Как в науку проникают шарлатаны

0
Фрагмент нашел Александр Щербаков, участник проекта АПОРОН1/20/2023

Механика такого проникновения в любой НИИ для испытания и внедрения своего «самого лучшего в мире метода» оказалась довольно простой. Воронову (действительно давно уже находящуюся на пенсии) на досуге «осеняет идея». Делать ей нечего. Пенсии (а может быть, и некоторых накоплений, учитывая северные доплаты) в то время для поездки в столицу хватало. Приезжает в Москву, идет в Минздрав, там ее «футболят» от одного чиновника к другому. Наконец, в коридорах Минздрава ей кто-то показывает академика Шабала — известного ученого-онколога. Она хватает его, что называется, за фалды и где-то в полутемном коридоре показывает собранные в молодые годы фотографии новорожденных-уродов (она же акушер-гинеколог в прошлом). Шабад не только как человек интеллигентный, а скорее, чтобы отвязаться от «липучей» тетки, вежливо говорит: «Интересно, интересно». Все, ей больше ничего не нужно. 

Наша пенсионерка (разумеется, награжденная значком «Отличник здравоохранения СССР») записывается на прием к первому замминистра по лечебной работе А.Г. Сафонову. Показывает ему альбомы с детьми-уродцами, что на него, как человека, давно не имевшего контакта с больными, производит впечатление; еще большее впечатление на него производит сообщение доктора Вороновой о том, что «сам академик Шабад сказал: "Это интересно"». Все. Вопрос «об испытаниях нового метода доктора Вороновой» решен. 

В Институт онкологии направляется соответствующее распоряжение. Это просто замминистра спихнул вниз свою головную боль. Директор накладывает на распоряжении Минздрава резолюцию — «Тов. Соловьеву Ю.Н.». Директор тоже снял с себя головную боль, даже не слушая Воронову и не вникая в суть вещей. Теперь это моя головная боль. Но какая!

Мне надлежит организовать объективную и всестороннюю проверку «нового метода диагностики рака мочой беременных». При этом следует учесть — беременных женщин, у которых следует брать для опытов мочу, у меня нет; рядом с институтом нет ни одного роддома или женской консультации. Значит, надо договариваться с такими учреждениями в городе и возить мочу оттуда (кто будет возить? на каком транспорте? в какие сроки? и в каком количестве?). Все эти проблемы тоже надо решать. Но это не самое страшное. Надо еще создать исследовательскую группу из институтских научных сотрудников, лаборантов и изыскать необходимое количество подопытных животных и место в виварии. Любой и каждый руководитель лаборатории от такого предложения — испытать «новый метод», предложенный полуграмотным в профессиональном отношении аутсайдером — прежде всего возмущенно «лезет на стенку». Уже после первой беседы с «автором открытия», который туманно и косноязычно излагает идею метода, всем ясно, что это «бред со взломом». Я тоже ощущаю себя полным идиотом. Мои попытки убедить директора «послать замминистра куда подальше, а изобретателя гнать в шею» не находят поддержки. Убеждаю ученых, «стиснув зубы», провести корректное испытание с четким протоколом.

Разумеется, через два месяца работы выясняется — «метод доктора Вороновой» не работает и работать не может. Нет для этого никаких биологических оснований и экспериментальных подтверждений. Автору бы извиниться и ехать восвояси. Ничего подобного. Она идет прямо к замминистра и жалуется, что все опыты были поставлены не так, как нужно (хотя на протоколах всюду есть ее подпись). А.Г. Сафонов разговаривать по этому поводу с Н.Н. Блохиным побаивается, поэтому звонит мне и толстым голосом требует повторения эксперимента. Я уже немного заматерел на административной должности, поэтому, сознавая, что ученых на повторный акт мастурбации мне не уговорить, начинаю блефовать. Говорю: «Алексей Георгиевич, я подсчитал [глядя на потолок), что проведенные опыты обошлись институту примерно в сто шестьдесят — сто шестьдесят пять тысяч рублей. Поэтому если новые эксперименты так же дадут отрицательный результат, я передам материалы в народный контроль». Следует пауза в разговоре. Замминистра тяжело пыхтит в телефонную трубку, потом говорит: «Ну, ты (он всем говорил «ты», грубый был мужик, но не дурак) как-нибудь объясни ей сам там все это».

Другой разговор – «Конечно, Алексей Георгиевич, не беспокойтесь, все объясню». С Вороновой я уже говорю не просто про народный контроль, а про «Народный контроль СССР», и даже поминаю, что туда же будет сообщено и о замминистра, с которым я только что разговаривал по телефону. Теперь я спокоен, в Минздрав она больше не пойдет. Хотя многие «изобретатели-открыватели» доходили до ЦК КПСС. Правда, эта инстанция чаще требовала «Дать ответ заявителю». 

Всю эту тягомотину я описал только для того, чтобы показать — каким «иссушающим мозг и душу делом» мне приходилось заниматься на административном поприще. Как демагоги-чиновники всех уровней и мастей считали возможным (более того, считали своим долгом и прямой обязанностью) вмешиваться во все дела научных и творческих коллективов, выдавая эти грубые и глупые вмешательства за руководство наукой и даже искусством и литературой.

Источник: Ю.Н. Соловьев. Длинная быстрая жизнь. – М.: Практическая медицина, 2018. – С. 429-431.

Общество несовершенно. Оно тонет в проблемах и противоречиях: от безработицы и дискриминации до кризиса общечеловеческих идей. Решения этих проблем мы называем социальными инновациями. Однако, сегодня не существует технологии, которая бы генерировала эти решения не стихийно, а под задачу. 

НАПРАВЛЕНИЯ РАБОТЫ ПРОЕКТА «АПОРОН»

➜ Сбор прецедентов: откуда возникают социальные проблемы и каким образом они решаются? Исторические примеры и современные кейсы. 
➜ Обобщение прецедентов и создание технологий, позволяющих социальным активистом разрешать актуальные противоречия.
➜ Создание площадки, на который специалисты в области социальных инноваций смогут обмениваться практическим опытом.

«АПОРОН» открыт к сотрудничеству, если вы занимаетесь решением социальных проблем и противоречий и хотите присоединиться к проекту в качестве разработчика. Чтобы узнать подробности, напишите руководителю проекта Сергею Резникову: ВКонтакте или на e-mail: z.atm@bk.ru  

ЧТО ТАКОЕ БАЗА ЗНАНИЙ?

Концентрированная книга издательства LIVREZON складывается из сотен и тысяч проанализированных источников литературы и масс-медиа. Авторы скрупулёзно изучают книги, статьи, видео, интервью и делятся полезными материалами, формируя коллективную Базу знаний. 

Пример – это фактурная единица информации: небанальное воспроизводимое преобразование, которое используется в исследовании. Увы, найти его непросто. С 2017 года наш Клуб авторов собрал более 80 тысяч примеров. Часть из них мы ежедневно публикуем здесь. 

Каждый фрагмент Базы знаний относится к одной или нескольким категориям и обладает точной ссылкой на первоисточник. Продолжите читать материалы по теме или найдите книгу, чтобы изучить её самостоятельно.  

📎 База знаний издательства LIVREZON – только полезные материалы.

Следующая статья
Гуманитарные науки
Почему учебники не рассказывают, как развивается наука
Я старался подробно раскрыть сущность революций в науке на иллюстрациях. [...] Но, очевидно, многие из них, которые были сознательно отобраны в силу их общеиз­вестности, обычно рассматривались не как революции, а как дополнения к существующему уже научному знанию. [...] Я предпо­лагаю, что есть в высшей степени веские основания, в силу которых революции оказываются почти невидимыми. И уче­ный, и дилетант заимствуют множество своих представлений о творческой научной деятельности из авторитетного источ­ника, который систематически маскирует (отчасти в силу важ­ных функциональных оснований) сущес...
Гуманитарные науки
Почему учебники не рассказывают, как развивается наука
Гуманитарные науки
Главный признак тоталитарной секты, или как не попасть под влияние «гуру»
Гуманитарные науки
Эвтаназия как средство экономии бюджетных денег в фашистской Германии
Гуманитарные науки
Бертран Рассел о том, как внешний враг сплачивает общество
Психология и психофизиология
Самоосуществляющееся пророчество, или как на нас влияют стереотипы
Деградация и лженаука
Как формировались политические принципы правозащитницы Анджелы Дэвис
Деградация и лженаука
Скажи мне, кто твои друзья, и я скажу, каков предел твоих амбиций
Гуманитарные науки
Лев Семенович Клейн о том, как археологи обходили советскую цензуру
Деградация и лженаука
Самосожжение как протест против государства
Деградация и лженаука
Что случается, когда общество не финансирует науку
Гуманитарные науки
Молодёжь собирает средства для секты мунитов
Гуманитарные науки
Почему люди верят в магию, проклятья и колдовство?
Бизнес и экономика
Карл Маркс о том, почему бедные рожают больше
Гуманитарные науки
Как преодолеть цензуру, если вас «отменили»?
Психология и психофизиология
Откуда возникает ненависть к самим себе – отвечает Курт Левин
Гуманитарные науки
Габриель Тард: город порождает худшие преступления