Лев Ландау: как наставник экзаменует кандидата в ученики

0
Фрагмент нашел Илья Лебедев, участник проекта АПОРОН3/1/2023

А мне пришлось уехать в Киев, и я поступил в политехнический институт. Поступил, хотя был тогда 29-й год, поступить было трудно, но я был приравнен, как говорится, к рабочему классу, потому что считали, раз отец — земский врач, да еще из братской республики, значит, все! И меня приняли. Приняли меня на электротехнический факультет, потому что так определили мы.

Александр Ахиезер (1911 – 2000)

Я очень увлекся электротехникой. И я до сих пор всегда, когда думаю о том, что люди додумались до трехфазного тока или до асинхронного мотора, то у меня как-то душа радуется. Но потом я под влиянием брата хорошо изучил электродинамику и решил, что я вообще «соображаю». Но дальше я увидел, что у меня, как говорят, «руки не с той стороны растут». Я хотел быть экспериментатором, хотел быть инженером, но ничего не получалось. Тогда был «бригадный метод», тоже интереснейшая вещь, о которой вы, наверное, и не знаете. Что такое наша бригада была? Это была бригада замечательная: секретарь парткома факультета, председатель профкома, рабочий из Донбасса — намотчик — Уразов Николай Андреевич (царство ему небесное!) и я, ваш покорный слуга. И распределение функций было. Моя работа была какая? Задачи Мещерского — решай, математика — твоя обязанность. А Уразов что должен делать? Характеристики моторов, динамомашин он дает! Он мне команду дает, кричит: «Саша, давай, такой-то туда!» Ну, я видел, что с меня толку не будет.

И вот постепенно, когда Наум Ильич переехал в Харьков, подумали и решили попробовать здесь, в физико-техническом институте, по теории заняться. Тем более что мы думали, что я уже много кое-чего знаю. […]

Тогда был режим довольно простой. Было здание УФТИ, которое все знают.

Антон Карлович берет меня за руку, он был ученым секретарем, и ведет наверх к Ландау. Я толком не понимал, что к чему. Вижу там надпись: «Осторожно, кусается!» Ну, кусается, так и кусается. Я не понял, кто кусается. Захожу к Ландау: «Здравствуйте». Отвечает: «Здравствуйте». Он сидит на диване в таком хорошем костюме, в белой рубашке с красным галстуком, а ноги у него на письменный стол положены. Я стою возле доски. И он начинает меня экзаменовать. Задает вопросы. Два вопроса он задал. 

Лев Ландау (1908 – 1968)

Первый вопрос: «Напишите уравнения Максвелла в четырехмерной форме». А черт их душу знает, что это за четырехмерная форма. Я знаю уравнения Максвелла. «Нет, это не то», говорит. Ну, не то, так не то. Второй вопрос: «Напишите распределение Гиббса для переменного числа частиц». Черт его знает. Максвелла знаю распределение, Больцмана — тоже знаю. Потом он говорит: «Ну, давайте я посмотрю, что Вы по математике собой представляете?» И дает мне интегралы. Но интегралы у нас же дома были как кошка своя, как собака своя. Поэтому, когда он мне дал интегралы, то я их решал не стандартным путем, а решил их такими красивыми подстановками. Тривиальные интегралы были, чепуховские. Он посмотрел: «Ну, все! Что касается физики, то где вы учились?» — «В Киеве» — «Так там разве есть физики? Там дантисты есть, а не физики!» Я молчу, думаю, что из этого получится. Я уже вижу, что он ко мне как-то благоволит. Я уже это почувствовал. Я, понимаете, психологией всегда интересовался, очень интересовался. Следующий момент: «А как вы одеты, молодой человек?» А я был как одет? У меня был военный китель брата, потому как тогда с костюмами не было легко, как сейчас. Да еще чтобы шили их из того материала или из другого, так же не было! И был в сапогах. Он говорит: «Как вы одеты?» Ну, я как-то смекнул, не знаю почему, я возьми и скажи: «Я одет под товарища Сталина!» Смотрю, что будет дальше, а он мне отвечает: «А я одет под товарища Ленина!» После чего он говорит так: «Ну, я иду к Саше». А Саша — это был директор Лейпунский. Тогда Обреимова уже сняли и был Александр Ильич Лейпунский. «Мы вас зачислим в теоротдел. Но, поскольку у вас знаний нету никаких толковых, то вам надо будет сдавать экзамены». Я говорю: «Ну, это я сделаю, конечно». Экзаменов много, десять или девять, я уже забыл. В то время термин какой был — «теорминимум». Сдал «теорминимум», тогда ты становишься как бы его «подмастерьем», и он разрешал обращаться к себе, к нему то есть, на «ты». Он мне говорит, меня по имени называя, а его я должен называть «Дау». Значит, уже порядок. Экзамены я сдал.

Общество несовершенно. Оно тонет в проблемах и противоречиях: от безработицы и дискриминации до кризиса общечеловеческих идей. Решения этих проблем мы называем социальными инновациями. Однако, сегодня не существует технологии, которая бы генерировала эти решения не стихийно, а под задачу. 

НАПРАВЛЕНИЯ РАБОТЫ ПРОЕКТА «АПОРОН»

➜ Сбор прецедентов: откуда возникают социальные проблемы и каким образом они решаются? Исторические примеры и современные кейсы. 
➜ Обобщение прецедентов и создание технологий, позволяющих социальным активистом разрешать актуальные противоречия.
➜ Создание площадки, на которой специалисты в области социальных инноваций смогут обмениваться практическим опытом.

«АПОРОН» открыт к сотрудничеству, если вы занимаетесь решением социальных проблем и противоречий и хотите присоединиться к проекту в качестве разработчика. Чтобы узнать подробности, напишите руководителю проекта Сергею Резникову: ВКонтакте или на e-mail: z.atm@bk.ru  

ЧТО ТАКОЕ БАЗА ЗНАНИЙ?

Концентрированная книга издательства LIVREZON складывается из сотен и тысяч проанализированных источников литературы и масс-медиа. Авторы скрупулёзно изучают книги, статьи, видео, интервью и делятся полезными материалами, формируя коллективную Базу знаний. 

Пример – это фактурная единица информации: небанальное воспроизводимое преобразование, которое используется в исследовании. Увы, найти его непросто. С 2017 года наш Клуб авторов собрал более 80 тысяч примеров. Часть из них мы ежедневно публикуем здесь. 

Каждый фрагмент Базы знаний относится к одной или нескольким категориям и обладает точной ссылкой на первоисточник. Продолжите читать материалы по теме или найдите книгу, чтобы изучить её самостоятельно.  

📎 База знаний издательства LIVREZON – только полезные материалы.

Следующая статья
Биографии
Как царевна Софья удерживала власть
Фундамент власти Софьи составляла поддержка ее наиболее активными членами Боярской думы, которые не могли не понимать, что из всего царского семей­ства только она обладает достаточными знаниями и способ­ностями для принятия государственных решений. А во взаи­модействии правительницы с Думой, собственно, и состоял механизм управления страной в период регентства. […]Царевна Софья Алексеевна – регент при младших братьях Иване и Петре (будущем императоре Петре I) Важным событием в жизни двора и правящей династии ста­ла женитьба царя Ивана Алексеевича. Брак эт...
Биографии
Как царевна Софья удерживала власть
Биографии
Осип и Надежда Мандельштам: как «воспитать» жену писателя
Биографии
Как научиться управлять внешними обстоятельствами: пример Аллександры Коллонтай
Биографии
Королева Виктория выбирает будущего мужа
Биографии
Джейн Биркин: «Если сниматься голой, то только у великих великих»
Биографии
Лу Саломе: Развитие творческого потенциала начинается с фантазирования
Livrezon-технологии
Курсовая работа здорового человека vs «Курсач курильщика»
Биографии
Флоренс Найтингейл: почему будущая национальная героиня была разочарованием семьи
Биографии
Как воспитать девочку поэтессой – пример Леси Украинки
Биографии
Агриппина Ваганова: как превратить недостатки в достоинства
Биографии
Развитие вопреки обстоятельствам: пример нобелевской лауреатки Дженнифер Даудны
Биографии
Избавиться от теории ради практики – стратегии художницы Остроумовой-Лебедевой
Биографии
Самостоятельность формируется с детства – пример Айседоры Дункан
Биографии
Татьяна Тарасова: тренер в поисках МУЗЫки
Биографии
Марлен Дитрих: «Никто не мог заставить меня воевать с Францией»
Биографии
Корни жестокости Ивана Грозного