Почему Китай проиграл первую опиумную войну?

0
Фрагмент нашел Алексей Каримов, участник проекта АПОРОН4/17/2023

Одним из первых шагов Линь Цзэсюя на посту особоуполномоченного эмиссара стало обнародование распоряжения «‎О тайном аресте изменников-китайцев», которое он написал еще находясь в пути и отправил для исполнения высшим гуандунским властям. В документе Линь перечислил эффективные, по его мнению, меры, которые необходимо было принять сразу же.

Общая стратегическая задача, как было определено выше, заключалась в том, чтобы «‎вычистить источник» – перекрыть в Гуандуне поток поступающего опиума. Свою деятельность Линь разделил на два взаимосвязанных направления: это, во-первых, борьба с изготовителями, поставщиками и продавцами опиума, содержателями притонов, т.е. с собственными нарушителями законов внутри страны; во-вторых, что, может быть, более существенно и требовало больших усилий, — прекращение поставок опиума из-за рубежа.

Линь Цзэсюй (1785  – 1850)

Первую неделю пребывания в Гуанчжоу Линь Цзэсюй посвятил изучению обстановки. 17-18 марта, собрав представителей всех фирм, занимавшихся торговлей с иностранцами в Гуанчжоу под наблюдением властей и получивших название Гунхан (Кохонг – «‎общественные фирмы»), в присутствии высших чиновников провинции Линь огласил два документа. Первый предназначался для китайских купцов. В нем звучало суровое обвинение в попустительстве распространению опиумоторговли в стране. Во втором документе, предназначавшемся для иноземных купцов, содержалось требование уважать законы страны, запрещающие ввозить опиум. Так Линем была сформулировала двуединая задача в отношении иностранцев: 1) Добиться, чтобы был сдан весь имевшийся в наличии опиум; 2) Получить письменные гарантии будущей справедливой торговли, исключающей опиум. Выполнению данной задачи была посвящена деятельность Линя в Гуанчжоу.

Среди иностранных купцов, получивших через посредников уведомление о требованиях Линя, не было единого мнения о линии поведения относительно указов императорского особоуполномоченного.

Вероятно, по этой причине 21 марта китайской администрации поступило сообщение о компромиссном решении, к которому пришли иностранные торговцы после длительных дебатов: будет сдано 1 тыс. 37 ящиков опиума. Даже простой арифметический подсчет показывает, как много опиума оставалось еще на судах, что, естественно, не удовлетворяло Линя. Он прибег к давно и неоднократно испытанному методу в отношениях с иностранцами. 23 марта по приказу Линь Цзэсюя весь китайский обслуживающий персонал покинул фактории, были прекращены поставки продовольствия, воды, иностранцам было запрещено покидать город. Требование оставалось прежним: сдать весь опиум.

Решительные действия китайской администрации заставили суперинтенданта английского правительства Ч. Эллиота согласиться с требованием Линя, и 28 апреля он объявил о готовности сдать 20 тыс. 283 ящиков опиума. Блокада с факторий была снята, торговля возобновлена. В апрсле-мае в Хумэни (там, в 50 км от Гуанчжоу, располагались оборонительные укрепления, защищавшие подходы с моря) происходил прием опиума. 3 июня 1839 г. в присутствии Линь Цзэсюя, высших административных чинов провинции, нескольких иностранцев началось его уничтожение. Этот день, показавший решимость китайского народа противостоять иностранной агрессии, и ныне отмечается в КНР.

Так Линь Цзэсюй осуществил первую часть плана: опиум был конфискован и уничтожен. [...]

Выполняя вторую часть задания – «‎искоренить источник», Линь Цзэсюй накануне отъезда в Хумэнь, где он должен был принимать опиум, составил совместно с губернатором Иляном и наместником Дэн Хдмыжэнем послание английской королеве Виктории. Поскольку отправить письмо не представлялось возможным, его содержание было доведено до жителей Гуанчжоу и иностранцев. Исследователи отмечают «‎напыщенный» стиль изложения, резкость суждений. Между тем следует учесть сложившуюся к тому времени многовековую традицию взаимоотношений с иноземными «варварами», и тогда послание не будет выглядеть столь вызывающим. Напротив, характерные для послания простота, искренность дают представление об авторе, озабоченном судьбой своей страны, понимающем, что, не уничтожив источник изготовления и поступления отравы, невозможно до конца изжить приносимое ею зло. Поэтому он взывает к добрым чувствам, морали, разуму правителия «уважаемой страны». Но, поскольку это письмо-предупреждение, Линь напоминает о принятых в стране запретительных законоуложениях дабы впредь нарушители «‎не говорили, что их не предупреждали». Некоторые места письма всё же свидетельствуют о наивности познаний Линь Цзэсюя относительно внешнего мира. [...]

Содержание переписки Линь Цзэсюя с коллегами, равно, как и его официальных документов недвусмысленно свидетельствует о том, что он, осознавая факт превосходства англичан в вооружении, в совершенстве их боевых судов, не стремился доводить конфликт до военных действий. На это была направлена проводимая им политика «‎строгих мер с последующим послаблением».

Для того, чтобы англичане выполнили требования китайской стороны (предоставили гарантийные обязательства не ввозить опиум и выдали виновных в смерти китайского крестьянина), Линь добился удаления из Аомэнь всех британских торговцев с семьями. Во время инспекционной поездки туда Линь, убедившись в том, что англичан там нет, доложил об этом в столицу.

Таким образом, можно отметить, что на данном этапе Линь Цзэсюй добился пусть частичного выполнения стоявших перед ним задач: опиум был уничтожен, нарушители – «‎варвары» изгнаны, т.е. «‎источник вычищен». Тем не менее успех его был неполным. Во-первых, изгнаны были и то лишь с территории, подвластной Линю, только англичане; товары же, принадлежавшие им, перегружались на суда торговцев, которым въезд в Гуанчжоу не был заказан. Англичане и другие иностранные торговцы не собирались отказываться от прибылей, приносимых опиумоторговлей, и тем более оставить обширный и многообещающий рынок, каковым представлялся Китай. Намерение овладеть им определяло в дальнейшем направление британской политики в отношении Китая. Уничтожение же опиума послужило, как известно, поводом англичанам для развертывания боевых действий.

Первый выстрел прозвучал с борта английского корабля 4 сентября 1839 г., когда у полуострова Цзюлун произошло столкновение между андийскими судами и китайским военным флотом провинции. [...]

Британский экспедиционный отряд прибыл к южному побережью Китая в июне 1840 г. Блокировав устье р. Чжуцзян и морские подходы к Гуанчжоу, англичане направили основные силы к восточному побережью страны, дабы, запугав маньчжурское правительство, добиться выполнения требований британской буржуазии, выраженной в ноте Г. Пальмерстона.

В начале июля был захвачен главный город Чхоушаньосого архипелага Динхай. Высшие чиновники провинции Чжэцзян, куда административно относились Чжоушаньские острова, были сурово наказаны за проявленные «‎панику и растерянность». В том же императорском рескрипте упоминалось, пока без указания на связь с происшедшими событиями, уничтожение опиума в Хумэни.

Продвигаясь все дальше на север, английская эскадра в августе достигла Тяньцзиня, оказавшись сравнительно недалеко от столицы Небесной Империи. Ультимативные требования, предъявленные двору английским командованием, повергли императора в ужас, вынудили его значительно изменить отношение к велению дел с «‎варварами». Исследователи отмечают, что с этого момента при дворе возобладало мнение о необходимости ведения политики уступок и компромиссов в отношениях с иностранцами.

Чтобы поддержать пошатнувшийся авторитет Небесной Империи, следовало объяснить подданным причину появления иноземных кораблей у китайских берегов, да ещё неподалеку от столицы, определить виновника сложившейся ситуации. Косвенные обвинения, прозвучавшие в ноте Пальмерстона в отношении политики, проводимой Линь Цзэсюем в Гуанчжоу, были использованы противниками группировки решительного сопротивления. Под их влиянием император изменил свою прежнюю позицию, — издал эдикт о восстановлении торговли  англичанами, запретил вооруженным силам приморских провинций открывать огонь по кораблям иноземцев. В Гуанчжоу, для расследования причин, вызвавших "мятеж английских варваров", был направлен генерал-губернатор столичной провинции Чжили маньчжур Ци Шань.

Пepвoe осуждение деятельности Линь Цзэсюя прозвучало в указе императора от 20 августа, написанном на следующий день после получения доклада Ци Шань,  излагавшего требования англичан: «‎Линь Цзэсюй и другие, уничтожая в прошлом году опиум, не смогли благоговейно постичь суть великой справедливости (и) непреложной истины (намерений императора), в результате, ведомые по ложному пути (букв.: обманутые людьми), действовали неправильно». [...]

Резолюция императора по докладу («Сущая чепуха») определила отношение двора к деятельности Линь Цзэсюя. Указом от 28 сентября он смешался с занимаемых постов и отзывался в Пекин для получения сурового приговора. [...]

Исследуя причины смешения Линя, историки КНР пишут о коррумпированности правительственного аппарата, происках многочисленной группы противники строгого запрещения опиума. [...]

Эти и подобные доводы в сущности повторяют трактовку традиционной китайской историографии. В то же время, абстрагируясь при анализе конкретного явления от общего исторического контекста, авторы приведенных доводов упускают из вида по-своему фатальный характер превращения Китая в полуколонию находившихся на более высоком уровне экономического развития западных держав. Поэтому помешать развертыванию внешней экспансии Англии, равно как и стимулировать ее, Линь Цзэсюй никоим образом не мог. 

Однако исключать зависимость последовавшей за развертыванием Англией боевых действий отставки Линя нельзя. 

Цинский двор, направляя Ци Шаня в Гуанчжоу, надеялся, что тот сможет вернуть англо-китайские отношения к прежнему состоянию, а поскольку англичане в своих требованиях неоднократно предъявляли претензии по поводу деятельности императорского особоуполномоченного, следовало успокоить их, принеся в жертву Линь Цзэсюя.

Источник: С.Ю. Врадий. Линь Цзэсюй. Патриот, мыслитель, государственный деятель цинского Китая. – Владивосток: Изд-во Дальневосточного университета. 1993. – С. 68-77.

Общество несовершенно. Оно тонет в проблемах и противоречиях: от безработицы и дискриминации до кризиса общечеловеческих идей. Решения этих проблем мы называем социальными инновациями. Однако, сегодня не существует технологии, которая бы генерировала эти решения не стихийно, а под задачу. 

НАПРАВЛЕНИЯ РАБОТЫ ПРОЕКТА «АПОРОН»

➜ Сбор прецедентов: откуда возникают социальные проблемы и каким образом они решаются? Исторические примеры и современные кейсы. 
➜ Обобщение прецедентов и создание технологий, позволяющих социальным активистом разрешать актуальные противоречия.
➜ Создание площадки, на которой специалисты в области социальных инноваций смогут обмениваться практическим опытом.

«АПОРОН» открыт к сотрудничеству, если вы занимаетесь решением социальных проблем и противоречий и хотите присоединиться к проекту в качестве разработчика. Чтобы узнать подробности, напишите руководителю проекта Сергею Резникову: ВКонтакте или на e-mail: z.atm@bk.ru  

ЧТО ТАКОЕ БАЗА ЗНАНИЙ?

Концентрированная книга издательства LIVREZON складывается из сотен и тысяч проанализированных источников литературы и масс-медиа. Авторы скрупулёзно изучают книги, статьи, видео, интервью и делятся полезными материалами, формируя коллективную Базу знаний. 

Пример – это фактурная единица информации: небанальное воспроизводимое преобразование, которое используется в исследовании. Увы, найти его непросто. С 2017 года наш Клуб авторов собрал более 80 тысяч примеров. Часть из них мы ежедневно публикуем здесь. 

Каждый фрагмент Базы знаний относится к одной или нескольким категориям и обладает точной ссылкой на первоисточник. Продолжите читать материалы по теме или найдите книгу, чтобы изучить её самостоятельно.  

📎 База знаний издательства LIVREZON – только полезные материалы.

Следующая статья
Биографии
Корни жестокости Ивана Грозного
Оставшись вдвоем с братом, Иван спрашивает себя, не посадят ли в темницу назавтра и его. Но странным образом бояре, увлеченные раздорами, не считают его сколь-либо значимой величиной. Без сомнения, они уверены, что еще будет время избавиться от него, когда урегулируют свои отношения. Первым своим решением бояре освобожда­ют политических заключенных, которые стали жертвами правления Елены. Среди них Иван Шуйский, брат Василия Шуйского, и Иван Вельский, потомок литовского князя Гедимина, который тоже хотел бы захватить власть. 
Биографии
Корни жестокости Ивана Грозного
Гуманитарные науки
Как совершенствовать собственную личность?
Гуманитарные науки
«Репертуар действий» социальных движений – Чарльз Тилли
Гуманитарные науки
Хирург Николай Амосов о том, в чем заключается смысл жизни хирурга
Гуманитарные науки
Главный признак тоталитарной секты, или как не попасть под влияние «гуру»
Гуманитарные науки
Прямая речь: дети в 1998 году о стране, будущем и надеждах
Гуманитарные науки
Эвтаназия как средство экономии бюджетных денег в фашистской Германии
Гуманитарные науки
Эпиктет о единстве мысли и действия (философия стоицизма)
Гуманитарные науки
Как закрепляются социальные нормы по В. М. Полтеровичу
Гуманитарные науки
Бертран Рассел о том, как внешний враг сплачивает общество
Гуманитарные науки
Испания времен трех религий: как жили вместе христиане, мусульмане и евреи
Гуманитарные науки
(Буквальная) цена женского образования в Российской империи
Гуманитарные науки
Миф о положении женщины как барьер для ее развития
Гуманитарные науки
Герберт Уэллс о том, каким будет государство будущего
Гуманитарные науки
«Размножение» тайных орденов в конце XVIII века
Гуманитарные науки
Кодекс поведения от Ганса Селье, автора книги «Стресс без дистресса»