Тугендбунд – предшественник декабристов

0
Фрагмент нашел Анатолий Рыжачков6/18/2023

«‎Донесение» 30-го мая указывает, что мысль о тайных обществах явилась в 1816 г. у нескольких молодых людей, которые, «‎возвратясь из-за границы после кампаний 1813, 1814 и 1815 годов и знав о бывших тогда в Германии тайных обществах с политической целью, вздумали завести в России нечто подобное»; что при первом основании русского тайного общества многие именно желали, чтобы принят был устав, главные черты которого были заимствованы «из напечатанного в журнале "Freywillige Blatter" устава, коим будто бы управлялся Tugendbund». В другом месте сказано, что «‎главные черты законоположения Союза Благоденствия (первая часть этого законоположения была отыскана комиссией), разделение, замечательнейшие мысли и самый слог ясно показывают, что оно есть подражание, и даже большею частию перевод с немецкого». Этот устав русского тайного общества был составлен, по словам «‎Донесения» (стр. 11-12), Александром и Михаилом Муравьевыми, кн. Сергеем Трубецким и Петром Колошиным.

Записки самих членов тайного общества подтвержают эти указания на Тугендбунд. М. Фонвизин рассказывает, что во время войн многие из русских «‎познакомились с германскими офицерами, членами прусского тайного союза (Tugendverein)», что в Петербурге известны были статуты разных тайных обществ, существовавших во Франции и Германии, и что один из членов русского общества «‎ездил в Германию и вошел в сношения с членами Союза Добродетели», которые и сообщили ему свои статуты. По словам Якушкина, немецкий устав привезен был кн. Ильей Долгоруким. Но это показание о личных сношениях с членами Союза Добродетели едва ли точно: Тугендбунд в то время уже не существовал, и кн. Долгорукий мог просто найти его устав – в книге.

Санкт-Петербург. Сенатская площадь 14 декабря 1825 года. Рисунок Кольмана из кабинета графа Бенкендорфа в Фалле / Викимедиа

Так или иначе, в либеральном кружке были известны уставы западных тайных обществ, которые дали им мысль по той же форме устроить и русское общество. Тогдашняя слава Тугендбунда могла привлечь их внимание, и характер его устава мог в особенности удовлетворять их желаниям. Основанный в тяжелые времена французского ига, Тугендбунд, видимо, имел в основании политическую цель – содействовать национальному отпору против ига, но должен был очень осторожно скрывать эту цель и ограничить свою деятельность нравственно-общественными предметами, в союзе с правительством. У наших либералов, в первое время, политическая цель также стояла на втором плане; они надеялись, что политическая реформа будет произведена самим правительством, и думали только содействовать его планам, стараясь распространять новые идеи, возбуждать нравственную самостоятельность общества, истреблять предрассудки и злоупотребления. В программе Тугендбунда именно эта задача была поставлена так широко, цели союза были так возвышенны, так проникнуты патриотизмом, и способ изложения указывал столько практических приемов, что воспользоваться некоторыми ее мыслями было естественно.

В своем внешнем устройстве Тугендбунд состоял из «‎коренного общества», Stammverein, или собрания его членов в месте его основания, т.е в Кенигсберге, и из его разветвлений в других местах, которые назывались Zweigvereine. Лица, вступавшие в общество, должны были выбирать себе ту или другую отрасль деятельности по программе союза, и собрание членов, работавших по одной отрасли, составляло «‎камеру», а собрание камер в Кенигсберге составляло «‎главную камеру» (Hauptkammer). При каждой камере находился «‎цензор» обязанность которого заключалась в наблюдении за тем, чтобы законы общества сохранялись в точных пределах государственного закона, далее, в собирании сведений о вновь поступающих членах, в нравственном их руководстве и в надзоре за их трудами для целей общества. 

Деятельность общества распадалась на несколько отраслей, обнимавших главнейшие стороны народной и общественной жизни. Это деление передается различно в разных источниках о Тугендбунде. 

По Фойгту, труды союза распределялись на шесть отраслей: 1) воспитание; 2) народное образование; 3) наука и искусство; 4) народное благосостояние; 5) внешняя полиция и 6) внутренняя полиция. По уставу, напечатанному в журнале Freimuthige Blatter, эти отрасли были следующие: 1) воспитание; 2) народное образование; 3) литература; 4) земледелие; 5) торговля и промышленность и государственные долги; 6) полиция и распространение союза (или пропаганда). Но общие основы деятельности Союза в обоих источниках излагаются довольно сходно. 

В отделе воспитания главная задача общества состояла в том, чтобы изыскивать и распространять лучшие методы воспитания и обучения, при которых юношество достигает наиболее полного и согласного употребления всех своих телесных и духовных сил: стараться об улучшении домашнего воспитания, об уничтожении суровости, безнравственности и бесплодной траты времени в школах, о распространении в народе технических знаний, нужных для улучшения ремесл и т.п. 

В отделе народного образования – распространение правильных понятий об обязанностях человека для сохранения и развития его телесных и духовных сил, его обязанностях во всех жизненных отношениях; старание, сколько можно, облагородить народные праздники и увеселения и ввести в них такие упражнения, которые способствуют приобретению ловкости и силы (беганье, бросанье, прыганье, верховая езда, стрельба, плаванье); противодействие грубости нравов, бесполезному или дурному чтению и т.д. В этом же отделе особую отрасль должны были составлять люди военные, целью которых было общее изучение военных наук, подготовление молодых офицеров в научном и нравственном отношении, забота о солдатах, обучение солдат обязанностям их звания. В руководители этой отрасли совет камеры должен был выбрать одного из опытнейших и искуснейших офицеров (здесь, вероятно, скрывалась мысль подготовлять борцов для будущего восстания против французов). 

В отделе науки и искусства – изучение важнейших предметов науки и искусства и распространение между членами правильных о том понятий. Предположено было обращать внимание на замечательнейшие произведения древних и новых времен, и издавать журналы для возбуждения чувства истины, добродетели, любви к отечеству, свободы мысли и совести. В отделе народного благосостояния должны были собраться члены из людей, наиболее знающих разные отрасли сельской и городской промышленности, чтобы изыскивать свойственные каждому краю источники благосостояния, вводить и поощрять новые промыслы, действовать ободрением и советами на рабочее сословие, оказывать помощь безвинно обедневшим посредством кредита, задатков, доставления сбыта и т. п., приводить в известность новые изобретения, заботиться о школах промышленности и искусств, противодействовать цеховому духу, стараться отвлекать мужчин от занятий, более свойственных женскому полу. 

В отделе внешней полиции – старание убеждать народ, что все полицейские законы будут достигать своей цели только тогда, когда им будут содействовать все отдельные лица; с этой целью предполагалось составить книжку, в которой бы общедоступно объяснялась благотворность полицейского порядка для сохранения жизни, здоровья, собственности и т.д.; предполагалось также оказывать содействие властям в разыскании преступников и в устройстве их, по исполнении над ними закона. Наконец, в отделе внутренней полиции имелось в виду почти исключительно наблюдение за нравственным и законным поведением членов союза, что поручалось, как выше упомянуто, цензорам камер.

«‎Таково было, – говорит историк Тугендбунд, – обширное, едва обозримое поле, на которое Союз хотел, по своему уставу, распространить свою деятельность, на котором он хотел показать, к чему можно стремиться и чего можно достигнуть самопожертвованием, трудолюбием и ревностью к человеческому образованию и человеческому благу». Поле действительно было необозримое... 

Штейн, тогда министр, несмотря на утверждение Союза королем, относился к Тугендбунду неблагоприятно и в программе его деятельности находил возможность столкновений с деятельностью государства: в замечаниях на устав Союза, составленных другим лицом, но пересланных Штейном в Союз, говорилось, например, что действия Союза могут вмешиваться в область отправления самой власти, что заявляемое Союзом «‎разумное» подчинение распоряжениям правительства может повести к предположению, что Союз хочет делать выбор между этими распоряжениями и подчиняться только тем, которые «‎разумны» в его смысле и т. д. 

Штейн вообще находил, что не нужно никакого союза, а нужно только оживление христианского, отечественного духа, что зерно для этого уже находится в существующих учреждениях государства и церкви, и что в их формах это зерно и должно развиваться. Впоследствии, много времени спустя, он говорил, что «‎Союз казался ему непрактичным, а практическое впадало в пошлое». Союз отвечал однако на возражения, присланные Штейном, и разрешал их удовлетворительно. Но каковы бы ни были понятия Штейна о личном составе «‎коренного общества», из каких бы источников ни происходило его неблагоприятное мнение о Тугендбунде, его возражения характеристично выражали отношение абсолютной власти, какова была тогда прусская, к заявлениям общественной самодеятельности. 

Тугендбунд был именно такой попыткой самого общества работать для возрождения нации, которой не могла поднять монархия одна. Тугендбунд шел параллельно с тем патриотическим и национальным одушевлением, которое проникало тогда лучшие умы Германии и в то самое время, между прочим, блистательно выразилось в знаменитых «‎Речах к немецкому народу», Фихте. Программа Тугендбунда могла быть несовершенна, в ней могла быть «‎напыщенность», но в ней было много истинно-полезного для общества, если бы программа могла быть исполнена; недостатки в устройстве, преувеличения в идеях была весьма понятны по времени – преувеличения в идеях отличают все тогдашнее время, и в либеральном, и в ретроградном лагере. Впоследствии сама власть воспользовалась для борьбы с Наполеоном силами общества, но, слишком ревнивая к своему авторитету, не хотела и после признать заявлений общественного мнения, чем, конечно, сама раздражала это мнение и производила «‎происки» и тайные общества, в которые бросались разочарованные и обманутые энтузиасты и с ними много увлекающейся молодежи.

Источник: А.Н. Пынин. Общественное движение в России при Александре I. Исследования и статья по эпохе Александра I. – СПб.: Академический проект, 2000. – С. 388-392.

ЧТО ТАКОЕ БАЗА ЗНАНИЙ?

Концентрированная книга издательства LIVREZON складывается из сотен и тысяч проанализированных источников литературы и масс-медиа. Авторы скрупулёзно изучают книги, статьи, видео, интервью и делятся полезными материалами, формируя коллективную Базу знаний. 

Пример – это фактурная единица информации: небанальное воспроизводимое преобразование, которое используется в исследовании. Увы, найти его непросто. С 2017 года наш Клуб авторов собрал более 80 тысяч примеров. Часть из них мы ежедневно публикуем здесь. 

Каждый фрагмент Базы знаний относится к одной или нескольким категориям и обладает точной ссылкой на первоисточник. Продолжите читать материалы по теме или найдите книгу, чтобы изучить её самостоятельно.  

📎 База знаний издательства LIVREZON – только полезные материалы.

Следующая статья
Гуманитарные науки
Как совершенствовать собственную личность?
СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ СОБСТВЕННОЙ ЛИЧНОСТИ Недавно издательство «Экономика» выпустило книгу югославского специалиста Предрага П. Мицича «Как проводить деловые беседы», где подробно описываются приемы ведения переговоров различного уровня, техника и тактика аргументирования и т. д. Новое практическое пособие с интересом встречено читателями. Публикуем изложение одной из глав книги «Как проводить деловые беседы». Как совершенствовать собственную личность? Конечно же, сначала мы должны весьма самокритично постараться выявит...
Гуманитарные науки
Как совершенствовать собственную личность?
Гуманитарные науки
«Репертуар действий» социальных движений – Чарльз Тилли
Гуманитарные науки
Хирург Николай Амосов о том, в чем заключается смысл жизни хирурга
Гуманитарные науки
Главный признак тоталитарной секты, или как не попасть под влияние «гуру»
Гуманитарные науки
Прямая речь: дети в 1998 году о стране, будущем и надеждах
Гуманитарные науки
Эвтаназия как средство экономии бюджетных денег в фашистской Германии
Гуманитарные науки
Эпиктет о единстве мысли и действия (философия стоицизма)
Гуманитарные науки
Как закрепляются социальные нормы по В. М. Полтеровичу
Гуманитарные науки
Бертран Рассел о том, как внешний враг сплачивает общество
Гуманитарные науки
Испания времен трех религий: как жили вместе христиане, мусульмане и евреи
Гуманитарные науки
(Буквальная) цена женского образования в Российской империи
Гуманитарные науки
Миф о положении женщины как барьер для ее развития
Гуманитарные науки
Герберт Уэллс о том, каким будет государство будущего
Гуманитарные науки
«Размножение» тайных орденов в конце XVIII века
Гуманитарные науки
Кодекс поведения от Ганса Селье, автора книги «Стресс без дистресса»
Гуманитарные науки
Как и почему люди осознают, что жизнь не стоит того, чтобы ее прожить?