В. Я. Пропп: Постоянные и переменные величины в сказке

0
Матвеев Дмитрий Александрович4/26/2021

Прежде всего постараемся сформулировать нашу задачу.

Как уже упомянуто в предисловии, мы посвящаем работу волшебным сказкам. Существование волшебных сказок, как особого разряда, допускается, как необходимая рабочая гипотеза. Под „волшебными“ пока подразумеваются сказки, выделенные Аарне под № 300-749. Это — определение искусственное, но впоследствии представится случай дать более точное определение на основании полученных выводов. Мы предпринимаем межсюжетное сравнение этих сказок. Для сравнения мы выделяем составные части волшебных сказок по особым приемам (см. ниже) и затем сравниваем сказки по их составным частям. В результате получается морфология, т. е. описание сказки по составным частям и отношению частей друг к другу и к целому.

Какими же методами может быть достигнуто точное описание сказки?

Сравним следующие случаи:
1. Царь дает удaльцу орла. Орел уносит удaльца в иное царство.
2. Дед дает Сученке коня. Конь уносит Сученко в иное царство.
3. Колдун дает Ивану лодочку. Лодочка уносит Ивана в иное царство.
4. Царевна дает Ивану кольцо. Молодцы из кольца уносят Ивана в иное царство и т. д.

В приведенных случаях имеются величины постоянные и переменные. Меняются названия (а с ними и атрибуты) действующих лиц, не меняются их действия или функции. Отсюда вывод, что сказка нередко приписывает одинаковые действия различным персонажам. Это дает нам возможность изучать сказку по функциям действующих лиц.

Мы должны будем определить, в какой степени эти функции действительно представляют собой повторные, постоянные величины сказки. Постановка всех других вопросов будет зависеть от разрешения первого вопроса: сколько функций известно сказке?

Исследование покажет, что повторяемость функций поразительна. Так, и баба-яга, и Морозко, и медведь, и леший, и кобылячья голова испытывают и награждают падчерицу. Продолжая наблюдения, можно установить, что персонажи сказки, как бы они ни были разнообразны, часто делают то же самое. Самый способ осуществления функций может меняться: он представляет собой величину переменную. Морозко действует иначе, чем баба-яга. Но функция, как таковая, есть величина постоянная. Для изучения сказки важен вопрос что делают сказочные персонажи, а вопрос кто делает и как делает это вопросы уже только привходящего изучения. Функции действующих лиц представляют собой те составные части, которыми могут быть заменены „мотивы" Веселовского или элементы“ Бедье. Заметим, что повторяемость функций при различных выполнителях уже давно замечена историками религии в мифах и верованиях, но не замечена историками сказки (Вундт, Negelein). Подобно тому, как свойства и функции богов переходят с одних на других и, наконец, даже переносятся на христианских святых, точно так же функции одних сказочных персонажей переходят на другие персонажи. Забегая вперед, можно сказать, что функций чрезвычайно мало, а персонажей чрезвычайно много. Этим объясняется двоякое качество сказки: ее поразительное многообразие, ее пестрота и красочность, с другой стороны — ее не менее поразительное однообразие, ее повторяемость.

Итак, функции действующих лиц представляют собой основные части сказки, и их мы прежде всего и должны выделить.

Для выделения функций их следует определить. Определение должно исходить из двух точек зрения. Во первых, определение ни в коем случае не должно считаться с персонажем-выполнителем. Определение чаще всего представит собой имя существительное, выражающее действие (запрет, выспрашивание, бегство и проч.). Во вторых, действие не может определяться вне своего положения в ходе повествования. Следует считаться с тем значением, которое данная функция имеет в ходе действия.

Так, если Иван женится на царевне, то это совершенно иное, чем брак отца на вдове с двумя дочерьми. Другой пример: если в одном случае герой получает от отца сто рублей и покупает себе впоследствии на эти деньги вещую кошку, а в другом случае герой награждается деньгами за совершенное геройство, и сказка на этом кончается, то перед нами, несмотря на одинаковость действий (передача денег), морфологически различные элементы. Таким образом, одинаковые поступки могут иметь различное значение и наоборот. Под функцией понимается поступок действующего лица, определенный с точки зрения его значимости для хода действия.

Пропп В. Я. Морфология сказки. // Вопросы поэтики, выпуск XII. — Л.: Академия, 1928. — С. 28-34.
Следующая статья
Livrezon-технологии
Учитель и травля в классе: один в поле не воин. Кто поможет?
«Я тебя не обвиняю, просто говорю, что во всем виноват ты» Цитата из интернета Когда среди детей в школе обнаруживается травля, то диалоги между вовлеченными в проблему взрослыми чаще всего строятся так, как записано в эпиграфе. Первым, на кого обращают все взгляды, становится учитель или классный руководитель. Однако это не значит, что он должен в одиночку бороться с буллингом. Травля – это системная проблема, и учитель может и ДОЛЖЕН привлекать к ее решению другие стороны. Прежде всего, это родит...
Livrezon-технологии
Учитель и травля в классе: один в поле не воин. Кто поможет?
Livrezon-технологии
ДНЕВНИК ПЕДАГОГА. Запись #50: Читаем БЕЗ детей
Livrezon-технологии
LivreLady: бизнес-решения для женского движения
Искусство и дизайн
Юрий Борев о литературе «потока сознания»: Джеймс Джойс, Марсель Пруст и другие
Livrezon-технологии
Как сделать лекцию интересной? Статья Нобелевского лауреата Уильяма Л. Брэгга
Теория Творчества
Генрих Альтшуллер: Зачем нужен регистр научно-фантастических идей?
Livrezon-технологии
Запись #44. Ложные друзья переводчика: разбор слов physical & physically
Livrezon-технологии
ДНЕВНИК ПЕДАГОГА. Запись #49: Палеонтологическая встреча
Livrezon-технологии
ДНЕВНИК ПЕДАГОГА. Запись #48: В гостях у Института кардиологической техники «ИНКАРТ»
Искусство и дизайн
Алексей Литвин: пользовательский выбор при работе с интерфейсом и подходы к его проектированию
Livrezon-технологии
3 приёма фиксации данных, или как конспектировать правильно?
Livrezon-технологии
Запись #43. Разбор статьи «Игра в мяч – взгляд непрофессионала», часть 1
Livrezon-технологии
ДНЕВНИК ПЕДАГОГА. Запись #47: Встреча с юристом
Livrezon-технологии
Ошибки в построении абстракций. Дмитрий Матвеев о том, как познавать неизвестное
Livrezon-технологии
Роман Зайруллин о том, как ввести новичков в абсолютно хаотичный проект
Livrezon-технологии
ДНЕВНИК ПЕДАГОГА. Запись #46: В гостях, не скажем, у кого