Коррупционные механизмы в странах Юго-Восточной Азии

0
Гуменный Виктор Георгиевич12/13/2020

Необходимым предварительным условием для существования честного правительства является то, что кандидатам на правительственные посты не требуются большие деньги, чтобы добиться избрания, иначе они приводят в действие порочный круг коррупции. Высокая стоимость выборов являлась и является проклятием многих азиатских стран. Затратив значительные средства на избирательную кампанию, победители должны не только вернуть потраченные деньги, но и накопить средства для следующих выборов. Эта система воспроизводит себя вновь и вновь. В 90-ых годах для избрания в Законодательное собрание (Legislative Yuan) Тайваня некоторые кандидаты от правящей партии Гоминьдан (KMT – Kuomingtang) тратили порядка 10–20 миллионов долларов. Добившись избрания, они должны были вернуть затраты и приготовиться к следующим выборам, используя свое влияние на правительственных министров и официальных лиц, добиваясь от них одобрения контрактов или выведения земли из сельскохозяйственного оборота для нужд промышленного или городского строительства. Бывший государственный министр Таиланда назвал такую систему «коммерческой демократией» (commercial democracy), а избранников – «купленными мандатами» (purchased mandate). В 1996 году примерно 2,000 кандидатов истратили на проведение выборов порядка 13 миллиардов батов (1.2 миллиарда долларов США). Одного из премьер-министров называли «мистер банкомат», потому что он был широко известен раздачей денег кандидатам и избирателям. В ответ премьер-министр заявил, что он являлся не единственным банкоматом в стране.

В Малайзии лидеры ОМНО называют эту систему «денежной политикой» (money politics). В своей речи перед партийными делегатами в октябре 1996 года премьер – министр страны доктор Махатхир Мохамад (Dr. Mahathir Mohamad) отметил, что некоторые депутаты, стремившиеся попасть на высокие должности «предлагали взятки делегатам» в обмен на голоса. Доктор Махатхир выразил сожаление по поводу существования «денежной политики» и даже расплакался, убеждая делегатов партии «не позволить взяточничеству разрушить малайскую расу, религию и нацию». Согласно сообщениям малайских информационных агентств, в 1993 году, во время пика избирательной кампании, перед конференцией делегатов ОМНО, «Бэнк Негара» (Bank Negara) испытывал дефицит банкнот номиналом в 1,000 и 5,000 малайзийских ринггитов.

Индонезия стала хрестоматийным примером коррупции в таких масштабах, что индонезийские средства массовой информации даже изобрели специальный термин «СКК» (сговор, коррупция, кумовство). Дети президента Сухарто, его друзья и сподвижники подавали в этом пример, сделав «СКК» неотъемлемой частью индонезийской культуры. Американские средства массовой информации оценивали состояние семейства Сухарто в 42 миллиарда доллара, до того как его стоимость резко упала в результате финансового кризиса 1997 года. Коррупция стала еще хуже при президенте Хабиби (Habibi). Министры и должностные лица, испытывая неуверенность в том, удастся ли им сохранить свое положение после выборов нового президента, старались максимально использовать отведенное им время. Помощники Хабиби накопили огромные фонды для покупки голосов депутатов Народного совещательного собрания (НСС – People's Consultative Assembly), чтобы добиться своего переизбрания. Согласно некоторым сообщениям, цена одного голоса в парламенте установилась на уровне четверти миллиона долларов.

Самой дорогой является японская избирательная система. Заработная плата и дотации на покрытие расходов, получаемые министры и члены японского парламента (Diet), невелики. При этом члену японского парламента требуется более миллиона долларов в год, чтобы содержать штат своих помощников в Токио и в избирательном округе, а также делать подарки избирателям ко дню рождения, к свадьбе и на похоронах. В год, когда проводятся выборы, депутату необходимо более пяти миллионов долларов. В финансовом отношении депутат зависит от лидера своей фракции. Поскольку власть, которой располагает лидер фракции, зависит от числа членов парламента, которых он поддерживает и которые от него зависят, то ему необходимо сосредотачивать в своих руках огромные суммы денег, чтобы финансировать своих сторонников во время выборов.

Ли Куан Ю. Из третьего мира – в первый. История Сингапура (1965-2000) / Пер. с англ. А. Боня. — М. : Манн, Иванов и Фербер, 2013. — С. 146.
Следующая статья
Гуманитарные науки
Как преодолеть цензуру, если вас «отменили»?
Очень часто те взгляды, концепции, гипотезы, которые никак не удавалось обнародовать в своем научном учреждении или в своей отрасли науки, спокойно проходили в соседнем учреждении или в смежной отрасли науки. То, что в провинции считалось страшным покушением на основы, в столице принималось как вполне допустимая вольность (легкая фронда, оригинальничанье, свежесть идей). Лев Николаевич Гумилев (1912 – 1992) / Литературный портал Столичные идеологи — обычно либеральнее. Наоборот, в столице быстрее и точнее распознавали действительную опасность для господст...
Гуманитарные науки
Как преодолеть цензуру, если вас «отменили»?
Гуманитарные науки
Как и когда появились парикмахеры?
Гуманитарные науки
Как видели мир представители романтизма?
Гуманитарные науки
«Гробовой кризис» во время Первой мировой войны
Гуманитарные науки
Фрэнсис Бэкон о том, как бороться с мятежами и восстаниями
Гуманитарные науки
В конце ночного дежурства я жажду заснуть как можно быстрее
Гуманитарные науки
Фрэнсис Бэкон о том, стоит ли стремиться «к власти над людьми ценой власти над собою»
Гуманитарные науки
Как перестать бояться собеседований и готовиться к ним правильно?
Биографии
Как Елизавета I защищалась от политического давления
Гуманитарные науки
Как ошибиться, объясняя богатство одних стран и бедность других?
Гуманитарные науки
Почему человеческие сообщества объединяются?
Гуманитарные науки
Джаред Даймонд о том, что формирует человеческую культуру
Гуманитарные науки
Кто правы: оптимисты или пессимисты?
Биографии
Даниель Дефо: борьба с оппозицией и тайный агент правительства
Гуманитарные науки
Как исследовать социальные явления?
Гуманитарные науки
Как увеличение рабочих мест может спровоцировать социальные проблемы?