Уважительное «ВЫ» в английском языке

0
Агафонова Анастасия Витальевна9/17/2020

Но бывают такие случаи, когда сохранение авторского приема даже с заменой словесного материала оказывается невозможно или нежелательно. Вспомним хотя бы ухищрения англоязычных переводчиков при передаче русских высказываний, где противопоставляется формы обращения на «ты» и на «вы». Эта тема вообще заслуживает отдельного разговора, здесь я ограничусь одним примером - несколькими переводами отрывка из романа М.А. Булгакова «Мастер и Маргарита»:

Совершенно потрясенный, он <Мастер> оглядывался и наконец сказал коту:
– А простите… это ты… это вы… – он сбился, не зная, как обращаться к коту, на ты или на вы, – вы – тот самый кот, что садились в трамвай? 
– Я, – подтвердил польщенный кот и добавил: – Приятно слышать, что вы так вежливо обращаетесь с котом. Котам обычно почему-то говорят «ты», хотя ни один кот никогда ни с кем не пил брудершафта.

Один перевод выглядит так:

Utterly shaken, he looked all around and finally said to the cat: "Excuse me... was it thou... er, you, sir..." he corrected himself, not sure whether to use the intimate or polite form of address to the cat, "are you, sir, the same cat who got on the streetcar?"

"I am,” confirmed the cat, flattered, and he added, “It's nice to hear you address a cat so politely. For some reason cats are usually addressed with the familiar 'thou,' despite the fact that no cat has ever drunk Bruderschaft with anyone."

Передача «ты» при помощи архаичного thоu вызовет у читателя не те ассоциации, что в оригинале, а подсказка ("intimate form of address") может прямо-таки повергнуть в недоумение: если русский эквивалент thоu действительно говорит о близости, почему к Маргарите Мастер обращается: you?

В другом переводе применяется сходное решение — правда, без экзотического в современной речи thou:

Thoroughly struck, he looked around and finally said to the cat: 'But. forgive me, was it you ... was it you, sir ...' he faltered, not knowing how to address a cat, 'are you that same cat, sir, who got on the tram?'

'I am', the flattered cat confirmed and added: 'It's pleasing to hear you address a cat so politely. For some reason, cats are usually addressed familiarly, though no cat has ever drunk bruderschaft with anyone.

Показательно, что в этом переводе слово bruderschaft сопровождается сноской, без которой англоязычный читатель едва ли понял бы, что это за обычай, — а, следовательно, не почувствовал бы, о какой степени близости говорит Бегемот. Кстати, повторение обращения sir здесь придает высказыванию оттенок не столько вежливости, сколько заискивания (так часто это слово Мастер в переводе не употребляет даже в разговоре с Воландом).

Самое радикальное решение предлагается в третьем переводе:

He stared round in amazement then said to the cat: 'Excuse me, but are you..'. he hesitated, not sure how one talked to a cat: 'Are you the same cat who boarded the tramcar?'

'I am,' said the cat, flattered, and added: 'It's nice to hear someone speak so politely to a cat. People usually address cats as "pussy", which I regard as an infernal liberty.'

Не задаваясь более глубоким сопоставлением достоинств и недостатков этих переводов, отметим, что у двух первых есть нечто общее: обращение sir как указание на более вежливо-официальный регистр общения. Иначе говоря, противопоставление грамматических форм в переводе выражено средствами другого языкового уровня - лексического. Передана не формальная сторона приема (такая попытка была сделана лишь в первом переводе: «ты» - thou), не конструктивный принцип (столкновение двух грамматических форм), но коммуникативный эффект путем компенсации все же был воссоздан. В третьем переводе это стремление передать исключительно коммуникативный эффект проявлено наиболее отчетливо.

Ланчиков В.К. Огранка смысла: Очерки теории перевода (художественная литература и публицистика). — М.: Р.Валент, 2018. — С. 24-25.
Следующая статья
Гуманитарные науки
Почему учебники не рассказывают, как развивается наука
Я старался подробно раскрыть сущность революций в науке на иллюстрациях. [...] Но, очевидно, многие из них, которые были сознательно отобраны в силу их общеиз­вестности, обычно рассматривались не как революции, а как дополнения к существующему уже научному знанию. [...] Я предпо­лагаю, что есть в высшей степени веские основания, в силу которых революции оказываются почти невидимыми. И уче­ный, и дилетант заимствуют множество своих представлений о творческой научной деятельности из авторитетного источ­ника, который систематически маскирует (отчасти в силу важ­ных функциональных оснований) сущес...
Гуманитарные науки
Почему учебники не рассказывают, как развивается наука
Гуманитарные науки
Джон Стюарт Милль: «Метод сходств требует множественность причин»
Гуманитарные науки
Листовки рабочих движений в России в начале XX века
Гуманитарные науки
Как совершенствовать собственную личность?
Гуманитарные науки
«Репертуар действий» социальных движений – Чарльз Тилли
Гуманитарные науки
Хирург Николай Амосов о том, в чем заключается смысл жизни хирурга
Гуманитарные науки
Главный признак тоталитарной секты, или как не попасть под влияние «гуру»
Гуманитарные науки
Прямая речь: дети в 1998 году о стране, будущем и надеждах
Гуманитарные науки
Эвтаназия как средство экономии бюджетных денег в фашистской Германии
Гуманитарные науки
Эпиктет о единстве мысли и действия (философия стоицизма)
Гуманитарные науки
Как закрепляются социальные нормы по В. М. Полтеровичу
Гуманитарные науки
Бертран Рассел о том, как внешний враг сплачивает общество
Гуманитарные науки
Испания времен трех религий: как жили вместе христиане, мусульмане и евреи
Гуманитарные науки
(Буквальная) цена женского образования в Российской империи
Гуманитарные науки
Миф о положении женщины как барьер для ее развития
Гуманитарные науки
Герберт Уэллс о том, каким будет государство будущего