и непередаваемое разочарование. Наверное, мне нужно возвращаться к родителям. Мать не упустит момента подчеркнуть мою неспособность жить одной, и ее властный характер снова будет подавлять меня, она уж не выпустит моей руки из своей.

Уже поздно. Все кандидаты на место в труппе разошлись. Одна за другой гаснут лампы. Вдруг хозяин с директором замечают меня.

— Ты еще здесь? Ну, с нас хватит. Я же тебе сказал, убирайся. Ты слишком безобразна, ужасна, уродлива. Даже не умеешь танцевать. Ты когда-нибудь видела современный танец?

Удаляясь, он не перестает смеяться, довольный тем, как со мной обошелся.

Директор подталкивает меня к выходу и бросает мне напоследок; 

— Бедная девочка, ты не использовала свой шанс. Теперь с твоей карьерой покончено. 

Я приподнимаю голову и «награждаю» его пренебрежительным взглядом. Это все, на что я сейчас способна.

В глубине души я растеряна. Совершенно. Мое оскорбленное целомудрие держалось накануне на моем болезненном состоянии. Теперь это прошло, Тем вечером я была готова покончить с предате­лями, лишившими меня любимой работы. [...]

Я чувствую, что заболеваю. На протяжении десяти дней я ничего не ем и становлюсь похожей на нашу квартирную хозяйку. У меня нет аппети­та. Я бы хирела и дальше, если бы не позвонил отец. Наверное, именно хозяйка ему и сообщила обо всем.

Я ничего не рассказываю ему о моих бедах. Он узнает о них только из этой книги. Я отношу свою болезнь на счет чрезмерных репетиций и усталости. У меня много причин для этого.

— Возвращайся в Ниццу. Тебе не хватает солнца и морского воздуха.

Предложение заманчиво. Я пытаюсь увильнуть, но в конце концов уступаю. Отец догадывается о моих трудностях. 

— Отлично. Я пришлю тебе билет на самолет. Приезжай!

Я собираю свой нехитрый багаж и уезжаю, не бросив ни единого взгляда назад.

Источник: М. Мерсье. Маркиза ангелов, или разбитое сердце Анжелики. – Шымкент: Аурика, 1997. — С. 43-49.

Клуб LivreLady – это объединение женщин разных профессий, возраста, семейного положения и географии. Более трёх лет участницы собирают женские проблемы, исследуют успешные и провальные стратегии современной женщины, создают инструменты преодоления самых распространенных трудностей.

Вы можете помочь проекту, присылая свои вопросы, проблемы и решения на тему обучения, карьерных стратегий, быта и коммуникаций по адресу livrelady@livrezon.ru

→ LivreLady ВКонтакте
→ LivreLady в Telegram
→ LivreLady на YouTube

ЧТО ТАКОЕ БАЗА ЗНАНИЙ?

Концентрированная книга издательства LIVREZON складывается из сотен и тысяч проанализированных источников литературы и масс-медиа. Авторы скрупулёзно изучают книги, статьи, видео, интервью и делятся полезными материалами, формируя коллективную Базу знаний. 

Пример – это фактурная единица информации: небанальное воспроизводимое преобразование, которое используется в исследовании. Увы, найти его непросто. С 2017 года наш Клуб авторов собрал более 80 тысяч примеров. Часть из них мы ежедневно публикуем здесь. 

Каждый фрагмент Базы знаний относится к одной или нескольким категориям и обладает точной ссылкой на первоисточник. Продолжите читать материалы по теме или найдите книгу, чтобы изучить её самостоятельно.  

📎 База знаний издательства LIVREZON – только полезные материалы.

Следующая статья
Биографии
Флоренс Найтингейл: почему будущая национальная героиня была разочарованием семьи
«Я хочу стать сиделкой решила Найтингейл. Наконец, появился свет в конце туннеля, но, к сожалению, он еще не был ярким. В те времена считалось немыслимым, чтобы женщина — особенно, из высшего света работала. Если Найтингейл собиралась стать сестрой милосердия, ей неизбежно предстояло столкнуться с недовольством родных и осуждением знакомых. Вскоре заболели кузины и бабушка, и Флоренс с воодушевлением ухаживала за ними. Этот опыт оказался очень ценным для нее. Найтингейл поняла, что для полноценного ухода за больным с...
Биографии
Флоренс Найтингейл: почему будущая национальная героиня была разочарованием семьи
Биографии
Как воспитать девочку поэтессой – пример Леси Украинки
Биографии
Агриппина Ваганова: как превратить недостатки в достоинства
Биографии
Развитие вопреки обстоятельствам: пример нобелевской лауреатки Дженнифер Даудны
Биографии
Избавиться от теории ради практики – стратегии художницы Остроумовой-Лебедевой
Биографии
Самостоятельность формируется с детства – пример Айседоры Дункан
Биографии
Татьяна Тарасова: тренер в поисках МУЗЫки
Биографии
Марлен Дитрих: «Никто не мог заставить меня воевать с Францией»
Биографии
Корни жестокости Ивана Грозного
Биографии
Антонина Пирожкова и Исаак Бабель: распределить быт так, чтобы жена работала
Биографии
Какие трудности поджидают супруга королевы: Виктория и Альберт
Биографии
Анна Ахматова: делиться результатами своего труда, даже если страшно
Биографии
Голод и бедность из-за неуверенности в себе: Зинаида Серебрякова
Биографии
Элина Быстрицкая: получить заветное место вопреки системе
Биографии
Как дочерям внушали мысль о замужестве: автобиографическая зарисовка
Биографии
Должна ли жена президента терпеть его любовниц: опыт Жаклин Кеннеди