Нравственные ошибки в умозаключениях по Джону Стюарту Миллю

0
Фрагмент нашел Илья Рызыванов9/19/2023

§ 3. В том, что можно назвать «философией заблуждения», есть еще другая ветвь, о которой здесь надо упомянуть — однако только для того, чтобы вовсе исключить ее из нашего рассмотрения. Источники ошибочных мнений бывают двух родов: нравственные и умственные. Нравственные вовсе не входят в планы настоящего сочинения. Их можно разделить на два главных класса: равнодушие к достижению истины и увлечение. Самый обычный случай последнего состоит в том, что нас увлекают наши желания. Мы почти одинаково склонны ошибочно соглашаться как с неприятным, так и с приятным для нас, раз только то или другое затрагивает одну из наших сильных страстей. Люди робкого характера тем более склонны верить тому или другому известию, чем более оно рассчитано на то, чтобы их испугать. Действительно, тот факт, что всякая сильная страсть делает нас доверчивыми к утверждению существования способного ее вызвать предмета, представляет собой психологический закон, который можно дедуцировать из наиболее общих законов духовного склада людей.

Однако нравственные причины мнений (хотя для большинства людей они сильнее всех других) представляют собой лишь отдаленные причины: они действуют не прямо, а через посредство причин умственных, к которым они стоят в таком же отношении, в каком находятся причины, называемые в медицине предрасполагающими, к производящим. Равнодушие к истине само по себе не может произвести ошибочной уверенности; оно действует лишь тем, что препятствует уму собрать надлежащие доказательства или проверить их законным и строгим наведением, вследствие чего ум остается беззащитным против всякого рода мнимых доказательств, которые либо представляются сами собой, либо обусловливаются тем, что ум выполняет меньшее количество труда, чем следовало. Точно так же и увлечение является лишь косвенным источником ошибочных заключений. Мы не можем поверить данному предложению только потому, что мы хотим ему поверить или боимся ему не поверить. Даже самая сильная склонность признать истинным тот или другой ряд предложений не позволила бы человеку (будь он даже совершенно слабым в умственном отношении) поверить им, если не было какого-либо намека на умственные основания — какого-нибудь, хотя бы призрачного, доказательства. Всякая такая склонность действует косвенно, представляя в неполном виде или извращая умственные основания уверенности. Она заставляет человека пугаться докучного труда построения строгой индукции, раз явилось опасение, что ее результат будет неприятен; а в самом таком исследовании она побуждает человека неправильно направлять ту его способность, которая до известной степени произвольна — внимание, уделяя большую часть его тому доказательству, которое, как ему кажется, соответствует желательному заключению, и меньшую тому, которое, по-видимому, ему неблагоприятно. 

Кроме того, эта склонность заставляет человека ревностно искать (действительные или мнимые) основания, способных поддержать мнения, согласные с его интересами или чувствованиями, и опровергнуть те, которые противны этим последним. А когда эти интересы или чувствования общи для большего количества людей, тогда получают значение и ход такие доводы, на которые никто даже на один момент не обратил бы внимания, если бы в пользу данного заключения говорили только эти доводы. Естественные и приобретенные пристрастия людей постоянно порождают такие философские теории, в пользу которых говорит только то, что они дают посылки для доказательства излюбленных учений или для оправдания дорогих чувств. И даже когда та или другая из этих теорий настолько потеряла общественный кредит, что уже не может более служить своей цели, всегда ее место готова бывает занять другая. Эта склонность, если она проявляется в пользу какого-либо очень распространенного убеждения или чувствования, часто украшается лестными эпитетами, а противоположная ей привычка составлять суждения в полном подчинении доказательству клеймится различными ненавистными кличками: скептицизмом, безнравственностью, холодностью, жестокосердием и т. п., смотря по случаю. Хотя мнения большинства человечества в тех случаях, когда они не зависят от одной привычки и затверживания, коренятся гораздо более в склонностях, чем в уме, тем не менее для торжества этих основанных на чувствах тенденций необходимо, чтобы они предварительно исказили рассудок. Каждое ошибочное умозаключение, хотя бы оно и коренилось в моральных причинах, должно содержать в себе некоторый умственный процесс признания недостаточного доказательства за достаточное; и кто остерегается всякого рода неосновательных доказательств, которые можно ошибочно признать за основательные, тот не будет в опасности впасть в ошибку даже под влиянием самой сильной склонности. Некоторые умы настолько окрепли в мышлении, что не могли бы остаться слепыми к истине, как бы это ни было для них желательно: они не были бы в состоянии признать слабые аргументы сильными, будь даже их склонность к данному заключению самой сильной, какая только возможна. Поэтому если бы удалось сделать невозможною софистику ума, то и софистика чувств стала бы, за отсутствием своего орудия, бессильною. А потому полная классификация всех вещей, способных казаться доказательными, не будучи на самом деле таковыми, должна заключать в себе и все те ошибки, которые обусловливаются моральными причинами, — за исключением только ошибок на практике, совершаемых вопреки знанию правильного пути.

Источник: Дж. Ст. Милль. Система логики силлогистической и индуктивной: Изложение принципов доказательства в связи с методами научного исследования. – М.: ЛЕНАНД, 2022. — С. 551-552.

ЧТО ТАКОЕ БАЗА ЗНАНИЙ?

Концентрированная книга издательства LIVREZON складывается из сотен и тысяч проанализированных источников литературы и масс-медиа. Авторы скрупулёзно изучают книги, статьи, видео, интервью и делятся полезными материалами, формируя коллективную Базу знаний. 

Пример – это фактурная единица информации: небанальное воспроизводимое преобразование, которое используется в исследовании. Увы, найти его непросто. С 2017 года наш Клуб авторов собрал более 80 тысяч примеров. Часть из них мы ежедневно публикуем здесь. 

Каждый фрагмент Базы знаний относится к одной или нескольким категориям и обладает точной ссылкой на первоисточник. Продолжите читать материалы по теме или найдите книгу, чтобы изучить её самостоятельно.  

📎 База знаний издательства LIVREZON – только полезные материалы.

Следующая статья
Гуманитарные науки
Фридрих Ницше о любви к ближнему и этике дальнего
О любви к ближнему Вы жметесь к ближнему, и для этого есть у вас прекрасные слова. Но я говорю вам: ваша любовь к ближнему есть ваша дурная любовь к самим себе. Вы бежите к ближнему от самих себя и хотели бы из этого сделать себе добродетель; но я насквозь вижу ваше «бескорыстие». Ты старше, чем Я; Ты признано священным, но еще не Я: оттого жмется человек к ближнему. Разве я советую вам любовь к ближнему? Скорее я советую вам бежать от ближ...
Гуманитарные науки
Фридрих Ницше о любви к ближнему и этике дальнего
Гуманитарные науки
Хосе Ортега-и-Гассет о том, как Европа пришла к новой нравственности
Гуманитарные науки
Какие преграды тебя ждут, если ты молод и амбициозен? Фрагмент из «Заратустры»
Гуманитарные науки
Материализм и идеализм: истоки противостояния
Гуманитарные науки
Человек на пути к новой картине мира
Гуманитарные науки
Шопенгауэр о том, что нужно человеку для счастья
Гуманитарные науки
Эпиктет о единстве мысли и действия (философия стоицизма)
Livrezon-технологии
Чем know that отличается от know how – фрагмент из книги «Как написать умную книгу?»
Гуманитарные науки
Кодекс поведения от Ганса Селье, автора книги «Стресс без дистресса»
Гуманитарные науки
Как и почему люди осознают, что жизнь не стоит того, чтобы ее прожить?
Гуманитарные науки
Альбер Камю о том, для чего стоит прожить жизнь
Теория Творчества
Тайны творческих союзов: от каждого – по способностям, коллективу – согласно совместимости
Теория Творчества
Природа как прообраз для технических инструментов
Гуманитарные науки
Фрэнсис Бэкон о том, почему логика может быть вредна
Гуманитарные науки
Фрэнсис Бэкон о том, чем мнение отличается от знания