Как трансформируется образ родителей у детей во время войны?

0
Фрагмент нашла: Ольга Уколова6/27/2022

В начале мы описывали, как на первых порах своей жизни в приюте ребенок тяжело привыкает к разлуке с матерью. Поэтому таким детям в дальнейшем бывает трудно сохранить остатки истинного отношения к родителям.

Большинство детей младше трех лет вследствие внутренних процессов, описанных выше, забывают своих родителей или, по крайней мере внешне, равнодушны к ним. Они переносят свою любовь на новое окружение и после некоторых колебаний и с некоторой задержкой в развитии заново начинают свою жизнь.

Дети старше трех лет обычно не забывают своих родителей. Их память более стабильна. Ребенку уже легче найти адекватные формы проявления своих чувств. Образ родителей остается в их памяти, особенно когда он поддерживается частыми посещениями, получением посылок, постоянными разговорами о родителях. Часто образы родителей претерпевают значительные изменения по сравнению с прошлым. В фантазиях родители представляются детям лучше, больше, богаче, щедрее, терпимее, чем они когда-либо были. Отрицательные чувства, как было сказано, подавляются и порождают разного рода состояния и разного рода нарушения в поведении, о происхождении которых не знают ни ребенок, ни воспитатель.

Но даже в этом возрасте, когда отношения с родителями продолжают осуществляться в фантазиях, мало-помалу реальные чувства к родителям угасают. Ребенок преимущественно живет настоящим. У него завязались новые отношения, появились любимые воспитатели и нянечки, ревность к сиблингам перешла на младших воспитанников приюта. Дружеские отношения устанавливаются на удивление рано. Дом как предмет гордости заменяется приютом, игрушками и другими предметами нового сообщества.

В наших приютах, где мы используем любую возможность, чтобы дети встречались с родителями, вряд ли когда-нибудь случится так, чтобы ребенок отказался вернуться к матери. Но было несколько малышей примерно двухлетнего возраста, которые были недружелюбны со своими матерями, будучи дома отказывались с ними есть, спать, играть. Они хранили воспоминания о приюте: «Моя ванная», «мой хлеб», «моя Нельса» – точно так же, как хранили в памяти обращение «мам, мам», воспоминания о своих домашних животных, о вещах, принадлежавших их матерям, когда они только попали в приют. Ребенок постарше (трех-четырех лет), конечно, знает, что эта чужая женщина, которая проявляет к нему какие-то чувства, и есть на самом деле его мать, но все равно это не очень помогает.

Лучше всего это видно на примере девочки Мэри (3 года 3 месяца). Мэри потребовалось много времени, чтобы привыкнуть к жизни в приюте. По крайней мере, в течение пяти месяцев каждый приход ее матери сопровождался сильным плачем. Ее развитие тормозилось фиксацией на ее страстном желании вернуться домой, разочарованием, которое сменялось то упрямством, то депрессией. Она поступила в июле и окончательно прижилась только к Рождеству. Она начала веселиться, интересоваться окружающим и проникаться к своему новому окружению. В январе она провела некоторое время у своей матери, и в течение двух дней она была очень счастлива. Но когда на 3-й день мать спросила ее, хочет ли она остаться еще на ночь или вернуться в приют, она вежливо ответила: «Не кажется ли тебе, что нам было бы лучше вернуться домой?» В данном случае это означало, что она хочет вернуться в приют.

Не у всех детей это видно так отчетливо, как у Мэри. Но если у родителей слишком сильно развито чувство собственности в отношении ребенка, и если в приюте матери никак не помогают справляться с чувством ревности, то для матери, испытывающей инстинктивную привязанность к своему ребенку, ситуация становится невыносимой. 

Источник: А. Фрейд, Д. Бирленгем. Война и дети. / Пер. с англ. Е. Уманской. // Развитие личности. – № 3. – 2004. – С. 184-208.

Редакция будет рада вашим примерам по теме.
Присылайте материалы на info@livrezon.ru, и мы опубликуем их в нашей Базе знаний.

ЧТО ТАКОЕ БАЗА ЗНАНИЙ?

Концентрированная книга издательства LIVREZON складывается из сотен и тысяч проанализированных источников литературы и масс-медиа. Авторы скрупулёзно изучают книги, статьи, видео, интервью и делятся полезными материалами, формируя коллективную Базу знаний. 

Пример – это фактурная единица информации: небанальное воспроизводимое преобразование, которое используется в исследовании. Увы, найти его непросто. С 2017 года наш Клуб авторов собрал более 80 тысяч примеров. Часть из них мы ежедневно публикуем здесь. 

Каждый фрагмент Базы знаний относится к одной или нескольким категориям и обладает точной ссылкой на первоисточник. Продолжите читать материалы по теме или найдите книгу, чтобы изучить её самостоятельно.  

📎 База знаний издательства LIVREZON – только полезные материалы.

Следующая статья
Биографии
Война – это травматическая эпидемия. Обустройство военного госпиталя в Ленинграде
Наше здание – это бывший Гостиный двор, построенный в начале прошлого века. Огромный четырехугольный корпус, как и полагается Гостиному двору, опоясан открытой сводчатой галереей. Перед войной помимо истфака здесь размещались географический, философский, экономический факультеты университета и поликлиника. И вот в таком огромном здании надо было развернуть большой эвакуационный госпиталь. В пять дней! Казалось, это выходит за пределы реальных возможностей. Все работали круглосуточно. Днем и ночью. Сон накоротке, еда ...
Биографии
Война – это травматическая эпидемия. Обустройство военного госпиталя в Ленинграде
Гуманитарные науки
Когда горе становится повседневностью?
Биографии
«Пришлось отдать карточки, чтобы маму закопали рядом с папой» – как дети хоронили родителей в блокадном Ленинграде
Педагогика и образование
Избыток похвалы отрицательно сказывается на мотивации ребенка к учебе
Психология и психофизиология
Детская депрессия и тревога: кейсы из практики
Биографии
«Почему нам все нельзя?.. – Потому что мы евреи»: Холокост глазами ребенка
Гуманитарные науки
Как новости о революции шли на Урал
Педагогика и образование
Во время разлуки ребенок гипертрофирует чувство любви к родителям
Педагогика и образование
Воспитание детей в детской больнице: как преодолеть стресс и страх?
Биографии
«Не берусь судить его, но вспоминаю с омерзением», – Николай Никулин о жестокости к пленным
Гуманитарные науки
Хлеб, поджаренный на жиру, нужно было есть с помощью ножа и вилки – тогда это получалось блюдо. Воспоминания из блокадного Ленинграда
Педагогика и образование
Может ли педагог вмешиваться в движения характера ребенка? Противоречия А. С. Макаренко
Биографии
«На войне у всех своя правда, и я убедился в этом на собственной шкуре...»
Биографии
Г. И. Гурджиев: «Тот, кто осознал, что такое война на самом деле, не может не хотеть дезертировать»
Биографии
«Воронки здесь чудовищные – с целый дом»: Николай Никулин о разминировании полей