Пластика тела в японском кинематографе

0
Тихонов Леонид Васильевич8/21/2021

Благодаря высокоразвитой культуре тела, эти движения приобретают большую красоту и выразительность. Выкристаллизовываются особые формы походки, манеры стоять, садиться, брать в руки вещи, появляется необычайная четкость в самых судорожных проявлениях аффектов—гнева, радости, страсти. Театрализованная, внешне декоративная, жизнь японского феодала составляет благодарный материал для сцены, экрана или гравюрной доски. Здесь пластическая выразительность тела, декоративный арабеск одежды и прическа самурая чрезвычайно остро монтируются с геометрической узорностью японского жилища, создавая единство линейной ритмики целого.

На принципе линейного монтажа создавалась японская гравюра. Этот принцип входит в конструкцию японского театрального эпизода и японского кино-кадра. Наруками, сделанный гениальным японским гравером Сяраку, органически связан со сценической конструкцией Наруками в театре «Кабуки».

Японские актеры, играющие самураев, с детства усваивают пластическую культуру тела, мастерство жеста и движения. Ценность этого пластического актерского материала получает в японском кадре самодовлеющее значение и предопределяет структуру этого кадра и его роль в фильме. Японский кадр строится на игровом, актерском куске, на высокой культуре актерского жеста.

Установкой на игру актера и объясняется чрезмерная длительность этих игровых кусков в японском кадре, которая нам, привыкшим к «‎молниеносной» расчлененности американского игрового куска, совершенно чужда. Особую область техники японского актера составляет искусство фехтования, умение владеть мечом. Образ меча оплетен целым кружевом романтических поверий. Для японца меч — почти одушевленное существо. Он часто бывает объектом вожделения, страсти и ненависти, не менее, чем человек. И, конечно, он же герой целого ряда событий, похищений, процессов, распрей, а зачастую и распределитель земных благ, состояний, титулов... В связи с этим рубка на мечах является непременной принадлежностью каждой самурайской фильмы.

Выставка «‎Японское кино». // Сборник: О. Д. Каменева, Н. И. Конрад, Н. Кауфман, Д. Аркин. — М.: 1929. — С. 12-13.
Следующая статья
Искусство и дизайн
Брюс Ли и «ксерокс для фантиков»
«Ксерокс для фантиков» – ошибочная стратегия для деятелей искусства XXI века, выделенная Александром Романовым в книге «PRO искусство без души».  Вместо поиска собственных идей художники подделывают то, что уже имеет первый успех. Так, на заре «немой» комедии возникло несколько подражателей Чарли Чаплина, копирующих манеру одеваться и двигаться.  По сути, копируются только внешние атрибуты, без внутренней составляющей. Это в свою очередь, ведет к тому, что произведение становиться «пустым»: бессодержательным или плос...
Искусство и дизайн
Брюс Ли и «ксерокс для фантиков»
Искусство и дизайн
Альбер Камю: экзистенциализм и одинокий человек в мире абсурда
Искусство и дизайн
Интерактивный кинематограф: возникновение жанра
Искусство и дизайн
Звуковые метафоры в кино: «Челюсти», «Апокалипсис сегодня», «Бонни и клайд» и другие
Биографии
Лени Рифеншталь о закате эпохи немого кино
Искусство и дизайн
Вертикальный монтаж в «Александре Невском» Сергея Эйзенштейна
Искусство и дизайн
Алексей Литвин: подходы к проектированию поиска на сайте или в приложении
Искусство и дизайн
Как музыка в рекламе отражает время и определенный стиль жизни
Искусство и дизайн
Откуда взялся миф про пришельцев?
Искусство и дизайн
«Идти против картины»: как неожиданная музыка влияет на восприятие произведения
Искусство и дизайн
Заимствование, влияние, подражание – где границы?
Искусство и дизайн
Эстетика линий и анализ красоты по Уильяму Хогарту
Искусство и дизайн
Первые кинокамеры и искусственное освещение
Бизнес и экономика
Фрэнсис Форд Коппола о секретах организации прямого эфира
Искусство и дизайн
Юрий Борев о литературе «потока сознания»: Джеймс Джойс, Марсель Пруст и другие
Искусство и дизайн
Алексей Литвин: пользовательский выбор при работе с интерфейсом и подходы к его проектированию