Психология литературного творчества: Н. В. Гоголь

0
Матущенко Виктория Владимировна2/26/2020

Гоголь высказывает аналогичную мысль в своей «Автор­ской исповеди»: «На меня находили припадки тоски... (по селу и родителям и пр., когда находился далеко от них). Чтобы раз­влекать себя самого, я придумывал себе все смешное, что только мог выдумать. Выдумывал целиком смешные лица и характеры, поставляя их мысленно в самые смешные положения». Вообще же, признается Гоголь в письме к В. Жуковскому от 29/XII 1847 г. «Я был характера скорей меланхолического и склонного к размышлению. Впоследствии присоединились к этому болезнь и хандра. И эти-то болезнь и хандра были причиной той весе­лости, которая явилась в моих первых произведениях.

Чтобы развлекать самого себя, я выдумывал без дальнейшей цели и пла­на героев, становил их в смешные положения — вот происхож­дение моих повестей!» Так, из наблюдений над другими, из смеш­ного, невольно подмеченного в окружающей среде, возникают произведения, которые имеют целью устранение собственных, совсем иных состояний, изгнание меланхолии, угрожающей уничтожить личность. Так же и ученый успокаивается, сосредо­точивая свое внимание на чем-то другом, перенося мысль из обла­сти жизненных невзгод к проблемам теоретического познания. 

«Только алгебра,— писал Лафарг о Марксе,— могла утешить его в самые трудные моменты его бурной жизни. Когда болела его жена, боясь, что может ее потерять, он писал трактат о бес­конечном исчислении, чтобы перенестись от мучительной дей­ствительности в спокойные сферы трансцендентальной абстрак­ции». Романтик Новалис, объятый тяжелыми сомнениями во время опасной болезни Софии фон Кюн, писал в 1797 году: «Погру­жаюсь насколько возможно глубже в волны человеческого зна­ния (в философию Фихте, которой поэт страстно увлекается), чтобы забыть, пока я в этом священном потоке, сонный мир судь­бы».

М. Арнаудов. Психология литературного творчества. — М.: Прогресс, 1970. — С. 197.
Следующая статья
Биографии
Война – это травматическая эпидемия. Обустройство военного госпиталя в Ленинграде
Наше здание – это бывший Гостиный двор, построенный в начале прошлого века. Огромный четырехугольный корпус, как и полагается Гостиному двору, опоясан открытой сводчатой галереей. Перед войной помимо истфака здесь размещались географический, философский, экономический факультеты университета и поликлиника. И вот в таком огромном здании надо было развернуть большой эвакуационный госпиталь. В пять дней! Казалось, это выходит за пределы реальных возможностей. Все работали круглосуточно. Днем и ночью. Сон накоротке, еда ...
Биографии
Война – это травматическая эпидемия. Обустройство военного госпиталя в Ленинграде
Иностранные языки и лингвистика
«Он делал лучшее из того, что мог»: метод Генриха Шлимана в изучении иностранных языков
Теория Творчества
Генрих Альтшуллер: Зачем нужен регистр научно-фантастических идей?
Биографии
«Пришлось отдать карточки, чтобы маму закопали рядом с папой» – как дети хоронили родителей в блокадном Ленинграде
Теория Творчества
Мыслительные операции по Джону Локку: О РАЗЛИЧЕНИИ И ДРУГИХ ДЕЙСТВИЯХ УМА
Биографии
А. С. Макаренко о восстановлении зданий, разрушенных во время революции
Биографии
Почему Джейн Остин приходилось уединяться, чтобы писать?
Биографии
«Больше я не борюсь ни за Справедливость, ни за Высшие Ценности»: воспоминания Николая Никулина
Биографии
«Пусть будет как будет»: противотанковые мины, гангрена и мед с маслом
Биографии
Пир во время чумы, или как проводили эстрадные концерты в концлагерях
Биографии
Юмор на войне: истории Юрия Никулина
Биографии
Одри Хепберн о потребности в родительской похвале
Биографии
«Пой со мной вместе, в горе надо петь» – Эдита Пьеха о детстве во время войны
Биографии
Страхи детей и страхи взрослых на Великой Отечественной войне
Биографии
«Для кино я не годился»: Юрий Никулин поступает во ВГИК после войны
Биографии
«Внутренняя эмиграция» как способ противостоять деградации на войне