Лина Соломоновна Штерн: социальные барьеры и стереотипы в профессии

0
Фрагмент нашли участницы клуба LivreLady2/17/2023

Прево относился к тому кругу профессоров Женевского университета, для которых научная деятельность и заведование кафедрой не были материальными источниками жизни. Он был богатым человеком, состоятельным буржуа, владельцем нескольких домов в Женеве и крупным землевладельцем. Это определяло его общественное положение как человека весьма влиятельного как в университете, так и в городе. 

На кафедре Прево принимал непосредственное участие в проведении экспериментов и при этом выполнял даже черную работу; такова была традиция. Как-то один из авторов этой книги, будучи аспирантом, ставил большое количество острых опытов на собаках и попросил у Л. С. Штерн выделить в помощь лаборанта. «Вы знаете, голубчик, — сказала Лина Соломоновна, — я в Женеве работала с профессором Прево, он был очень богат, но в лаборатории делал все сам, даже убирал за собаками. У нас на кафедре в Женеве был всего один служитель, он убирал помещение, покупал животных, ухаживал за ними, так что привыкайте и учитесь делать все самостоятельно».

С третьего курса Лина Штерн стала систематически посещать кафедру физиологии, где начала пробовать свои силы в научной работе. В автобиографических заметках она пишет о том, что в 1901 г. попросила у Прево разрешения провести самостоятельно экспериментальную работу по изучению влияния щитовидной железы на функцию половых желез. Прево, правда без энтузиазма, позволил ей работать в лаборатории. Работа не удалась. 

Лина Штерн с сотрудниками Института физиологии

Однако отношение его к Лине изменилось. Через некоторое время он сам предложил ей провести исследование по физиологии почек — изучить их внутрисекреторную функцию. Добросовестная, серьезная и очень способная девушка успешно справлялась со всеми заданиями, которые получала от Прево. 

В 1902 г. студентка четвертого курса Лина Штерн впервые самостоятельно завершила экспериментальное исследование и опубликовала научную статью о внутренней секреции почек. Профессор Прево остался доволен, результатами этой работы, хотя Штерн внутрисекреторной функции тогда так и не обнаружила. Лина все более втягивалась в повседневную научную работу кафедры. Вскоре она под руководством Прево провела успешно еще одну экспериментальную работу — исследовала двигательную функцию мочеточников. В 1903 г. она блестяще защитила ее как диссертацию.

В том же году Лина Штерн успешно закончила медицинский факультет Женевского университета и получила диплом врача. Трудно было ей расставаться с друзьями, с работой на кафедре физиологии, которую она полюбила и которая уже стала ее внутренней потребностью, неотъемлемой частью жизни.

В те годы в Женевском университете было не принято готовить женщин к научной карьере, и Лина не могла рассчитывать на продолжение научной работы на кафедре. Несмотря на демократический уклад жизни в Швейцарии, у многих известных профессоров (к ним относился и Жан Прево) жило предубеждение относительно способностей женщин к творческой работе. Так, по окончании Цюрихского политехнического института, одного из лучших высших учебных заведений Европы, где кафедры занимали такие выдающиеся ученые-математики, как Адольф Гурвиц и Герман Минковский, мужчины, и в частности Альберт Эйнштейн, получали дипломы, а женщины, в том числе Милева — будущая жена Эйнштейна, — лишь справки об окончании института. Это различие создавало значительные затруднения и при получении женщинами работы. В меньшей степени дискриминация женщин проявлялась на медицинском факультете Женевского университета. По окончании его женщинам выдавали диплом врача, однако не было принято оставлять их при университете, готовить к научной и педагогической деятельности.

Итак, Лина Штерн, дипломированный врач, вернулась в родную Либаву и стала искать возможность реализовать давнюю мечту — стать практикующим врачом. Задача эта оказалась далеко не простой: в 1903 г. Лине Штерн снова пришлось сдавать государственные экзамены в Московском университете для получения русского диплома врача. Она уже подыскивала место работы, как вдруг произошло неожиданное. Из Женевы пришло короткое письмо, в котором профессор Прево предлагал Лине продолжить работу на кафедре физиологии в должности ассистента. Позднее, вспоминая об этом событии, Лина Соломоновна рассказывала, что она даже не мечтала в перспективе получить такую работу.

Мечта же стать ученым у Л. Штерн, конечно, была, но она была где-то спрятана далеко, в тени сознания, и поэтому письмо Прево произвело на нее большое впечатление, а соблазн вернуться в Женеву для продолжения научной работы был очень велик. Лина приняла предложение и в 1904 г. вновь приехала в Швейцарию.

Размышляя о долгом, трудном, ярком жизненном пути Л. Штерн, нельзя не удивляться, как ей, молодой женщине, выросшей в российской провинции и воспитанной в малообразованной семье, за относительно короткий срок удалось стать полноправным членом такого высокоинтеллектуального, с пуританскими традициями общества, каким был круг преподавателей Женевского университета... Многие преподаватели и профессора были зажиточными буржуа, выходцами из аристократических семей, для которых работа в университете была просто более престижной и интересной, чем все прочие дела. В их достаточно замкнутый круг редко проникали ученые-эмигранты и тем более ученые-женщины, которые в те годы в Европе были еще весьма малочисленны — буквально единицы. Неудивительно, что сенсацией 1903 г. явилось присуждение Нобелевской премии супругам Кюри, а имя Марии Склодовской-Кюри стало в кругу интеллигенции легендарным. Она, как и Софья Ковалевская — выдающийся русский ученый, показала, каких больших успехов могут достигнуть женщины в науке.

Огромная целеустремленность, неиссякаемое трудолюбие, призвание к научной деятельности сочетались у Лины Штерн с милыми женскими чертами характера, такими, как, например, любовь к туалетам. Она умела легко понимать и находить общие интересы с учеными-коллегами, глубоко понимала сущность людей, с которыми общалась, и когда человек ей нравился, то сама старалась ему понравиться. Коллеги Лины Штерн находили ее милой и очень способной женщиной. В кругу хорошо относившихся к Лине людей ее стали ласково называть мадемуазель «Мими»— «маленькая». Это ласковое имя Лине дал Прево, который к ней был очень привязан и называл младшей дочерью. Она же всегда держалась просто и с достоинством. Ее трудолюбие, способность быстро и глубоко проникать в сущность научных проблем вызывали симпатию у многих весьма серьезных и уже известных ученых — профессоров Женевского университета Все это и определило начало успешной научной карьеры Лины Штерн.

Многие профессора университета начали приглашать Лину на чаепитие в узком семейном кругу. Так, она стала бывать в многочисленной семье известного невролога профессора Оскара Фогта3, где у нее завязались особенно близкие дружеские отношения с его дочерью Мартой. Бывала она и на семейных торжествах у микробиолога А. Кристиани, у психолога Э. Клапереда и, разумеется, у Ж. Прево, к которому относилась с глубоким уважением и любовью. И. А. Бах рассказывала, что при встречах с Прево Лина так непосредственно радовалась, что порой даже смущала старого профессора. Портрет Прево был у Лины Штерн дома, а в Москве, в Институте физиологии, он висел в кабинете на стене, около ее письменного стола. Вспоминая о молодости, Лина Штерн неоднократно говорила, что Ж. Прево и А. Бах всегда были для нее людьми, с которых она брала пример в науке и в жизни. 

Источник: Я.А. Росин, В.Б. Малкин. Лина Соломоновна Штерн. — М.: Наука, 1987. — С. 23-36.

ЧТО ТАКОЕ БАЗА ЗНАНИЙ?

Концентрированная книга издательства LIVREZON складывается из сотен и тысяч проанализированных источников литературы и масс-медиа. Авторы скрупулёзно изучают книги, статьи, видео, интервью и делятся полезными материалами, формируя коллективную Базу знаний. 

Пример – это фактурная единица информации: небанальное воспроизводимое преобразование, которое используется в исследовании. Увы, найти его непросто. С 2017 года наш Клуб авторов собрал более 80 тысяч примеров. Часть из них мы ежедневно публикуем здесь. 

Каждый фрагмент Базы знаний относится к одной или нескольким категориям и обладает точной ссылкой на первоисточник. Продолжите читать материалы по теме или найдите книгу, чтобы изучить её самостоятельно.  

📎 База знаний издательства LIVREZON – только полезные материалы.

Следующая статья
Биографии
Флоренс Найтингейл: почему будущая национальная героиня была разочарованием семьи
«Я хочу стать сиделкой решила Найтингейл. Наконец, появился свет в конце туннеля, но, к сожалению, он еще не был ярким. В те времена считалось немыслимым, чтобы женщина — особенно, из высшего света работала. Если Найтингейл собиралась стать сестрой милосердия, ей неизбежно предстояло столкнуться с недовольством родных и осуждением знакомых. Вскоре заболели кузины и бабушка, и Флоренс с воодушевлением ухаживала за ними. Этот опыт оказался очень ценным для нее. Найтингейл поняла, что для полноценного ухода за больным с...
Биографии
Флоренс Найтингейл: почему будущая национальная героиня была разочарованием семьи
Биографии
Как воспитать девочку поэтессой – пример Леси Украинки
Биографии
Агриппина Ваганова: как превратить недостатки в достоинства
Биографии
Развитие вопреки обстоятельствам: пример нобелевской лауреатки Дженнифер Даудны
Биографии
Избавиться от теории ради практики – стратегии художницы Остроумовой-Лебедевой
Биографии
Самостоятельность формируется с детства – пример Айседоры Дункан
Биографии
Татьяна Тарасова: тренер в поисках МУЗЫки
Биографии
Марлен Дитрих: «Никто не мог заставить меня воевать с Францией»
Биографии
Корни жестокости Ивана Грозного
Биографии
Антонина Пирожкова и Исаак Бабель: распределить быт так, чтобы жена работала
Биографии
Какие трудности поджидают супруга королевы: Виктория и Альберт
Биографии
Анна Ахматова: делиться результатами своего труда, даже если страшно
Биографии
Голод и бедность из-за неуверенности в себе: Зинаида Серебрякова
Биографии
Элина Быстрицкая: получить заветное место вопреки системе
Биографии
Как дочерям внушали мысль о замужестве: автобиографическая зарисовка
Биографии
Должна ли жена президента терпеть его любовниц: опыт Жаклин Кеннеди