Стоит ли учиться на российских онлайн-курсах по UX/UI дизайну?

0
Статью написал Алексей Литвин3/12/2023

UX/UI дизайн – динамично развивающаяся отрасль с достойной оплатой труда. Судя по востребованности курсов, которые готовят специалистов в этой области дизайна, желающих войти в профессию и успешно в ней развиваться предостаточно. Однако так ли хороши эти курсы, чтобы тратить на них время? И если да, то какой предпочесть, чтобы получить максимальный результат на вложенные деньги и время?

Автор статьи: Алексей Литвин, аналитик данных в IT-сфере, автор книги «UX/UI дизайн: практическое руководство».

Для этой статьи я проанализировал предложения 9-ти крупных онлайн-платформ, предлагающих пройти курсы по UX/UI дизайну, web-дизайну или дизайну интерфейсов: Skillbox, GeekBrains, Нетология, SkillFactory, Contented, Pentaschool, Bang Bang Education, UPROCK и Яндекс Практикум.

Поскольку о проблемах российского онлайн-образования в сфере дизайна сказано немало (видео об этом легко ищутся на YouTube), чтобы не повторяться, я не буду:

  • описывать субъективный опыт прохождения курсов,
  • критиковать форму подачи материала  (хотя она, мягко говоря, далека от идеала)
  • и обсуждать маркетинговые уловки, которые применяют ведущие игроки рынка, чтобы завлечь студентов.

Вместо этого в продолжении статьи я проанализирую (1) задачи, которые создатели курсов ставят перед собой, и как они с ними справляются, а также (2) структуру и содержимое самих курсов.

Назначение курса и результаты студентов

Действительная цель всех рассмотренных курсов состоит в том, чтобы ввести студента в специальность, чтобы он впоследствии трудоустроился. Это понятная задача, которая отвечает потребностям аудитории и хорошо продается. Однако никто не говорит, специалисты какого качества выпускаются и какие профессиональные задачи они на самом деле могут решить. Подразумевается, что они что-то смогут, но что именно – не уточняется.

Что важнее: трудоустроится в качестве дизайнера или уметь решать настоящие дизайнерские задачи? Отнюдь не праздный вопрос, потому что эти вещи не равноценны. Если дизайнер знает, как профессионально выполнять свою работу, его шансы найти хорошее место повышаются, хотя они не гарантированны. Аналогично, получить должность дизайнера – не то же самое, что качественно справляться с поставленными задачами, особенно если речь идет о чем-то более сложном, чем лендинг или простой сайт, сделанный на Tilda. 

Опыт – или точнее, формальный трудовой стаж в качестве дизайнера, – наиболее частый аргумент при трудоустройстве. Однако у него есть и обратная сторона, о которой не принято говорить.

1. Кандидата с большим стажем быстрее позовут на собеседование. Но непосредственно на собеседовании опыт уже не будет иметь веса, так как заказчика или работодателя интересует, сможет ли соискатель решать его задачи. Отсюда следует, что реальным конкурентным преимуществом является умение справляться с поставленными задачами.

2. Формальный трудовой стаж, если использовать его в качестве критерия при поиске новых сотрудников, осложняет процесс. Во многих IT-специальностях этот вопрос стоит достаточно остро. Проявляется это следующим образом. 

На собеседование приходит специалист с опытом 3+ года. Ему задают несложный вопрос: «Расскажите, пожалуйста, какой-нибудь практический кейс с предыдущего места работы», – и он «валится». Те, кто сумел ответить, спотыкаются на следующем: «А как бы вы поступили, если бы в задаче были другие условия: [ + в чем выражается отличие]?» Наконец, третий «смертельный» вопрос: «Почему в данной ситуации вы сделали именно так, а не иначе, и какими были альтернативы?». 

Наличие опыта, если отсутствует понимание и умение решать профессиональные задачи, ставит дизайнера в уязвимое положение. Во-первых, специалист с опытом имеет более высокие зарплатные ожидания. Однако зачем платить больше, если вчерашний выпускник курсов знает и умеет примерно то же самое? Во-вторых, никто не отменял развитие софта, которое легко может перечеркнуть опыт и «профессиональные компетенции» дизайнера. В-третьих, современный дизайн быстро меняется и тем самым обесценивает опыт, не подкрепленный дизайнерскими технологиями и методиками. 

Главная проблема русскоязычных курсов по дизайну интерфейсов – отсутствие технологий и методик. Эта пустота вуалируется за счет подмены цели: вместо «мы научим вас решать профессиональные задачи» продается «мы поможем вам трудоустроиться (без гарантий, естественно)». Таким образом имеет место конфликт целей, который кратко можно выразить фразой «мы учим не тому, что нужно, а тому, что умеем».

Если конфликт действительно существует, то почему он не на виду? 

На это есть несколько причин.

1. Сами онлайн-школы не заинтересованы в том, чтобы обсуждать этот вопрос и давать объективную информацию о результатах своих учеников. Попробуйте поинтересоваться, какое количество выпускников в действительности находят работу и удерживаются в области в течение хотя бы 2-3 лет.

2. Рынок сегодня «перегрет», что позволяет даже не самым квалифицированным специалистам войти в профессию. Однако эта ситуация будет продолжаться недолго, и в какой-то момент начнут укрепляться сразу две тенденции: процент трудоустроившихся вчерашних выпускников резко снизится, а те специалисты, что уже смогли войти в профессию, будут из нее вытеснены сопоставимыми по квалификации, но более дешевыми новичками.

3. Отсутствует объективная оценка профессионализма в процессе обучения. Она подменяется субъективной оценкой преподавателя или иного заинтересованного лица. Всем комфортно, все молодцы.

4. Отсутствуют критерии сложности задачи. Это не позволяет обучающимся адекватно оценить свой профессиональный уровень. В полной мере проявляется эффект Даннинга-Крюгера – студенты решают несложные задачи и думают, что преуспевают, хотя на самом деле это не так, но самооценка зашкаливает.

Признаки простой интерфейсной задачи

1. Такая задача состоит в том, чтобы произвести изменение локального элемента системы. Например, переработать или добавить отдельный пользовательский сценарий, изменить порядок элементов на экране и т.п.

2. Такая задача не нова и решалась много раз. Значит, можно легко найти прямые аналоги и воспользоваться ими в качестве референсов (или попросту скопировать – «творчески сплагиатить»). Самый простой пример старой, заезженной задачи – это интернет-магазин, маркетплейс. Аналогов – море.

3. Такая задача подразумевает малый объем и низкую вариативность пользовательских действий (UX-компоненты). Классический пример – информационный сайт, на котором действия пользователя по большому счету сводятся к скроллингу ленты и переходам по ссылкам.

Признаки сложной интерфейсной задачи

1. В системе существуют противоречия: улучшения в одной части системы приводят к ухудшению в других. К примеру, необходимо, чтобы пользователь работал с большим количеством объектов. Если разместить их на одном экране смартфона, они будут слишком мелкими, и задача не решается. Если же их увеличить, то они перестанут помещаться на экране. Что делать?

2. В задаче одновременно присутствуют сильные ограничения и необходимость серьезных изменений. Например, как перенести софт со смартфона на смарт-ТВ? Попытки прямого переноса с экрана 10” на экран 40” обречены.

3. Необходимо спроектировать систему целиком, а не отдельный ее элемент, при отсутствии прямых аналогов. Хорошим примером является создание пользовательского взаимодействия с объектами дополненной реальности. Читателям, которые интересуются интерфейсными проблемами AR, рекомендую познакомиться с моей лекцией «Почему отступил мир дополненной реальности?».

Структура и содержание курсов

При обсуждении содержания курсов первый шаг – разделить их по уровням: на профессиональные (PRO) и для начинающих (Junior). Это разделение необходимо потому, что курсы для этих категорий строятся по-разному. Профессиональный уровень требует изложения целостной системы, которая описывает профессиональную область. В нашем случае это UX/UI дизайн, дизайн интерфейсов, web-дизайн. На начальном уровне достаточно рассмотреть отдельные элементы, поставить базовые навыки.

Ни один из рассматриваемых курсов не содержит даже намека на целостное представление о рассматриваемой области, поэтому о профессиональном обучении говорить не приходится.

Важным аспектом любого практического курса являются задачи. И на том, и на другом уровне их должно быть МНОГО. Ни один из курсов не предлагает студентам задачников по проектированию интерфейсов. Лучшее на что можно рассчитывать – это финальный проект, в котором студент соприкасается с практической задачей. Но этого явно недостаточно, особенно если учесть, что для решения поставленных задач предлагаются довольно слабые методы вроде «Jobs to be done» или «Портрет пользователя». Об их недостатках я подробно рассказал во второй части своей книги.

Как продать курс, в котором нет целостного представления об области и решаемых задачах, нет задач на отработку навыка и нет технологий проектирования? Ответ –необходим правдоподобный заменитель, которым можно напичкать курс так, чтобы отсутствие содержания стало неочевидным.

Типовые заменители

1. Подходы из смежных областей.

Список наиболее часто встречающихся смежных тем:

  • колористика,
  • типографика,
  • композиция,
  • верстка: html и css,
  • АВ-тесты,
  • написание текстов,
  • история дизайна,
  • рекомендации по публикации проектов на дизайнерских платформах.

Они не бесполезны и их можно давать в качестве дополнительного материала, но онм не могут становиться основным элементом обучения, как это сделано в некоторых курсах.

2. Узкоспециализированные (1), слабые (2), а иногда откровенно неработоспособные (3) технологии и подходы.

  • (1) CJM, карточная сортировка;
  • (2) эвристики Якоба Нильсена, портрет пользователя, jobs to be done;
  • (3) дизайн-мышление, эмпатия, насмотренность, инсайты.

3. Блоки по изучению дизайнерского софта. Опять-таки, это не бесполезно, но обучать этому без технологий проектирования – все равно что на курсе по художественному мастерству учить устройству кисти и разведению красок. Когда речь заходит о дизайнерском софте, важно помнить, что владение ПО не делает человека дизайнером. Чтобы запомнить это простую истину, введем метафору Гарри Каспарова: «Я знаю, как ходят шахматные фигуры, и Гарри Каспаров знает это. Значит “я” равно “Гарри Каспаров”».

Подведем итоги

Русскоязычные курсы по UX/UI дизайну, во-первых, подменяют задачу профессионального обучения трудоустройством, которого формально никто не обещает, но намекает. А во-вторых, наполнены второстепенным материалом, чтобы скрыть отсутствие работоспособных техник.

Учитывая это, можно смело утверждать, что на них не научат проектировать интерфейсы и решать реальные профессиональные задачи. В лучшем случае, студент овладеет базовыми знаниями, которые без труда можно найти в открытых источниках, и при хорошем стечении обстоятельств трудоустроится. Однако его карьера будет подвержена множеству рисков, о которых написано выше.

На мой взгляд, в текущих условиях самообразование – это значительно лучшее решение нежели платные курсы.

Чтобы закончить статью на позитивной ноте, вот несколько критериев хорошего курса по UX/UI, который, как я надеюсь, рано или поздно появятся в русскоязычном пространстве:

  • Курс должен описывать область как целостную систему, с ее задачами и решениями.
  • Курс должен содержать множество практических заданий для отработки каждой отдельной темы.
  • В качестве итогового проекта на курсе должны быть сложные, а не простые интерфейсные задачи.
  • Темы из смежных областей и изучение дизайнерских софтов может присутствовать на курсе, но не в качестве основного, а как дополнительный материал.

Сильные разработки создаются не в одиночку, а в коллективе. LIVREZON CLUB объединяет более 50-ти коллективов в разных отраслях научного знания. В ежедневном режиме они делятся опытом, собирают новые данные, пишут книги и статьи, тестируют технологии и получают друг от друга полезную обратную связь. 

Хотите присоединиться к коллективу разработчиков? Пишите на info@livrezon.com

Следующая статья
Биографии
Избавиться от теории ради практики – стратегии художницы Остроумовой-Лебедевой
Итак, я в академии. Экзамен был нетруден, пришлось рисовать гипсовую голову Юноны. Руководил экзаменом только что вернувшийся из-за границы скульптор Беклемишев. Женщин поступило немного: всего второй год, как их разрешили принимать в академию. Если не ошибаюсь, нас было восемь человек: Дел-ла-Вос, Чаплинская, Ландезен, Брунс, Тхоржевская, Бланская, Мельникова-Печерская и я. Вольнослушательницами — Шретер и Давиденко. Из предыдущего курса я помню Мартынову, Клокачеву, Федорову и Савич. [...] Теоретические предметы брали много времени. Надо было приготовит...
Биографии
Избавиться от теории ради практики – стратегии художницы Остроумовой-Лебедевой
Педагогика и образование
Как формируется интерес к обучению
Гуманитарные науки
Прямая речь: дети в 1998 году о стране, будущем и надеждах
Бизнес и экономика
Как социальная реклама сглаживает национально-религиозные противоречия?
Бизнес и экономика
PRотив насилия: как социальная реклама спасает детей?
Педагогика и образование
Различия в сенсорном развитии у детей разного возраста
Педагогика и образование
Как развивать речь у глухонемых детей?
Педагогика и образование
«Основы дефектологии» Л. С. Выготского: концентрированный реферат – самое главное из книги
Педагогика и образование
Сидим правильно: за роялем и не только
Педагогика и образование
Селестен Френе о том, как противостоять травле в классе
Педагогика и образование
Какой должна быть Достойная Цель? (Теория развития Творческой Личности)
IT
Apple Vision Pro: революция или чемодан без ручки?
IT
Парадигмы софтов для дизайна интерфейсов
Педагогика и образование
С какими игрушками полезно играть детям?
Педагогика и образование
Как справиться с трудным ребенком?
Педагогика и образование
Как заставить ребенка выполнять требования?