Корней Чуковский о скудном словарном запасе некоторых переводчиков

0
Агафонова Анастасия Витальевна12/6/2020

Плохие переводчики страдают своеобразным малокровием мозга, которое делает их текст худосочным. Каково Хемингуэю, или Киплингу, или Томасу Манну, или другому полнокровному автору попасть в обработку к этим анемичным больным! Похоже, что они только о том и заботятся, как бы обескровить гениальные подлинники. У таких переводчиков нищенски убогий словарь: каждое иностранное слово имеет для них одно-единственное значение. Запас синонимов у них скуден до крайности. Лошадь у них всегда только лошадь. Почему не конь, не жеребец, не рысак, не вороной, не скакун? Лодка у них всегда лодка и никогда не бот, не челнок, не ладья, не шаланда. Дворец - всегда дворец. Почему не ломок, не палаты, не хоромы, не чертог? Почему многие переводчики всегда пишут о человеке — худой, а не сухопарый, не худощавый, не тщедушный, не щуплый, не тощий? Почему не стужа, а холод? Не лачуга, не хибарка, а хижина? Не каверза, не подвох, а интрига? Почему печаль всегда печаль, а не скорбь, не тоска не кручина, не грусть? Плохие переводчики думают, что девушки бывают только красивые. Между тем они бывают миловидные, хорошенькие, смазливые, пригожие, недурные собой, привлекательные и мало ли еще какие!

Множество у этих людей всегда только множество. Почему не прорва, не уйма, не бездна, не тьма? Препятствие - только препятствие, а не помеха, не преграда, не препона.

Словесное худосочие надо лечить. Конечно, если болезнь запущена, окончательное выздоровление едва ли возможно. Но все же мы должны озаботиться, чтобы анемия приняла менее тяжелую форму, а для этого переводчикам следует изо дня в день пополнять свои скудные запасы синонимов.

Даль — вот кого переводчикам нужно читать, а также тех русских писателей, у которых был наиболее богатый словарь: Крылова, Грибоедова, Пушкина, Лермонтова, Сергея Аксакова, Льва Толстого, Тургенева, Лескова, Чехова, Горького. Перечитывая русских классических авторов, переводчики должны запоминать те слова, которые могли бы им при переводе пригодиться, они должны составлять для себя обширные коллекции этих слов — не вычурных, цветистых, областных, а самых простых, заурядных, которые хоть и употребляются в русской обыденной речи, по переводчикам почему-то несвойственны. Я редко встречаю в переводных повестях и романах такие простые слова, как зря, невпопад, невзначай, привередливый, взбалмошный, неказистый, угодливый, беззаветный, досужий, разбитной, прыткий, отпетый, озорной.

И до сих пор существует порода переводчиков, которые никогда не скажут сумасброд, а непременно — безумец.

Недавно мне попался один перевод, который мог бы служить образцом и подспорьем для молодых переводчиков, желающих расширить диапазон своей речи.

Едва только я раскрыл книгу, мне бросились в глаза такие слова, которые при всей своей простоте и обычности почти никогда не встречаются у середняков переводчиков: умасливать, доимый, преспокойно, страшноватый, нашкодивший и пр.

Этих выразительных слов не найти ни в одном из англо-русских словарей. Никакому словарю не угнаться за всеми оттенками живой человеческой речи. Поэтому задача переводчика, если только он настоящий художник, заключается именно в том, чтобы возможно чаще отыскивать такие соответствия иностранного и русского слова, какие не могут вместиться ни в одном словаре.

Чуковский К. И. Собрание сочинений: В 15 томах. Том 3: Высокое искусство. Из англо-американских тетрадей. / Сост. Е. Чуковской и П. Крючкова. — 2-е изд., электронное, испр. и дополн. - М.: Агентство ФТМ, Лтд, 2012. — С. 82-83.
Следующая статья
Иностранные языки и лингвистика
Когда многоязычие не создает неудобств, люди сами себе их устраивают
Весьма интересные наблюдения сделаны над племенами, сохраняющими черты очень древнего, архаичного образа жизни. Уж, казалось бы, в их небольших и замкнутых селениях есть один общепонятный язык. Но дело не так просто. Вот, скажем, племя таджу, населяющее одно из ущелий в Индии. Здесь в домах царит поразительная тишина. Дело в том, что женщины по древней традиции говорят на одном языке, а мужчины – на другом. Семейный скандал просто невозможен, поскольку обе высокие стороны либо едва знают язык супруга, либо привыкли изъясняться жестами. Традиция женского я...
Иностранные языки и лингвистика
Когда многоязычие не создает неудобств, люди сами себе их устраивают
Иностранные языки и лингвистика
Берроуз Данэм о безвредности слов
Иностранные языки и лингвистика
Чучело мыши, и то с колокольчиком – чудеса переводов Стивена Кинга на русский язык
Иностранные языки и лингвистика
Анастасия Димитрова: 6 приемов для изучения иностранного языка под задачу
Иностранные языки и лингвистика
Как помогает или не помогает метод «преследования» в изучении иностранных языков?
Иностранные языки и лингвистика
Red Heat – красная жара? схватка? беспредел?
Иностранные языки и лингвистика
Симптомы любви по Борису Акунину
Иностранные языки и лингвистика
Принцип параллельных текстов при изучении иностранных языков
Иностранные языки и лингвистика
«Он делал лучшее из того, что мог»: метод Генриха Шлимана в изучении иностранных языков
Иностранные языки и лингвистика
Перевод как промышленное изделие
Иностранные языки и лингвистика
Оригинал стареет, язык развивается – о новой жизни переводов
Иностранные языки и лингвистика
Техники допроса: как кубинские полицейские выбивали показания из заключенных?Техники допроса: как кубинские полицейские выбивали показания из заключенных?
Иностранные языки и лингвистика
Гнедич, Дьяконова и Смирнов – кто работал над переводом «Дон Жуана»
Иностранные языки и лингвистика
Муки переводческие: кто поможет?
Иностранные языки и лингвистика
Словесные формулы, которые принадлежат всем и никому
Иностранные языки и лингвистика
Что можно опустить при синхронном переводе без потери смысла?