Как театр юного зрителя работает со своей аудиторией

0
Фрагмент нашел Алексей Каримов, участник проекта АПОРОН5/23/2023

Позднее, когда в 1950 году директор театра Н. К. Ангаров переехал в г. Уральск и стал директором областного театра, вместе с ним уехала его жена – Е. Н. Снарская, к тому времени возглавлявшая педагогическую часть.

– Если раньше в штатном расписании значилось шесть педагогов вместе с заведующим, то теперь нас осталось только двое. Моей напарницей и правой рукой стала молодой преподаватель литературы Ольга Петровна Моисеева. Было ясно – нужны помощники, и ими стали члены зрительского актива.

При театре мы открыли школьный лекторий с циклом лекций: театр, музыка, изобразительное искусство, кино, литература, эстетика. Позднее – юношеский университет театрального искусства, рассчитанный на два года обучения, театральную студию, в которой, кстати, училась известная московская артистка, любимая ученица Эфроса Ольга Яковлева.

…Одной из первых пришла в актив шестиклассница Наташа Мозырь. Ей так безумно нравилось работать в театре, и это так здорово у нее получалось, что сразу же после окончания школы Наташу взяли в штат ТЮЗа. А когда в 1955 году Галина Юрьевна получила второе высшее образование – заочно окончила ГИТИС, студенткой-заочницей этого института стала и Наташа.

Подробно о работе педагогической части театра Галина Юрьевна написала в своей книге. С разрешения Галины Юрьевны я воспользуюсь некоторыми отрывками из нее.

Мы формировали мыслящего зрителя, эстетически воспитанного, морально чистого, ребята были для нас потрясающими помощниками, без них мы ничего сделать бы не смогли. Они дежурили на спектаклях, издавали стенную газету «Голос активиста», подмечали во время спектаклей недостатки, нарушения в костюмах – все то, что выходило за рамки этики, эстетики.

Кирпичики в фундамент актива заложили ученицы 7-го класса средней школы № 15.

Их было немного, всего 10 человек. Они приходили по воскресеньям на дневные спектакли, помогали педагогам театра и контролерам успокаивать беспокойную зрительскую аудиторию, следили за порядком в зале, в буфете, в фойе. Затем к ним присоединились учащиеся и из других школ, даже мальчики: в то время обучение было раздельным.

…Как-то было время, когда зрители отвернулись от театра. Шел февраль 1952 года. В театре холодно, давно не было ремонта, графа «посещаемость» не выполнялась. Администратор театра решил во время антрактов организовать танцы. В газете «Голос активиста» сразу же появился фельетон в стихах «Под звуки фокстрота»:

Гремит оркестр, льется пиво,
И пары шоркают паркет.
У входа в ТЮЗ стоят уныло
Все, не доставшие билет.
Там звуки вальса раздаются,
Там хохот пьяных голосов.
В буфете «мальчики» дерутся,
Но дверь закрыта на засов.
Попасть в фойе довольно трудно,
У двери «грозный» Лев стоит.
А звон бутылок, звук фокстрота
Туда танцующих манит.
Напрасно Золушка страдает
И сестры с мачехой кричат.
Оркестр актеров заглушает
И в зале пьяницы храпят.
Так в нашем ТЮЗе практикуют:
Танцульки с пивом и дебош.
Спектаклем это маскируют:
«Доходы надо! План даешь!»

Сейчас это трудно представить, но активисты в то и последующее время пользовались в театре большим авторитетом. Они присутствовали на читках пьес, обсуждали, стоит ли ставить на сцене ТЮЗа ту или иную пьесу, предлагали даже исполнителей ролей. Нередко у ребят были ценные замечания и на генеральных репетициях. Ведь то, что порою допустимо с точки зрения взрослого актера, режиссера, недопустимо с точки зрения школьников.

Дети пропагандировали спектакли театра в своих школах. Рассказывали сверстникам о режиссуре, об актерском исполнении. Ну а работники педагогической части в свою очередь устраивали для своих активистов вечера, балы, в которых принимали участие и актеры.

Активисты не только дежурили, они приглашали исполнителей спектакля, педагогов к себе в школы, чтобы лучше узнать, как ставятся спектакли, как актеры к ним готовятся, почему мальчишек, подростков играют женщины-актрисы. В общем, сто тысяч «почему» вставали перед нами.

Постепенно друзья театра, как они себя называли, становились полпредами ТЮЗа в своих учебных заведениях. Такими же друзьями театра считали себя и студенты, которые стали присоединяться к активистам-школьникам.

– В сентябре 1950-го я пришла в актив ТЮЗа как в очередной кружок, – вспоминает Ната Феликсовна Бычук. – Я училась в седьмом классе, собиралась в педагогический техникум. Но, переступив порог, настолько заразилась театром, что поняла: останусь в нем на всю жизнь. Хотя актрисой я никогда быть не хотела, что буду делать в театре, ясно не представляла. Так получилось, что активистами ТЮЗа одновременно стали несколько девочек из нашей школы. Страстью к театру мы тогда заразили буквально всю школу. В театре пропадали и ученики, и завуч, и директор. До этого времени мы даже не подозревали, что можем вот так свободно приходить в театр, смотреть по 10 раз понравившиеся нам спектакли. И самое интересное – потом их обсуждать при актёрах, на которых до этого боялись смотреть в упор.

Нас удивило и подняло в собственных глазах то, что актеры с большим вниманием к нам прислушивались. Очень часто режиссер нас благодарил за участие в обсуждении спектакля, за выступление, говорил, что сделал для себя какие-то выводы, удивлялся нашему пониманию «не по возрасту» каких-то ходов.

Мы начали делать свои отзывы в письменном виде. За кулисами была специальная доска, на которой помещались наши своеобразные рецензии. Так мы взрослели, формировались.

А интуиция меня не подвела: в театре я проработала 51 год.

Познакомившись ближе друг с другом, ребята «толкнули» идею придать «обществу» официальный статус. Был избран совет актива, его «управленческий аппарат». Определены программа и задачи, права и обязанности общества «Друзей театра» в целом и каждого активиста в отдельности.

Вот список руководства первого зрительского актива. Председатель – Наташа Мозырь, главный редактор газеты «Голос активиста» – Светлана Сагалович, фотокорреспондент – Володя Шин, ответственная за уголки ТЮЗа в школах – Света Резчик, ответственная за творческие встречи, обсуждения, конференции, диспуты – Нина Червоний. Архивариусом был Эмиль Димант, а дежурным по педчасти – Марат Абишев. У нас появились собственные писатели, поэты, журналисты, фотографы, карикатуристы, фельетонисты, критики, теоретики. Были «академики-ораторы», которые выступали на обсуждениях, диспутах, провоцируя аудиторию к открытому разговору.

Состав актива из года в год менялся. Приходили новые энтузиасты, уходили те, кого такая форма работы не устраивала. С годами определилась крепкая, неизменная группа «фанатиков театра», которые числились в списках, будучи уже взрослыми, облаченными научными степенями, высокими званиями и должностями.

Сегодня Галина Юрьевна гордится своими воспитанниками, которые давно уже стали бабушками и дедушками и теперь приводят в театр своих внуков.

Рассказывает Светлана Михайловна Сагалович: 
– С нами, действительно, встречались режиссеры и, сами того не подозревая, прививали нам правильное понимание драматического искусства. Кем бы сегодня ни были выходцы из нашего зрительского актива, не сомневаюсь: они могут очень грамотно судить о театре.

Особенно любил с нами встречаться Борис Григорьевич Гронский. Все его спектакли были изумительными. Помню, мы обсуждали знаменитую «Стрекозу». Там есть герой – некий Гиви Намарадзе. Его в спектакле не показывают, но там все время фигу рирует его подружка – Сулико. Ее играла актриса Великанова, всегда серьезная и сосредоточенная. Она читает «умные» книги, красиво обо всем рассуждает. Так вот как-то на обсуждении я сказала, что хотя мы и не видим в спектакле Гиви Намарадзе, но понимаем, что это интеллигентный, образованный человек, потому что у него есть такая подруга, как Сулико. Гронский тогда просто вскочил с места: «Запомните этот день. Родилась театральная критика внутри зрительского актива!»

Вот так неожиданно высоко он оценил наши попытки проанализировать спектакль. И не дай Бог узнать Галине Юрьевне о каких-то сбоях в успеваемости членов зрительского актива! Разнос был по первое число. У нас были сплошные отличники.

Источник: Л.Б. Мананникова. Я родом из ТЮЗа. – Астана, 2010. – С. 99-105.

Общество несовершенно. Оно тонет в проблемах и противоречиях: от безработицы и дискриминации до кризиса общечеловеческих идей. Решения этих проблем мы называем социальными инновациями. Однако, сегодня не существует технологии, которая бы генерировала эти решения не стихийно, а под задачу. 

НАПРАВЛЕНИЯ РАБОТЫ ПРОЕКТА «АПОРОН»

➜ Сбор прецедентов: откуда возникают социальные проблемы и каким образом они решаются? Исторические примеры и современные кейсы. 
➜ Обобщение прецедентов и создание технологий, позволяющих социальным активистом разрешать актуальные противоречия.
➜ Создание площадки, на которой специалисты в области социальных инноваций смогут обмениваться практическим опытом.

«АПОРОН» открыт к сотрудничеству, если вы занимаетесь решением социальных проблем и противоречий и хотите присоединиться к проекту в качестве разработчика. Чтобы узнать подробности, напишите руководителю проекта Сергею Резникову: ВКонтакте или на e-mail: z.atm@bk.ru  

ЧТО ТАКОЕ БАЗА ЗНАНИЙ?

Концентрированная книга издательства LIVREZON складывается из сотен и тысяч проанализированных источников литературы и масс-медиа. Авторы скрупулёзно изучают книги, статьи, видео, интервью и делятся полезными материалами, формируя коллективную Базу знаний. 

Пример – это фактурная единица информации: небанальное воспроизводимое преобразование, которое используется в исследовании. Увы, найти его непросто. С 2017 года наш Клуб авторов собрал более 80 тысяч примеров. Часть из них мы ежедневно публикуем здесь. 

Каждый фрагмент Базы знаний относится к одной или нескольким категориям и обладает точной ссылкой на первоисточник. Продолжите читать материалы по теме или найдите книгу, чтобы изучить её самостоятельно.  

📎 База знаний издательства LIVREZON – только полезные материалы.

Следующая статья
Биографии
Как научиться управлять внешними обстоятельствами: пример Аллександры Коллонтай
«Как младшая в семье, — писала Коллонтай в автобиогра­фии, и притом единственная дочь отца (мать моя была за­мужем вторично), я была окружена особой заботой всей на­шей многочисленной семьи с ее патриархальными нравами». — Не знаю, право, что из Шуры выйдет? — огорчалась Мама. — Ни к чему ее не приучишь. К хозяйству нет терпения, шить и вышивать не любит, даже в куклы не умеет играть, Шура не капризная, но в ней сидит двойное упрямство — чу­хонское да хохлацкое. Сколько раз я ей запрещала рыться в книгах у дедушки в кабинете. Чуть недосмотришь — она  там....
Биографии
Как научиться управлять внешними обстоятельствами: пример Аллександры Коллонтай
Биографии
Королева Виктория выбирает будущего мужа
Биографии
Джейн Биркин: «Если сниматься голой, то только у великих великих»
Биографии
Лу Саломе: Развитие творческого потенциала начинается с фантазирования
Биографии
Флоренс Найтингейл: почему будущая национальная героиня была разочарованием семьи
Биографии
Как воспитать девочку поэтессой – пример Леси Украинки
Биографии
Агриппина Ваганова: как превратить недостатки в достоинства
Биографии
Развитие вопреки обстоятельствам: пример нобелевской лауреатки Дженнифер Даудны
Биографии
Избавиться от теории ради практики – стратегии художницы Остроумовой-Лебедевой
Биографии
Самостоятельность формируется с детства – пример Айседоры Дункан
Биографии
Татьяна Тарасова: тренер в поисках МУЗЫки
Биографии
Марлен Дитрих: «Никто не мог заставить меня воевать с Францией»
Биографии
Корни жестокости Ивана Грозного
Биографии
Антонина Пирожкова и Исаак Бабель: распределить быт так, чтобы жена работала
Биографии
Какие трудности поджидают супруга королевы: Виктория и Альберт
Биографии
Анна Ахматова: делиться результатами своего труда, даже если страшно