Ошибки перевода: словоупотребление

0
Агафонова Анастасия Витальевна2/21/2020

Переводчик должен владеть лексикой и словоупотреб­лением, как скрипач точным звуком. Но эта точность нужна не для внешнего совпадения слов двух разных язы­ковых систем, а для свободы и точности внутренней. Ло­гика языка осуществляется не только в грамматических и синтаксических изменениях и связях, но и в правиль­ном употреблении слов, причем переводчик должен знать словоупотребление в обоих языках, с которыми он рабо­тает. Мы, однако, разумеем под словоупотреблением не только прикрепленность к данному слову определенных содержаний, но и потенциальную способность слова в за­висимости от этих содержаний вступать в сочетание с дру­гими словами. В слове, в любой языковой форме есть как бы два элемента — постоянный и варьирующий. Приведем простейший пример. Устойчивое содержание слова «ста­рик»— это «старый человек», но в зависимости от кон­текста, от тех сочетаний, в которые вступает это слово, может оказаться, что нужно перевести «старичок», «ста­рикашка», «старичишка», «старичище», «старикан»... При переводе, например, немецкой фразы: «Der riesige Alte stand auf» - переводчик-буквалист напишет: «Гигант­ский старик встал», — а переводчик, чувствующий стиль языка сказки: «Старичище поднялся». В художественном произведении слово существует не только само по себе, но и как сочетаемое, здесь оживает его вторая, динамиче­ская, варьирующая природа, открывается его «общест­венная» сущность. Это не есть примышление к слову какой-то туманной дополнительной семантики. Нет, речь идет о совершенно конкретном круге возможных вариан­тов смысла. Выходящие за них определения уже должны строиться с помощью других изобразительных приемов. Причем допустимое логикой другого языка может быть недопустимо логикой русского и наоборот.

Неточное словоупотребление ведет к неточному выра­жению мысли автора, к ее смещению. Словоупотребление неотделимо от истории народа, от жизни слова в языке, от, так сказать, биографии слова, его рождения, расцвета, устарения. Как много новых слов создала Великая Октябрьская революция, и сколько слов вышло из употреб­ления, так как исчезли условия, которые они выражали,— а содержание иных переродилось, сузилось, расширилось. И всегда можно найти те явления в общественной жизни, которые изменили то или иное значение слова.

Если переводчик владеет всеми варьирующими содер­жаниями данного слова или словосочетания, он будет знать и на какое расстояние можно отступить при «пере­выражении» или «переосмыслении» текста. Таким путем пошла, например, Волжина, введя в своем переводе «Лавки древностей» Диккенса слово «старушенция». В оригинале «старая женщина», но вся характеристика требовала, чтобы переводчик назвал ее «старушенцией».

При переводе наиболее частые ошибки совершаются от незнания словоупотребления. Приведем  ряд примеров:

«Колокол... издает погребальный звон»; 
«Телеграммы гуськом следовали друг за другом»; 
«Семена бродили под земной корой и в дуплах деревьев»;
«Больные, ввиду их финального состояния»; 
«Какой-нибудь на диво индивидуальный автор»;
«Это вытекало у него чисто аналитически»;
«Губы... слетали с зубов»; 
«Тесно расставленные гла­за»; 
«Лошадь заполняла лужайку скачками»; 
«Сверхчле­нораздельные воспитатели»; 
«Будут приняты меры к рас­чистке моей рукописи».

При определениях переводчики смешивают категории внутренние и внешние, а также извращают временную по­следовательность. Нельзя, например, допускать такое по­строение: «позади нее было уныние, впереди зеленело де­рево», или: «Коротконогий мальчик, без отличительных черт характера»; «Человек с козлиной бородкой из внут­ренности судна»; «Широкий, терпимо обнимавший многое горизонт»; «Она спугивала науку и занятия, которые скорбно разбегались»; «Оба друга еще сохранили в своих мыслях и органах какую-то ясность»; «У нее сильная, но любовно упругая талия»; «Этому миловидному малень­кому буржуа из хорошей семьи и с влажным местом»; «Ореол рискованной отчасти праведности»; «Округлив и выравняв консула в мумию».

Так же распространены и фразеологические ошибки, причем они свидетельствуют о недостаточном знании рус­ского языка и нередко связаны с калькированием ино­язычных оборотов речи, например: «Пустые фразы, на­удачу вытянутые из шляпы». Это буквальный перевод французского «tiré du chapeau», по-русски этому соответ­ствует выражение «взятые с потолка», «сурдинку вам на рожу», вместо «типун вам на язык» (Бальзак, «Шагре­невая кожа»).

Он «второй раз вынужден, стремя голову, покинуть...» (говорят: «сломя голову»), «Его голос сжимает мне внут­ренности» (говорят: «сжимается сердце»); «Они... в душе считают, как и я сам, что нет ничего, даже если взять их колокольню, ничего выше родины» (Кладель, «Жак Ра­тас») — говорят: «смотреть на все со своей колокольни».

Переводчики, особенно начинающие, склонны забы­вать и о том, что словоупотребление связано с националь­ными реалиями и историей народа. Так, в одном «проб­ном» переводе «Михаэля Колхаса» Клейста, где речь идет о XVII веке, лошадиный барышник назван «коневодом». Другой переводчик вложил в уста гитлеровскому солдату речение: «Чепуха на постном масле», хотя в оригинале сказало просто: «Unsinn, scheusslicher Unsinn», то есть «чепуха, ужасная чепуха». А в сборнике «Немецкая новел­ла» читаем такой сугубо русифицированный оборот: «Рожа — аж цветы вянут».

Особое значение имеют национальные реалии при пе­реводе пословиц и поговорок. Один переводчик, например, китайскую поговорку о том, что человек зажигает кури­тельную свечку перед Буддой, лишь когда его постигает беда, перевел так: «Пока гром не грянет, мужик не пере­крестится».

Мастерство перевода. Сборник статей. — М.: Советский писатель, 1959. — Выпуск 1 — С. 55-58.
Следующая статья
Иностранные языки и лингвистика
Секреты великих полиглотов: изучение языка под задачу
Ну что же, в запасе у автора еще немало встреч с интересными людьми. Но, думается, читатель уже заметил: при том что каждый из полиглотов занимался по своей системе, у них все‑таки больше общего, чем особенного, – начиная с атмосферы радостной, увлеченной жизни и кончая любимыми приемами занятий. Полагаю, что выражу их общее мнение, сказав: источник их успеха не одаренность, выходящая за пределы нормального, а сочетание в конце концов не таких трудных навыков и спокойной, изобретательной любознательности. И кстати, вот еще на что стоит обратить внимание. Мы только что познакомились с людьми, д...
Иностранные языки и лингвистика
Секреты великих полиглотов: изучение языка под задачу
Иностранные языки и лингвистика
Метод погружения в изучении языков
Иностранные языки и лингвистика
Как язык (не) спасает от гражданских войн?
Livrezon-технологии
Кто в доме wear the pants? Разбираем английскую идиому на стажировке YOUBE Club
Иностранные языки и лингвистика
Как сохранить игру слов в переводе, или история про диалоги Ахилла и Черепахи
Иностранные языки и лингвистика
Какие смыслы скрывает от нас язык, или как можно навредить словами
Livrezon-технологии
Запись #54. Цвета в английских идиомах. ЗЕЛЕНЫЙ
Livrezon-технологии
Запись #53. Цвета в английских идиомах. ЧЕРНЫЙ, часть 2
Иностранные языки и лингвистика
Все выдающиеся полиглоты – мужчины?!
Livrezon-технологии
Запись #52. Snake oils – змеиное масло или что-то сложнее? Перевод фразеологизмов
Иностранные языки и лингвистика
Как избежать искажений при переводе научного труда?
Иностранные языки и лингвистика
Набоков и «Евгений Онегин»: PR-ход или новое произведение?
Гуманитарные науки
Своеволие переводчиков и французское издание «Происхождения видов» Чарльза Дарвина
Иностранные языки и лингвистика
В каком возрасте лучше начинать учить иностранный язык?
Иностранные языки и лингвистика
Когда многоязычие не создает неудобств, люди сами себе их устраивают
Иностранные языки и лингвистика
Берроуз Данэм о безвредности слов