Как избежать канцелярита в письменной речи?

0
Коньшин Михаил Александрович3/14/2020

Слышишь, видишь, читаешь такое – и хочется снова и снова бить в набат, взывать, умолять, уговаривать: Б е р е г и с ь к а н ц е л я р и т а!!!

Это – самая распространенная, самая злокачественная болезнь нашей речи. Много лет назад один из самых образованных и разносторонних людей нашего века, редкостный знаток русского языка и чудодей слова Корней Иванович Чуковский заклеймил ее точным, убийственным  названием.  Статья  его  так  и  называлась  «Канцелярит»  и  прозвучала  она поистине как SOS. Не решаюсь сказать, что то был глас вопиющего в пустыне: к счастью, есть рыцари, которые, не щадя сил, сражаются за честь Слова. Но, увы, надо смотреть правде в глаза: канцелярит не сдается, он наступает, ширится. Это окаянный и зловредный недуг нашей речи. Сущий рак: разрастаются чужеродные, губительные клетки – постылые штампы, которые не несут ни мысли, ни чувства, ни на грош информации, а лишь забивают и угнетают живое, полезное ядро.

И уже не пишут просто: «Рабочие повышают   производительность труда», а непременно:

«… принимают активное участие в борьбе за повышение   производительности труда…»… Давно утвердился штамп: ведут борьбу за повышение (заметьте, не борются, а именно ведут  борьбу!).  Но  вот  метастазы  канцелярита  поползли  дальше:  участвуют  в  борьбе  за повышение – и еще дальше: принимают активное участие в борьбе за повышение…

Таким примерам нет числа. Слишком много пустых, бессодержательных, мертвых слов. А от них становится неподвижной фраза: тяжеловесная, застойная, она прямо противоположна действию, о котором говорит, чужда борьбе, движению, содержательности, экономности. Суть ее можно выразить вдвое, втрое короче – и выйдет живей и выразительней. […]

Нет, слова-канцеляризмы, слова-штампы не безвредны. Пустые, пустопорожние, они ничему не учат, ничего не сообщают и, уж конечно, никого не способны взволновать, взять за душу. Это словесный мусор, шелуха. И читатель, слушатель перестает воспринимать шелуху, а заодно упускает и важное, он уже не в силах докопаться до зерна, до сути. Вывеска на московской улице «Швейно-пошивочная   (?) мастерская» – на совести того, кто ее заказал, и видят ее все же немногие. Но по московской радиосети изо дня в день объявляют, что такие-то ателье обслуживают «население, проживающее » в таких-то районах, – это уже чудовищно. Видно, невдомек «авторам», что население – это и есть те, кто проживает , то есть население района , а лучше бы просто – жители   района.

«Уж наверно, никто не жаждет уподобиться знаменитому чеховскому телеграфисту, о котором памятно сказано: «Они хочут свою образованность показать, всегда говорят о непонятном». И однако многие, нимало не смущаясь, пишут: «Очарование (героини) состоит в органичности ее контрастов »! И это не перевод!»

«…холод, как и голод, не служил для них предметом   сколько-нибудь серьезной заботы – это был один из неотъемлемых элементов их быта».

Это не официальная информация и не ученая статья, а хоть и научно-фантастический, но все же роман. Речь идет о дикарях, о первобытных людях. И право, ни суть сказанного, ни научность, ни фантастичность, ни читательское восприятие не пострадали бы, если написать:…холод,  как  и  голод,  мало    их  заботил    –  они  издавна  к  нему  привыкли    (или, скажем: другой жизни они никогда и не знали).

Н. Галь. Слово живое и мертвое. — М.: Время, 2007. — С. 23-27
Следующая статья
Теория Творчества
ЭПОНИМЫ: вторая жизнь географических названий
Выше уже было показано, как нарицательные слова переходят в собственные имена. Но интересен и обратный процесс, когда географические названия попадают в ряд обычных нарицательных слов, которые отрываются от своего топонимического начала. Мало кто связывает этимологию этих слов с именами того или иного города, страны или другого географического объекта. Почти забыто, что лексема бронза, присущая многим европейским языкам, восходит к имени итальянского города Бриндизи. Имя города-порта перешло на металл, которому принадлежит почетное место в истории цивилизации: бронзовый век явился большим этап...
Теория Творчества
ЭПОНИМЫ: вторая жизнь географических названий
Иностранные языки и лингвистика
29 языков для Ост-Индской компании
Livrezon-технологии
В. Я. Пропп: Постоянные и переменные величины в сказке
Иностранные языки и лингвистика
Метод «преследования» в изучении иностранных языков
Иностранные языки и лингвистика
Полиглот Пауль Аристэ: о самообразовании и кардиналах Папы Римского
Искусство и дизайн
Закадровый голос и его роль в восприятии фильма
Иностранные языки и лингвистика
Можно ли говорить на тридцати языках?
Livrezon-технологии
Редакторское чтение и редакторская правка — 4 ВИДА
Иностранные языки и лингвистика
Как со временем меняется значение слов и как это влияет на их перевод?
Livrezon-технологии
Компилятивные и исследовательские работы по Умберто Эко
Иностранные языки и лингвистика
Корней Чуковский о скудном словарном запасе некоторых переводчиков
Иностранные языки и лингвистика
Игра слов в переводе сказки «Алиса в стране Чудес»
Иностранные языки и лингвистика
Джон Леннон: рассказы и их перевод на русский язык
Livrezon-технологии
10 заповедей для писателя-реалиста от А. И. Куприна
Иностранные языки и лингвистика
«Властелин колец»: 4 перевода
Иностранные языки и лингвистика
Пирамида личности полиглота