Надежда Братчикова: ДНЕВНИК ПЕДАГОГА. Запись #36. О сложности формулирования главных мыслей

0
Братчикова Надежда Владимировна9/28/2021

В математическом клубе ЛИСА дети учатся рассуждать. 

Есть три уровня сложности:

1. Сложно рассуждать. 
Детям в принципе сложно о чем-то рассказывать. Нужно прикладывать усилия. Поэтому учителя рекомендуют пересказывать тексты и тренировать навык рассуждения: прочитай и перескажи, что ты понял. 
Пример: «Если подкапывать чужие стенки и быть маленького роста, то ничего не будет».

2. Сложно рассуждать, чтобы тебя поняли. 
Можно рассуждать долго и, кажется, понятно… А окружающие ничего вообще не понимают. Проверочный вопрос: «Кто понял, что N хотел сказать? Перескажите», — никто не понял и своими словами пересказать не может.

Пример: «Если начнешь что-то делать, это так же и закончится, потому что так и будет, потому что так устроена жизнь, я могу привести пример. Не выучил таблицу умножения, на экзамене тебе поставили: решай таблицу умножения, а у тебя её нет, ну и всё».

Кто может пересказать своими словами? Мысль уловить непросто.

3. Сложно рассуждать, чтобы тебя поняли так, как ты бы хотел, чтобы тебя поняли.

«Армейская аксиома: любой приказ, который может быть неправильно понят, понимается неправильно». Часто бывает так: один ребёнок рассуждает, другой повторяет его рассуждения, — но совсем не так, как думал первый ребёнок. Дети слышат то, что им говорят, а не то, что им бы хотели сказать. 

А тот ребенок, который говорит, хочет при этом, чтобы его понимали. Не чтобы слушали, о чем он говорит, а чтобы понимали его. 

Пример.
Первый ребенок: «На картине нарисованы старушки, они одеты тепло, я так тоже одеваюсь на улицу».
Второй ребенок: «Он сказал, что по улице ходит в платке».
Третий ребенок: «И в юбке».

Две проблемы, с которыми сталкиваются дети при рассуждениях: 

Проблема #1. Склонность обобщать, отсутствие важности конкретизации.

Пример: «Можно всё потерять». 
Начинаем уточнять: «А что такое это “всё”, которое можно потерять? Можно ли потерять галактику Млечный Путь и правда ли эта потеря имелось в виду в том числе?»

Пример: «Если ты несправедлив, к тебе это вернётся».
Начинаем уточнять: «Кто вернётся? Когда? Зачем? Что для того, чтобы к тебе (что-то/кто-то) вернулось, нужно сделать?..»

Обычно оказывается, что ребёнок вовсе не это хотел сказать.

Проблема #2. Отсутствие понимания смысла слов. 

Пример: «Искать правосудия».
Начинаем уточнять: «Что такое “правосудие”? Что такое “искать правосудия”?»

Оказывается, что правосудие, по мнению ребёнка, — это когда «правильно рассудили». Что такое “«правильно», он объяснить тоже не может и подбирает аналоги: «справедливо» рассудили. А справедливо — это правильно. 

Круг замкнулся. 

Ну, а «искать правосудия» — это когда надо много ходить и как-то искать.

Исследование, посвященное выводам

Рассуждать сложно, учиться рассуждать необходимо. 
В работе с детьми мне помогает исследование Д. А. Матвеева «Как сделать выводы?» 

Дмитрий Александрович даёт 10 рекомендаций, следуя которым, взрослые после прочтения текста могут сделать сильные выводы. Однако, эти рекомендации даны для взрослых, не для детей. Для детей рекомендации чрезмерно сложные, поэтому приходится их адаптировать, дробить, упрощать.

Из предложенных Дмитрием Александровичем схем выводов мне удалось адаптировать для детей только одну. И звучит она совсем просто: 

«Если делать так, то получится эдак»

Остальные схемы выводов мне пока не удалось объяснить настолько подробно, чтобы дети могли ими пользоваться.

Мы пришли к следующей схеме рассуждения: 

  1. Найдите в тексте проблему.
  2. Найдите в тексте решение проблемы.
  3. Найдите в тексте действие, которое нужно сделать, чтобы решить проблему.
  4. Получите связку: «Если делать так, то такая-то проблема так-то решится».

Вроде бы просто? Вовсе нет. Прочитайте притчу, в которой происходит странное.

Притча

«Привели в суд некоего человека, чтобы судья установил его вину. Разобрав дело, судья понял, что человек действительно виновен. Перед тем как вынести приговор, он спросил обвиняемого:
— Хочешь ты сказать что-нибудь?

Тот ответил, что ему нечего сказать, и незаметно для других показал судье три пальца. Заметив этот знак, судья тотчас прекратил разбор дела и отпустил всех по домам. А человек этот, вернувшись домой, послал судье три кабачка. И только тут судья понял, что его провели. Судья велел позвать человека и, когда тот пришёл, закричал:
— Лжец! Ты обманул меня!»

Источник: Все притчи в одной книге — М.: Издательство АСТ, 2021. — С. 19.

О чем притча?

Жду, конечно, что дети притчу прочитают, и всё по полочкам разложат. 
Где там! Дети отвечают: 

  1. Делить шкуру неубитого медведя.
  2. Если судить других людей, то сам себя обманешь.
  3. Если будешь жадным, то будешь всегда недовольным.
  4. Если ты думаешь только о своей выгоде, то тебя могут провести.
  5. Если чего-то ожидать, то можно получить другое.

То есть, мы получаем от детей все сложности, описанные выше, вместе взятые.

Знак: три пальца

Интересно, что дети не обратили внимание на «три пальца». Может быть, всем понятно, что это за жест такой? 
— А давайте, — говорю я детям, — проведём эксперимент. Я покажу вам три пальца. На что я намекаю?

Дети озадачились:

  1. Это три ручки! Будем писать проверочную.
  2. Нас трое — Вы нас посчитали.
  3. Три минуты до конца урока.
  4. Это три клыка.
  5. Нужно принести три верёвки.
  6. И разбить три морды.
  7. И украсть три песочницы.
  8. Это означает: есть хочу, жить хочу, отпустите меня.
  9. Три действия в задаче.
  10. Я хочу три шашлыка.
  11. Тебе осталось три дня!!!
  12. Три притчи надо прочитать.
  13. У вас три секунды, чтобы написать вывод.
  14. Несите мне три золотых.
  15. Это три пальца.

Чудесно. Оказывается, жесты можно интерпретировать по-разному.
— Так что же понял судья? — спрашиваю детей.

Дети ответили, что судья думал, будто бы обвиняемый пообещал ему за освобождение три сундука / мешка / дома золота. Обсуждаем с детьми, что судья неправильно истолковал жест, напридумывал себе чего-то, потом напридуманное не получил и обиделся.

— О чем же притча? — спрашиваю ещё раз.

Дети отвечают:

  1. Если делать зло людям, это зло вернётся.
  2. Для того, чтобы избежать наказания, надо подкупить судью.
  3. Если ты нечестный человек и согласился на чужую просьбу, то тебя могут провести.
  4. Если судить неправильно, то тебя тоже обманут.
  5. Если будешь жадничать, это не приведет ни к чему хорошему.
  6. Многие люди, чтобы спасти жизнь себе или близким, готовы на всё.
  7. Судья думал, что он показал деньги, жену. бизнес, но оказалось - 3 кабачка.
  8. Если не спрашивать, что означают жесты, можно сделать ошибку и быть обманутым.

Непросто. Но мысль некоторых детей где-то уже рядом.

Проблема, решение и вывод

Дети уходят, приходят другие дети. А что если подойти к притче с другого ракурса: определить, у кого какая проблема в притче была и как они проблему разрешили?

Дети ищут проблему и пути решения проблемы: 

  1. Проблема у судьи: он «повёлся» на обман. Решение: можно позвать другого судью. (Прим. — Откуда такое решение? Его же нет в притче!)
  2. Проблема у человека. А судья думал, что тот что-то дорогое даст ему. 
  3. Проблема у судьи. Он не понимает, что может быть три вещи. Решение: нужно судить правильно, а не сколько тебе дают. 
  4. Проблема: человека привели в суд, чтобы судить. Решение: он обманул судью и был освобожден.

Так. Час от часу не легче. Не теряем надежды, будем тянуть до действия, которое герои притчи сделали. Мы же много обсуждали, много версий проговорили. 

Дети делают вывод:

  1. Не надо вестись на непонятные знаки или что-то ещё!
  2. Человек показал три пальца и подсудимый... (не закончено)
  3. Не надо было судье судить неправильно.
  4. Человек обманул судью, а потом от него убежал.

Ну хорошо. Наберемся педагогического терпения: не будет быстрых результатов, нет «царских» путей, нужно рассуждать дальше, много и много, цеплять логику. Работа продолжается, дети разговаривают, предполагают, смеются над своими рассуждениями и над рассуждениями других детей. 

И тут, как пишут в бульварных романах, меня вдруг пронзила страшная мысль! А может быть, я ужасно сложную притчу детям дала, что и выводов по ней сделать нельзя? Вдруг и Дмитрий Александрович не сможет сделать выводы из этой притчи? Надо проверить!

Дмитрий Александрович предложил несколько выводов, и от сердца отлегло: выводы есть, выводов много, выводы на разных уровнях.

«Из этой притчи целый пучок выводов можно сделать.

На уровне системы:
1. Виновный человек избегает наказания из-за культуры взяточничества у судей = неоптимальность системы (банально, но зафиксировать можно).
2. Должна быть возможность карать того, кто не соблюдает культуру взяточничества: нарушил договоренность, дал не ту взятку = тебя покарают. Иначе система работать не будет, нельзя же жаловаться, что не соблюли условия обмана. Это используется для комического эффекта в притче.

На уровне идеи приема: найти выгодную для себя интерпретацию стереотипного жеста, если у соперника нет рычагов воздействия пост-фактум».

Д. А. Матвеев.

Мои сомнения развеяны: выводы из притчи сделать можно, рано впадать в отчаяние. Будем рассуждать дальше. Кстати, притчи для рассуждений — не единственный ресурс. Нам есть что разобрать, чтобы сделать выводы.

Продолжение этой заметки должно быть написано в мае 2022 года, в конце учебного года. В сентябре дети начали работу, и им нелегко. В мае сравним: с чего начали — и к чему пришли.

Следующая статья
Livrezon-технологии
Запись #38. Ложные друзья переводчика. Экстремальный перевод
Думаю, из самого названия вы уже догадались, что сегодня мы поговорим о дословном переводе слова extreme. И кто только не ошибается в этой экстремальной сфере! А хотелось бы, конечно же, положить этому ну хоть какой-то конец, поскольку слово очень простое и трудностей с ним возникать вроде бы не должно.  Различные словари предлагают всего три трактовки данного слова. Первая из них звучит как некая отдаленность, дальняя точка на карте. Например, the extreme East. Что, конечно же, не стоит переводить как «экстремальный...
Livrezon-технологии
Запись #38. Ложные друзья переводчика. Экстремальный перевод
Livrezon-технологии
Зачем знакомить детей с профессиональной жизнью взрослых? Статья Маргариты Крыловой
Livrezon-технологии
Надежда Братчикова: ДНЕВНИК ПЕДАГОГА. Запись #35. В пункте приёма вторсырья
Livrezon-технологии
Запись #37. Ложные друзья переводчика. Ментальная игра продолжается
Livrezon-технологии
Надежда Братчикова: ДНЕВНИК ПЕДАГОГА. Запись #34. Зачем читать книги?
Livrezon-технологии
Запись #36. Бейсбол и английский язык. В погоне за страйками
Livrezon-технологии
Надежда Братчикова: ДНЕВНИК ПЕДАГОГА. Запись #33. О прогулке с проектировщиком
Livrezon-технологии
Запись #35. Ложные друзья переводчика. Ментальная игра в дословности
Livrezon-технологии
Запись #34. Бейсбол и английский язык. Тайминг, страйки и все, все, все
Livrezon-технологии
ДНЕВНИК ПЕДАГОГА. Запись #39. Что значит быть учителем?
Livrezon-технологии
Стать журналистом может каждый?
Livrezon-технологии
Надежда Братчикова: ДНЕВНИК ПЕДАГОГА. Запись #38. О чтении Диккенса
Livrezon-технологии
Запись #39. Ложные друзья переводчика. Позитивное счастье
Livrezon-технологии
Типовые ошибки и сильные ходы участников курса «Как читать умные книги?»
Livrezon-технологии
Надежда Братчикова: ДНЕВНИК ПЕДАГОГА. Запись #37. Встреча с ветеринаром