Королева Виктория выбирает будущего мужа

0
Фрагмент нашла Екатерина Скимен, участница клуба LivreLady5/1/2024

Когда в мае 1836 г. принц Альберт впервые приехал в Англию вместе с братом Эрнестом, то покорил всех приятной внешностью и обаянием. Но с другой стороны, его субтильная конституция не позволяла ему полноценно участвовать во всех увеселительных мероприятиях, балах, вечеринках, обедах и ужинах, концертах и в прочих придворных ритуалах, которые он вынужден был посещать. Кроме того, он не привык к ночной жизни и всегда стремился пораньше уйти спать. 

Королева Виктория (1819 – 1901)

Однажды принц ушел спать в то время, которое для Виктории было просто детским. А когда на вечеринке, устроенной во дворце в честь семнадцатого дня рождения принцессы Виктории, Альберт дважды потанцевал с ней, она вдруг заметила, что тот «смертельно побледнел и чуть было не лишился чувств». После этого он два дня отлеживался в своей комнате и восстанавливал силы. «Мне очень жаль, - писала Виктория своему дядюшке Леопольду, — что в лице принца Альберта мы получили при дворе самого настоящего инвалида». А позже Виктория часто писала о нем в своем дневнике, называя его «деликатным желудком». В отличие от нее принц Альберт не мог переносить тяжелую или острую пищу и часто мучился от болей в желудке. В свои детские и юношеские годы он был приучен к здоровой пище, которая не отличалась ни разнообразием, ни экзотичностью. Словом, он придерживался гастрономических традиций своей родины. А во время своей первой поездки в Англию Альберт постоянно жаловался своей мачехе, что все эти бесконечные увеселительные ритуалы утомляют его и выбивают из привычной колеи. Так, например, один из концертов продолжался до часа ночи, а второй закончился чуть ли не в два часа. И тем не менее в своих письмах дядюшке Леопольду и его жене Виктория сообщала, что нашла в лице Альберта верного друга, хорошего товарища и прекрасного собеседника. Примерно так же она относилась и к его брату.

«Они оба чрезвычайно добродушные, приятные и очень хорошие парни. Однако в отличие от Эрнеста Альберт весьма красив и отличается доброжелательным выражением лица... Я благодарна вам, мой любимый дядюшка, что вы предоставили мне прекрасную возможность познакомиться с Альбертом. Могу заверить вас, мой дорогой дядя, что мне с ним очень приятно и мне он чрезвычайно понравился. Он обладает всеми качествами, которые делают общение с ним интересным и полезным. Он такой чувствительный, такой добрый, такой хороший, что я даже слов не нахожу. Кроме того, он обладает весьма приятной внешностью, а его сдержанные манеры выше всяких похвал».

«Наиболее приятное в его внешности, — записала Виктория в дневнике, — заключается в добродушном и доброжелательном выражении лица. Оно источает доброту, искренность и незаурядный ум».

Что же до принца Альберта, то он был более сдержанным в выражении своего отношения к Виктории. «Дорогая тетушка (герцогиня Кентская) очень добра к нам и делает все возможное, чтобы мы чувствовали себя как дома, — писал он в письме к своей мачехе. — А наша кузина тоже весьма добродушная особа». И больше ни единого слова. Позже он стал более откровенным и дал краткую характеристику своей кузины: она разделяла с ним его увлечение музыкой. Но можно ли было сказать, то у них есть еще что-то общее?.. К тому времени ему уже сообщили, что она «невероятно упряма», что чрезвычайно любит всякие «церемонии, этикет» и привержена вполне «тривиальным формальностям» придворной жизни, чего нельзя сказать о нем. Кроме того, она не разделяла любви принца к природе, отдавая предпочтение балам, после которых укладывалась спать поздно ночью. Наконец, его просто пугала перспектива остаться в Англии надолго и страдать от ностальгии по родным краям.

А принцесса Виктория, несмотря на все свое восхищение наружностью и душевными качествами Альберта, вовсе не торопилась выходить замуж, во всяком случае до 1840 г., а то и позже. И Викторию постепенно стала раздражать настойчивость дядюшки Леопольда, который продолжал подталкивать ее к браку с Альбертом. При этом она говорила, что «еще не совсем взрослая», да и принц Альберт был скорее мальчиком, чем взрослым мужчиной. Словом, она ссылалась на возраст и постоянно доказывала королю Леопольду, что вряд ли ей стоит выходить замуж до двадцати лет. Кроме того, он «должен был в совершенстве овладеть английским языком и научиться читать и писать без ошибок, чего проста невозможно добиться за столь короткое время... К сожалению, как мне кажется, его французский также оставляет желать лучшего». Однако больше всего Виктория выражала неудовольствие его равнодушием к придворному этикету и тем, что он рано укладывался спать после ужина. Интересно, что сказал бы об этом лорд Мельбурн? Впрочем, он сам не одобрял привычки королевы устраивать балы, танцевать далеко за полночь и ложиться спать чуть ли не под утро. Узнав о предпочтениях юного принца, Мельбурн не стал скрывать своего удовлетворения и заявил, что ему нравится такое поведение.

После того как принц Альберт вернулся домой, а Виктория стала королевой Англии, у нее появились дополнительные причины не торопиться со свадьбой. Поскольку скандал с неожиданной смертью леди Гастингс постепенно утих и Виктории пришлось расстаться с лордом Мельбурном, она в полной мере наслаждалась своей самостоятельностью и дорожила своей независимостью.

На двадцатилетие королевы Виктории в Виндзорский дворец приехал 21-летний сын царя Николая I и наследник престола великий князь Александр. После роскошного ужина во дворце Сент-Джордж был дан грандиозный бал, завершившийся только после двух часов ночи. «Никогда еще я не получала столько удовольствия, — отметила королева в дневнике. — Нам всем было так весело!» А великий князь Александр оказался «чрезвычайно милым и обаятельным человеком». Виктория с огромным удовольствием танцевала с ним мазурку и позже отметила, что он был «настолько сильным и ловким танцором; что только с превеликим трудом можно было поспеть за ним. Князь кружит вас так быстро, как в вальсе, и это очень приятно... Я просто влюбилась в него... Он такой открытый, молодой, жизнерадостный... у него такое доброе и милое лицо, добродушная улыбка и мужественная фигура». На фоне великого князя все остальные гости выглядели довольно бледно и не имели «никаких преимуществ» перед королевой. А когда королева отправилась спать, то была так возбуждена знакомством с великим князем, что не смогла даже уснуть до пяти часов утра.

Вместе с лордом Мельбурном королева Виктория часто обсуждала вопрос о предстоящем замужестве и перебирала всех представителей королевской крови, которые могли бы стать серьезными и достойными претендентами на ее руку и сердце. В то время Виктория никому не могла отдать предпочтение, однако даже и мысли не допускала, что может выйти замуж за человека не королевской крови. Многие тогда не без оснований полагали, что наиболее достойным мужем королевы мог стать лорд Альфред Паджет, сын кавалерийского офицера маркиза Англси. Это был один из красивейших молодых людей при королевском дворе, который обожал королеву и всегда носил на своей шее ее изображение, а другой портрет повесил на шею своей собаки. К тому же он доброжелательно относился к баронессе Лецен и по примеру Виктории называл ее «мамой».

Вместе с тем лорд Мельбурн не одобрил выбор короля Леопольда в пользу принца Альберта. «Кузены — не очень хорошая вещь, — решительно заявил он. — Все эти Кобурги совершенно непопулярны за границей. Русские ненавидят их». При этом он привел пример герцогини Кентской, которая принадлежала к тому же роду. Однако королева Виктория не согласилась с ним и со смехом сказала, что мужчины этого рода не такие уж и плохие. Мельбурн тоже рассмеялся этому наблюдению и добавил, что очень надеется на ее проницательность. Однако спросил, как она будет себя вести, если вдруг окажется, что молодой принц встанет на сторону своей тети, герцогини Кентской, а не жены. В любом случае брак королевы и немецкого кузена будет не очень хорошо воспринят в Англии. Да и сам он далеко не в восторге от такой перспективы. Немцы никогда не моют лицо и много курят, а он терпеть не может табачный дым. Один только запах табака вынуждает его чертыхаться как минимум полчаса. С другой стороны, ее брак с каком-нибудь представителем английского аристократического семейства тоже не сулит ничего хорошего. Исключением может быть только кто-нибудь из самых аристократических и самых уважаемых семей. Действительно, никому не известно, как сложится судьба человека, который женится на королеве и вынужден будет взять на себя определенные обязательства. Лорд Мельбурн предположил, что, может быть, стоит подождать год или два и внимательно присмотреться к кандидатам на ее руку и сердце. В любом случае это «чрезвычайно важный вопрос», решение которого не терпит суеты и спешки. Ранний и слишком поспешный брак «не является необходимым».

Чем больше королева думала о будущем замужестве, тем больше ей не нравилась постановка вопроса. Она действительно «не могла» понять, зачем нужно выходить замуж только ради самого замужества. Ее ужасно пугала даже мысль о браке. Виктория с детства привыкла к самостоятельности, она постоянно все делала так, как ей хотелось, и часто признавалась, что с трудом соглашается с мнением окружающих. А когда она говорила, что мать ни за что на свете не оставит ее в покое, пока она не выйдет замуж, лорд Мельбурн обычно отвечал: «Ну что ж, значит, есть только один способ решить эту проблему». Однако Виктория не желала решать такие важные вопросы столь примитивным способом и считала, что для нее это слишком «шокирующая альтернатива». С другой стороны, она изрядно устала жить в окружении людей, которые намного старше ее. Если же к ней приезжали в гости ровесники из числа близких родственников, то она понимала, как хорошо общаться с молодыми людьми. Ведь она сама была еще очень молодой особой, о чем, к сожалению, «часто забывали» ее придворные. [...]

Вскоре наступило время очередного визита в Англию принца Альберта и его брата. Королева Виктория тщательно подготовилась к этому событию и сделала все возможное, чтобы ни у кого из них не возникло никаких необоснованных надежд насчет ее будущего брака. Другими словами, Альберт должен был понять, что «между нами пока нет даже намека на помолвку». Она никогда не давала повода говорить о своем желании выйти замуж за Альберта и не собирается делать этого сейчас. Правда, часто говорила о том, что он ей нравится как человек и как родственник, но не более того. Если она когда-нибудь все же примет окончательное решение обручиться с ним, то прежде всего сообщит об этом дядюшке Леопольду, и к тому же при непременном условии, что речь о замужестве может пойти только через два или три года, никак не раньше.

Обеспокоенный таким поворотом дел и решимостью королевы во что бы то ни стало оттянуть время формального заключения брака, король Леопольд попросил своего племянника приехать к нему в Брюссель для более подробных консультаций. Что же до самого принца, то его вполне удовлетворил такой ответ и он готов был ждать сколько угодно, пребывая в уверенности, что рано или поздно такой брак все равно состоится. «Я готов подождать, – сообщил он королю, который тут же поделился с бароном Штокмаром, – но только при условии, что мне будут даны определенные гарантии. Но если по истечении трех лет я увижу, что королева по-прежнему не расположена заключить брак, то это поставит меня в совершенно идиотское положение и может в конце концов разрушить все благополучные перспективы в моей жизни».

Король заверил его, что все должно быть нормально. Другими словами, все будет хорошо, если принц Альберт совершит еще один визит в Англию.

Этот визит состоялся в октябре 1839 г. В тревожном ожидании очередной встречи с принцем Альбертом королева Виктория вела себя нервно, часто капризничала, ругала прислугу и даже не могла как следует сосредоточиться на своей рутинной письменной работе. А когда узнала, что кузены не могут выехать в запланированное время, то написала довольно острое письмо королю Леопольду. «Мне кажется, – заявила она, – что они не проявляют достаточного желания приехать ко мне, и это доставляет мне массу неприятных чувств». Еще более нетерпеливой и раздражительной она стала по отношению к лорду Мельбурну, который практически каждый раз засыпал после ужина и громко храпел в церкви во время воскресной службы. Она не понимала, как он может вести себя подобным образом в присутствии стольких людей. А когда он пил много вина, чтобы не спать, Виктория тут же напоминала лорду, что от этого ему станет плохо. Все чаще она испытывала раздражение из-за того, что он не ставил ее в известность относительно всех перемен в министерстве внутренних дел. Она хотела бы знать, что происходит в правительстве, и какие именно решения принимаются от ее имени, а выходило так, что узнавала обо всем последней. Еще лорд Мельбурн, как и король Леопольд, настаивал на приглашении кого-нибудь из тори на встречу с Альбертом и его братом, когда они приедут.

Во время таких неприятных бесед с лордом Мельбурном Виктория часто выходила из комнаты и возвращалась только через некоторое время, когда считала, что немного успокоилась. А за день до приезда кузенов Виктория снова разозлилась на лорда Мельбурна, когда он пришел к ней для очередного разговора. «Боюсь, что он почувствовал мое дурное настроение, – записала она в дневнике, – поскольку не уселся по обыкновению, а остался стоять и стоял до тех пор, пока я не пригласила его сесть... Не могу понять, что со мной происходит, – так продолжала она свои рассуждения в дневнике, – ведь я всегда любила этого человека и всегда считала его самым добрым и самым дорогим для меня другом».

Разумеется, такая молодая особа, как королева Виктория, непременно должна была иметь возле себя хоть каких-то молодых людей, с которыми можно беззаботно посмеяться и развлечься. Ей недоставало такого общения во время безрадостной жизни в Кенсингтоне, и примерно те же чувства она испытывала, став королевой Англии. Именно поэтому Виктория так любила танцевать на вечеринках, ей нравилось заглядываться на красивых молодых мужчин и поздно ложиться спать. «В этом нет ничего противоестественного», – глубокомысленно заметил лорд Мельбурн, пытаясь скрыть от нее свою озабоченность и предательские слезы на глазах. [...]

Дальнейшее общение королевы с кузеном еще больше убедило ее в правильности своих первых впечатлений. Он действительно был красив, умен, грациозен, добродушен и к тому же на редкость элегантен. [...]

Я понимаю, что женщина не может слишком долго оставаться одна, в какой бы ситуации она ни находилась». Правда, при этом он посоветовал ей подождать хотя бы неделю, чтобы как следует поразмыслить и только тогда решить. Однако королева уже не могла позволить себе подобной роскоши. Она сгорала от нетерпения и готова была принять решение прямо сейчас, не откладывая в долгий ящик.

«Я сказала лорду Мельбурну, что уже приняла окончательное решение и не намерена долго ждать, — записала она в своем дневнике. — Он не удивился и только спросил, когда это должно произойти. Я сказала, что не ранее года, и тут же спросила, как лучше сообщить принцу Альберту о своем решении. Мельбурн громко рассмеялся».

Вечером 15 октября [прим. Скимен Е.И. - 1839 г.], то есть спустя пять дней после приезда гостей, Виктория, прекрасно понимая, что принц Альберт никогда не осмелится сам сделать предложение королеве Англии, отправила ему записку, в которой просила прийти к ней для важного разговора. Он приехал точно в назначенный срок и был заметно взволнован. По всему было видно, что Альберт нервничал и даже дрожал от возбуждения. Впрочем, и Виктория не могла унять дрожь. Несмотря на то что накануне вечером они очень тепло расстались и он многозначительно задержал ее руку в своей, что могло означать принципиальное согласие, они оба очень волновались в этот ответственный момент. Сперва они долго говорили по-немецки о каких-то мелочах, а потом она перешла на английский и быстро сказала, что была бы «счастлива», если бы он согласился обручиться с ней. Эти слова оказали на них обоих успокаивающее воздействие. Не успела Виктория закончить фразу, как Альберт схватил ее за руки, осыпал их поцелуями и быстро пробормотал по-немецки, что будет счастлив провести с ней всю свою жизнь. «Он был таким добрым, таким отзывчивым, — записала королева в дневнике, когда снова осталась одна. — О Боже мой! Мне даже представить трудно, какое счастье я испытала в этот момент! Как это приятно осознавать, что я любима таким прекрасным человеком! Он — само совершенство! Совершенство во всех смыслах — и по внешности, и по характеру... Боже мой, как я люблю его... Мы часто обнимаемся с ним и не можем остановиться».

Источник: К. Хибберт. Королева Виктория. / Пер. с англ. В. М. Заболотного. – М.: АСТ: Люкс, 2005. – С. 143-154.

Клуб LivreLady – это объединение женщин разных профессий, возраста, семейного положения и географии. Более трёх лет участницы собирают женские проблемы, исследуют успешные и провальные стратегии современной женщины, создают инструменты преодоления самых распространенных трудностей.

Вы можете помочь проекту, присылая свои вопросы, проблемы и решения на тему обучения, карьерных стратегий, быта и коммуникаций по адресу livrelady@livrezon.ru

→ LivreLady ВКонтакте
→ LivreLady в Telegram
→ LivreLady на YouTube

ЧТО ТАКОЕ БАЗА ЗНАНИЙ?

Концентрированная книга издательства LIVREZON складывается из сотен и тысяч проанализированных источников литературы и масс-медиа. Авторы скрупулёзно изучают книги, статьи, видео, интервью и делятся полезными материалами, формируя коллективную Базу знаний. 

Пример – это фактурная единица информации: небанальное воспроизводимое преобразование, которое используется в исследовании. Увы, найти его непросто. С 2017 года наш Клуб авторов собрал более 80 тысяч примеров. Часть из них мы ежедневно публикуем здесь. 

Каждый фрагмент Базы знаний относится к одной или нескольким категориям и обладает точной ссылкой на первоисточник. Продолжите читать материалы по теме или найдите книгу, чтобы изучить её самостоятельно.  

📎 База знаний издательства LIVREZON – только полезные материалы.

Следующая статья
Биографии
Джейн Биркин: «Если сниматься голой, то только у великих великих»
От Трейси Рид – дочери Кэрола и Пемпи – я услышала, что Микеланджело Антониони проводит в одной из студий в окрестностях Лондона пробы к фильму «Фотоувеличение». Там была большая черная стена. Мне дали кусок мела и попросили написать свое имя. Через каждые три буквы меня поворачивали в профиль, чтобы убедиться в моей фотогеничности. Происходило это так. Джейн Биркин (1946 – 2023) – певица, актриса Я написала: J, A, N – профиль; E, B, I – профиль. Вошел какой‑то итальянец и сказал: «Крупнее! Напишите свое имя как можно более крупно!» Я начала сначала: J, A...
Биографии
Джейн Биркин: «Если сниматься голой, то только у великих великих»
Биографии
Лу Саломе: Развитие творческого потенциала начинается с фантазирования
Биографии
Флоренс Найтингейл: почему будущая национальная героиня была разочарованием семьи
Биографии
Как воспитать девочку поэтессой – пример Леси Украинки
Биографии
Агриппина Ваганова: как превратить недостатки в достоинства
Биографии
Развитие вопреки обстоятельствам: пример нобелевской лауреатки Дженнифер Даудны
Биографии
Избавиться от теории ради практики – стратегии художницы Остроумовой-Лебедевой
Биографии
Как отдыхать правильно – пример Элины Быстрицкой
Биографии
Творческое обольщение перерастает в творческий брак – случай Майи Плисецкой
Биографии
Смерть Марата: Шарлотта Корде привлекает внимание просвещённой Европы
Биографии
Женни Маркс: жена-помощник
Биографии
Екатерина Медичи: королевский характер воспитывается в суровых условиях
Биографии
Как царевна Софья удерживала власть
Биографии
Осип и Надежда Мандельштам: как «воспитать» жену писателя
Биографии
Как научиться управлять внешними обстоятельствами: пример Аллександры Коллонтай