Как распоряжаться чужой жизнью?

0
Рыжачков Анатолий Александрович11/12/2019

«Да, очень страшно распоряжаться чужой жизнью.

Лежит у Бендета в отделении девочка четырнадцати лет - Лариса. У нее двойной порок, надо протезировать митральный и аортальный клапаны. Аорта очень узкая. Поступила три месяца назад с тяжелейшей декомпенсацией, с асцитом, с обострением эндокардита. Операция была невозможна, но нельзя было не принять - страшно, что умрет в поезде. Думали, подлечим немножко, чтобы выдержала переезд, и выпишем. Когда ей стало немного лучше, пожалели: такая приятная девочка, ласковая. Теперь ее уже можно оперировать - но какой риск! Огромное сердце, увеличена печень... Пугал отца опасностью, просил забрать - не хочет. И вот уже больше нельзя откладывать... Я часто вижу ее в коридоре, и жуткое чувство охватывает: как будто встречаюсь с ребенком, которого готовят к жертвоприношению!.. Ужасно. Но что делать?

Когда мы оперируем легких больных, то результаты достаточно хорошие и определенные - смертность 0-2 процента. У самых тяжелых - 40-50. Потому что у легких больных все органы имеют «запас прочности», «резерв мощностей», в три-четыре раза превышающий нагрузки в покое.

Это, однако, нас не извиняет. Если в одной клинике результаты хорошие, а в другой при тех же условиях хуже, то кто-то в этом виноват. Беда вся в том, что трудно сравнивать результаты - имеем дело с разными больными. Трудно сравнивать их тяжесть в разных клиниках. И даже в одной у разных хирургов (очень много факторов, влияющих на исходы; субъективна их количественная оценка).

Мы попытались создать «карту риска», в которой перечислены важные факторы, - их выделили 12, оценили в баллах. К примеру, если операция повторная, прибавляется 3 балла и т.д. Считаем сумму баллов и по ней определяем степень риска. Например, для протезирования клапана - первая степень до 4 баллов, а третья - от 8 до 12. Бывает, однако, и 14 и 15 - это уже «крайний риск...» Не без того, чтобы хирурги не хитрили - смотришь, прибавит единичку, если есть формальный повод. Но я за этим строго слежу, когда утром докладывают о больных на операцию и объявляют степень риска. Это сдерживает: И за собой смотрю... К сожалению, система действует только в нашей клинике, и по ней мы не можем сравнивать свою статистику с Москвой или Вильнюсом. Правда, есть конечные отправные точки: смертность у самых легких больных и самых тяжелых - например, при повторных операциях, как сравнивали на симпозиуме в Вильнюсе...

Вот так приходится оправдываться перед требовательным взглядом критиков. Я - за точный отсчет. А то ведь есть такая удобная ширма: «Единственный критерий и судья врача - его совесть». Ненадежный судья. Нужен контроль.

Еще к вопросу о смерти: в личном плане мне стало гораздо спокойней жить, когда убедился, что «уходить» не страшно.

Есть указания, что глубокие старики умирают от старости очень спокойно: ложатся, перестают принимать пищу - и угасают. Представляется, что это возможно: торможение чувственной сферы, такое же, как при тяжелых болезнях... Но до такого, наверное, но дожить. Да и сведения об этом сомнительны».

Амосов Н.М. Книга о счастье и несчастье: Дневник с воспоминаниями и отступлениями. – М.: Молодая гвардия, 1986.  – С. 87-88.
Следующая статья
Естественные науки
Прогулки в детских больницах: распорядок, организация, особенности
Организация прогулок больных детей — дело довольно сложное, но необходимое. Гулять должны все дети, которым врачи это разрешают. Даже дети, находящиеся в боксах, обязательно должны пользоваться свежим воздухом. Прогулка дозируется лечащим врачом, а организуют ее медицинские сестры и педагоги, если они есть. В одевании детей на прогулку особенно зимой принимает участие весь персонал (сестра, няня, педагог и даже буфетчица). Особое внимание следует уделять тому, во что и как одет ребенок на прогулке. Обычно родители пр...
Естественные науки
Прогулки в детских больницах: распорядок, организация, особенности
Гуманитарные науки
Хирург Николай Амосов о том, в чем заключается смысл жизни хирурга
Биографии
13 добродетелей Бенджамина Франклина
Психология и психофизиология
Как замедлить старость – методика долгожителя Николая Амосова
Гуманитарные науки
Кодекс поведения от Ганса Селье, автора книги «Стресс без дистресса»
Гуманитарные науки
Как в разных культурах реагируют на прикосновения
Гуманитарные науки
Чарльз Дарвин о пользе христианства
Гуманитарные науки
Хосе Ортега-и-Гассет о том, как Европа пришла к новой нравственности
Естественные науки
У семи нянек дитя без глазу, или почему врачи не видят своих симптомов
Естественные науки
Гендерные стереотипы в науке, или как ученые выдают желаемое за действительное
Биографии
Фридрих Ницше готовит публику к своей последней работе
Гуманитарные науки
Не все врачи знают о существовании профессиональной этики
Гуманитарные науки
Пациент всегда остается угрозой для врача
Гуманитарные науки
Человек на пути к новой картине мира
Психология и психофизиология
Сцены из бытовой медицинской жизни
Гуманитарные науки
Как видели мир представители романтизма?

Медиа

Комментарии (0)