Русское тайное общество: история создания

0
Рыжачков Анатолий Александрович12/21/2019

Русское тайное общество сложилось не вдруг. В кружке людей, среди которых оно образовалось, в первое время заметно было только неясное желание сблизиться в одном общем интересе. Одни просто собирались, без всяких затей, читать газеты и толковать. «В семеновском полку, — рассказывает Якушкин, — устроилась артель (в 1815 г.): человек пятнадцать или двадцать офицеров сложились, чтоб иметь возможность обедать каждый день вместе; обедали же не одни вкладчики в артель, но и все те, которым, по обязанности службы, приходилось проводить целый день в полку. После обеда одни играли в шахматы, другие читали громко иностранные газеты и следили за происшествиями в Европе - такое времяпрепровождение было решительно нововведение». Высшим властям «артель» однако не понравилась, и ее велено было прекратить... Другие, стремясь к какой-нибудь нравственно-общественной деятельности, вступали в масонские ложи, где надеялись найти искомую цель и способ действий. Третьи, не удовлетворяясь обычными масонскими церемониями, пришли к мысли основать политическое, и следовательно тайное, общество, и им опять прежде всего представилась мысль устроить его в какой-нибудь ложе. Четвертые искали общественной деятельности в ученых и литературных кружках, нисколько не тайных: таково было множество обществ словесности - в Петербурге, Москве и в университетских городах; таково было «общество математиков», основанное еще в 1811 году и послужившее началом известного «Учебного заведения для колонновожатых», о котором упомянем далее. Масонские влияния особенно заметны в образовании и в формах наших тайных обществ. Многие из членов тайного общества были в то же время ревностные масоны: то и другое было близко в их понятиях и переход, по-видимому, казался нетрудным. Мы приводили, в предыдущей главе, примеры той связи лож с политическими кружками.

В том первом тайном обществе, которое названо в «Донесении следственной комиссии» Союзом Спасения или Союзом истинных и верных сынов отечества, и устав которого был составлен Пестелем (1817), нельзя не видеть этого влияния. «Общество, - по словам «Донесения», - разделялось на три степени: братии, мужей и бояр... для принятия назначались торжественные обряды; желающий вступить в общество давал клятву сохранять в тайне все, что ему откроют;... сверх того, каждая степень и даже старейшины имели свою особенную присягу» - совершенно как в масонской иерархии. В другом месте упоминается, что устав этот "основан был на клятвах, правиле слепого повиновения, и проповедывал насилие, употребление страшных средств, кинжала, яда, что, по словам Пестеля, написано было в подражание уставам некоторых масонских лож, - и это могло быть справедливо: эти страшные средства не представили бы ничего страшного тому, кто знал масонские присяги, которые даже в самых простых "системах»самыми ужасными заклятиями. То же было в обществе Соединенных Славян.

Была и более прямая связь между масонскими тенденциями и движениями тайных обществ. Одно время ложи «Избранного Михаила» и «Трех Добродетелей» совмещали в себе членов тайного общества. При более простом, не-мистическом взгляде на масонские обязанности не трудно было придти к той политической точке зрения, на которой стояли члены тайных обществ в первое время их существования, - потому что их цели состояли тогда в мирном служении общественному благу одними нравственными и законными средствами. Таков был союз, который предполагалось, по словам "Донесения", основать под названием Общества Русских Рыцарей. Историю этого предполагавшегося общества так рассказывает близкий свидетель, Н.И. Тургенев:

«Несколько времени спустя после моего возвращения в Петербург (в 1816 г.), я встретил генерала Орлова (Михаила), которого я знавал за границей и особенно в Нанси, где он был в 1815 начальником штаба русского корпуса, расположенного в тех краях. У этого генерала было много природного ума и благородный, возвышенный характер. Что касается образования, он в высокой степени владел тем образованием, какое обыкновенно бывает у светских людей. Как все живые и пылкие умы, которым недостает прочных идей, основанных на серьезных знаниях, он увлекался всем, что поражало его воображение... Когда я увидел его в Петербурге, все его мысли заняты были масонством; он возымел план восстановить это учреждение, как оно существовало при Екатерине 11, и дать ему какую-нибудь политическую цель. В этом предприятии у него был товарищем граф Мамонов, который имел, кажется, большое пристрастие к старому русскому масонству. Лично я никогда не знал его, но в одном критическом обстоятельстве его имя приобрело такую известность, что внушало к нему уважение. (Тургенев разумеет пожертвования гр. Мамонова в 1812 году).

Граф Мамонов был, по-видимому, посвящен в одну из высших степеней старого масонства; генерал Орлов, узнавши эту степень и формулу посвящения, сделал в ней некоторые перемены, соответственные идеям времени, но сохраняя мистическую форму, господствовавшую в старом обряде. Он показал мне свой проект, предлагал мне сообщить его каким-нибудь знакомым мне масонам, для того, чтобы они постарались ввести его в свои различные ложи. Этот устав, или обряд принятия, я отдал одному лицу, которое председательствовало в одной ложе и которое было чрезвычайно радо иметь какой-нибудь символ старого русского масонства, некогда столь славного. В то же время генерал Орлов сказал мне, что он только что составил зерно общества, основанного на этой, своего рода, реликвии. Он назвал своих союзников: это были два адъютанта императора, генерал П.М. и Г.Б. Я видал иногда этих господ, но никогда не говорил с ними о их обществе. Раз только последний, говоря о Союзе Благоденствия, с которым предлагали соединить общество, начертанное генералом Орловым, сказал мне, что они не были намерены сливать в одно два эти общества: что надо было посмотреть, как станет действовать Союз Благоденствия, и воспользоваться и хорошими, и дурными его результатами. Как видно, эти господа были "политики».

В самом деле, основатели Союза Благоденствия имели несколько свиданий с генералом Орловым, но они не могли согласиться между собой... Впоследствии Орлов, совсем оставивши свой полу-масонский проект, вступил в общество Благоденствия, из которого вышел за несколько дней до его закрытия...

Из этих объяснений видно, что попытка генерала Орлова не произвела никакого важного результата».

Пынин А.Н. Общественное движение в России при Александре I. Исследования и статья по эпохе Александра I. – СПб.: Академический проект, 2000. – С. 381-383.

ЧТО ТАКОЕ БАЗА ЗНАНИЙ?

Концентрированная книга издательства LIVREZON складывается из сотен и тысяч проанализированных источников литературы и масс-медиа. Авторы скрупулёзно изучают книги, статьи, видео, интервью и делятся полезными материалами, формируя коллективную Базу знаний. 

Пример – это фактурная единица информации: небанальное воспроизводимое преобразование, которое используется в исследовании. Увы, найти его непросто. С 2017 года наш Клуб авторов собрал более 80 тысяч примеров. Часть из них мы ежедневно публикуем здесь. 

Каждый фрагмент Базы знаний относится к одной или нескольким категориям и обладает точной ссылкой на первоисточник. Продолжите читать материалы по теме или найдите книгу, чтобы изучить её самостоятельно.  

📎 База знаний издательства LIVREZON – только полезные материалы.

Следующая статья
Гуманитарные науки
«Репертуар действий» социальных движений – Чарльз Тилли
Коллективные действия характеризуются большим разнообразием и разнородностью. Они отличаются как по целям, которые преследуются, так и по числу и составу участников. Чарльз Тилли для осуществления анализа социальных движений ввел понятие «репертуар действия», которое получило признание в социальных науках. О чем идет речь? Согласно Ч. Тилли, население любой страны располагает определенным репертуаром коллективных действий, т. е. располагает определенным числом средств совместного действия на основе общего интереса. Причем эти средства, как правило, были уже испробованы в прошлом. [...]
Гуманитарные науки
«Репертуар действий» социальных движений – Чарльз Тилли
Гуманитарные науки
Хирург Николай Амосов о том, в чем заключается смысл жизни хирурга
Гуманитарные науки
Главный признак тоталитарной секты, или как не попасть под влияние «гуру»
Гуманитарные науки
Прямая речь: дети в 1998 году о стране, будущем и надеждах
Гуманитарные науки
Эвтаназия как средство экономии бюджетных денег в фашистской Германии
Гуманитарные науки
Эпиктет о единстве мысли и действия (философия стоицизма)
Гуманитарные науки
Как закрепляются социальные нормы по В. М. Полтеровичу
Гуманитарные науки
Бертран Рассел о том, как внешний враг сплачивает общество
Гуманитарные науки
Испания времен трех религий: как жили вместе христиане, мусульмане и евреи
Гуманитарные науки
(Буквальная) цена женского образования в Российской империи
Гуманитарные науки
Миф о положении женщины как барьер для ее развития
Гуманитарные науки
Герберт Уэллс о том, каким будет государство будущего
Гуманитарные науки
«Размножение» тайных орденов в конце XVIII века
Гуманитарные науки
Кодекс поведения от Ганса Селье, автора книги «Стресс без дистресса»
Гуманитарные науки
Как и почему люди осознают, что жизнь не стоит того, чтобы ее прожить?
Гуманитарные науки
Альбер Камю о том, для чего стоит прожить жизнь