Запись #21. «Дракула» Брэма Стокера. Глава шестая, часть 3.

0
Агафонова Анастасия Витальевна4/12/2021

Итак, вопрос Мины о призраках и местных легендах немало возбудил нашего funnyold man. Вот только она никак не могла ожидать, что услышит от него столько занимательных историй... Конечно, если бы переводчики удосужились перевести весь рассказ старика. Рассказ, несколько шокирующий для самой Мины и ее подруги Люси Вестенра.

Вкратце переводчики рассказали нам, что старик указал на могилы и сказал, что под бетонными плитами большей части из них нет никаких тел. Все это были чисто условные памятники погибшим морякам. Нужно же как-то отдать им честь и запечатлеть их имена в памяти хотя бы близких родственников. Однако по факту there bean't no  bodies at all — под плитами не было никого и ничего, что можно было бы оплакивать. И, как и проповедники вещают со своих кафедр различные россказни и откровенную ложь, так и огромная часть могил является продолжением все той же лжи.

Lies all of them, nothin' but lies of one kind or another! – сетует старик на местные обычаи погребения.

И единственное, на что можно было бы обратить здесь внимание, — это непоследовательность Стокера: ранее старик везде произносил шотландское nowt. Теперь же мы видим, что он, оказывается, знает более «нормальное» nothin'. Не знаю, может шотландцы и правда коверкают язык по настроению.

Мина никак не хотела верить в услышанное и изумилась: не могут же все эти надгробия быть обманом? И тут мы впервые узнаем имя нашего старика: Oh, Mr. Swales, you can't be serious. Surely these tombstones are not all wrong?

На это старик воскликнул: Yabblins! There may be a poorish few not wrong…

Yabblins. Я так и не нашла, что это такое. Звучит как ругательство. Но по факту, наверное, это просто что-то «восклицательно-презрительное».

Внешне очень похоже на yabber: болтовня, разговоры, трёп; тарабарщина; чесать языком, болтать, трепаться, тараторить, гутарить. Вот только слово это используется в далекой Австралии.

Нашелся даже один рассказ, в котором ябблин – это существо с головой человека, телом кошки и ушами медведя. Наверное, это очень большая такая кошечка, иначе какая-то ерунда получается. На голове ее обычно вьются длинные локоны золотистого цвета, глаза у нее голубые и… бегает ябблин на трех лапах. Кому пришла в голову идея подобной детской страшилки, не знаю. Но то, что этим злые и коварные шотландцы пугают своих детишек, это точно. Взять хотя бы того же баргеста. 

А некоторые мне подсказывают, что данное слово очень похоже на банальных гоблинов. Но так мы вообще до обсценной лексики докатимся. Так что переводить данный пассаж предлагаю ровно через такую же чертовщину: «Черт побери! Здесь найдется лишь парочка настоящих…» Все остальное – пустые плиты над не менее пустыми могилами.

С этими словами, которые даже сама Мина с трудом разбирала (она прямо так и пишет в своем дневнике: I did not quiteunderstand his dialect, — так что не расстраивайтесь, если чего-то сами не понимаете – у них даже в парламенте не все друг друга способны понять), он попросил Мину прочитать надпись на одном из надгробий.

К слову о парламенте... :)

Мина послушно прочитала: Edward Spencelagh, master mariner, murdered by pirates off the coast of Andres, April, 1854, age 30.

Убит пиратами на побережье Андреса. Вероятно, имеется в виду Сан-Андрес в юго-западной части Карибского моря напротив побережья Никарагуа. «И кто же, помилуй бог, вернул тело несчастного на родину?» — спросил старик. Он указал еще на несколько могил: один его друг погиб in the Greenland seas, другой – еще где-то вдали от Британии. И никто так и не вернул их тела. Не потому, что не хотели, а потому что это попросту невозможно. Так что в Судный день, когда ангел протрубит, все эти усопшие в морях-океанах люди придут сюда на родную землю, вцепятся в свои надгробные плиты и будут всячески доказывать богу, как праведно они жили. Старик живо обрисовал это столпотворения душ человеческих и от души рассмеялся, а вместе с ним от души посмеялись и его дружки, сидящие рядом (and his cronies joined in with gusto). Можно сказать, что юных леди возмутил не столько его рассказ, сколько своеобразное чувство юмора этого человека.

Мину несколько покоробило еще и несколько искаженное представление этого человека о Судном дне. Он искренне верил, что все бедные люди или их духи должны будут взять с собой надгробные плиты. А как же! Зачем еще эти булыжники нужны были людям? To please their relatives, I suppose, ответила Мина. «Угодить родственникам? Что за ерунда!» Старик произнес эти слова с презрением. И тут же указал на еще одну могилу, и попросил Мину прочитать, что на ней написано. Так как ближе всего к могиле сидела Люси, прочитать надпись пришлось уже ей:

'Sacred to the memory of George Canon, who died, in the hope of a glorious resurrection, on July 29,1873, falling from the rocks at Kettleness. This tomb was erected by his sorrowing mother to her dearly beloved son. 

He was the only son of his mother, and she was a widow.

Незабвенной памяти Джорджа Кенона, в надежде на воскресение из мертвых. Умер 29 июля 1873 года, упав с Кеттлнесских скал. Это надгробие было установлено скорбящей матерью в память о любимом и дорогом сыне.

Он был единственным сыном, а она была вдовой.

Не уверена насчет «воскресения из мертвых». Не сильна в христианстве. Была даже мысль назвать его «блаженным» или «чудесным», основываясь на цитате из писания: «Блажен и свят имеющий участие в воскресении первом». Однако по-английски те же слова звучат как: Blessed and holy are those who share in the first resurrection. Так что от этого варианта пришлось отказаться в пользу более общепринятого выражения.

Really, Mr. Swales, I don't see anything very funny in that! – сказала Люси, на что старик ответил ей в достаточно грубой форме, не переставая при этом похохатывать неизвестно над чем.

Он сказал, что the sorrowin' mother was a hell-cat that hated him because he was acrewk'd. Скорбящая мать оказалась той еще мегерой. И здесь для нашей catlady можно подобрать множество и других нелестных словечек. Вообще hell-cat – это какая-то одержимая, безрассудная женщина. Можно также сказать, что это не всегда адекватный человек. Недаром же драку женщин именуют еще catfight. Сленговое cat используется не всегда исключительно в негативном контексте. Но в данном случае подразумевается все самое плохое, что только можно найти в женщине. Да и в общем это все усиливается отсылкой к преисподней. 

Что же касается acrewk'd, то, как и в предыдущий раз, мы просто произносим это слово вслух, по крайней мере, пытаемся это сделать и смотрим, на что же оно похоже. Связываем это также и с последующим контекстом. Вот только в данном случае все усложняется и тем, что старик также называет беднягу Джорджа a lamiter. Пардон, в словарях нет данного слова. 

Но не спешите унывать. Секундный поиск на просторах интернета дал синоним данного «слова» — cripple. Что в нашем случае значит «убогий человек» или, если коротко, «убожество». В версии старика он мог бы, например, стать еще и раздолбаем. 

Но он еще говорит, что Джордж был acrewk'd? Т.е. screwed? В полной жопе? Прошу прощение за язык, но давайте все же и подобные формулировки вложим в уста старого моряка. Уверена, по-русски он именно так бы и выразился. В таком случае немудрено, что он так потешался над этим надгробием.

Далее старик сообщил, что парень blew nigh the topof his head offwith an old musket — снес себе башку из старого мушкета, который они использовали, чтобы отгонять ворон. Так он и «упал со скал» в официальной версии. Lies all of them, nothin' but lies of one kind or another!

Парень часто говорил до этого, что хотел бы попасть в ад. Поскольку его матушка была настолько pious (набожна), что она определенно должна была попасть в рай. А он не хотел бы и после смерти находиться там, где она.

I did not know what to say, but Lucy turned the conversation as she said, rising up, 'Oh, why did you tell us of this? It is my favourite seat, and I cannot leave it, and now I find I must go on sitting over the grave of a suicide.Я не знала, что сказать. Но Люси перевела разговор в другую сторону и, вставая с места, сказала: «Ох, зачем вы нам об этом рассказали? Это мое любимое место, и я не могу его оставить. А теперь я знаю, что должна продолжать сидеть над могилой самоубийцы!»

That won't harm ye, my pretty, — ответил старик. Это не причинит тебе вреда, красна девица. И бедному Джорджи было бы приятно узнать, что у его ног сидит такая красавица. Это не причинит тебе вреда. Я сам, говорит старик, вот уже двадцать лет здесь посиживаю и ничего. Придет время и все могилы, настоящие или нет, все упадут в обрыв и исчезнут в небытие.

Но прозвучал звук колокола и со словами «My service toye, ladies!» старик снова заковылял прочь, оставив наших девушек наедине с собственными мыслями.

Это и есть те вырванные страницы романа, которые утаили от нас переводчики. И, если вы смотрели фильм и знаете, чем закончилась история Люси Вестенра, вы понимаете, зачем автор вставил в свой текст данную иллюстрацию с надгробиями и столь детально расписал, насколько то, что на них написано, расходится с реальностью. Если же вы впервые знакомитесь с данным романом, то запаситесь терпением – новые открытия сюжета еще впереди.

А пока проследим, чем же закончилась шестая глава «Дракулы».

Чуть позже тем же вечером Мина вернулась к тому же месту еще раз. Ей было очень грустно, так как она уже давно не получала никаких писем от Джонатана. Она искренне наделась, что с ним ничего не случилось. Единственное, что оставалось делать бедной девушке,– это продолжать вести записи в своем дневнике.

I am anxious, and it soothes me to express myself here; it is like whispering to one’s self and listening at the same time.Я очень обеспокоена, и единственное, что на меня благотворно действует, – это возможность высказаться в своем дневнике. В нем я как будто изливаю самой себе душу и одновременно слушаю саму себя.

Прошел еще один день и Мина все же получила письмо от м-ра Хокинса – он просто переслал ей письмо Джонатана, адресованное ему. Оно было помечено from Castle Dracula. В нем Джонатан сообщал, что только что выехал домой.

«That is not like Jonathan («Это не похоже на Джонатана»)», — пишет Мина. Видимо, не только в их с ней переписке Джонатан никогда не был столь несловоохотлив. 

Тем временем Люси, несмотря на совершенно здоровый вид, начала walk in her sleep – ходить во сне. Поговаривали, еще ее отец страдал тем же недугом и частенько выбирался из дому спящим, если его не успевали остановить родственники. Так что семья Вестенра вместе с Миной приняли решение запирать дверь их комнаты ночью на ключ. «Все это от переживаний из-за свадьбы», — подумала Мина и решила, что все очень скоро пройдет.

Прошел еще один день и снова no news from Jonathan.

Ночные хождения Люси тем временем участились. Мина каждую ночь просыпалась от того, что та ходит по комнате, трогает дверь, а когда находит ее запертой, начинает искать ключи. Чем-то эти сомнамбулические похождения напоминают легенды о марах, суккубах и прочих ночных гостях, тревожащих сон молодых людей. Вот только главному гостю еще только предстоит навестить нашу героиню…

На следующий день Люси стало заметно лучше. Мина даже отметила, что:

She has lost that anemic look which she had.Она утратила свою анемичность.

Только смогут ли понять смысл данного предложения читатели? Придется залезть в словарь. Что в переводах, мягко говоря, недопустимо. Читатель сразу должен понимать, о чем идет речь.

Анемичность – это малокровие, проще говоря, бледность или вялость, если речь идет об общем состоянии человека. Но у нас речь шла о внешнем виде. Так что, если дословный перевод все же возможен, но неприемлем, лучше заходить через антонимы и писать: «У нее появился румянец (на лице)». 

Прошла еще неделя, а новостей от Джонатана как не было, так и нет. Мина стала перечитывать старое письмо:

It does not read like him, and yet it is his writing.Как-то это не похоже на Джонатана, хотя почерк его.

Автор находит новую формулировку для обозначения одного и того же вывода героини. Переводчики пишут все так же. Ну да и ладно.

Another three days, and no news

This suspense is getting dreadful.Неопределенность становится ужасающей.

Ах вот что такое suspense в игровой индустрии! Неопределенность! Не знала, не знала.

Шучу. Здесь можно было написать буквально что угодно: тревожное ожидание, состояние тревожного ожидания, беспокойство, неизвестность, состояние неизвестности, ожидание, беспокойство ожидания и пр. А в кино и играх suspense это и правда «нагнетание» и «интрига».

Погода в Уитби тем временем ухудшалась. Рыбаки говорили, что ожидается шторм. Мина вышла на побережье и снова принялась за работу. Горизонт терялся в сером тумане. Тучи висели, словно исполинские скалы, а в природе слышался «голос надвигающегося рока» (sounds like some presage ofdoom).

И вдруг появился все тот же старик, м-р Сволс, как его нежно окрестили переводчики. Он направился прямо к Мине, легким поклоном показывая ей, что хотел бы с ней поговорить.

Он заметно изменился с момента их последней встречи. Он стал более мягок и учтив. Эта перемена тронула нашу героиню. Он сел рядом с ней, но был настолько растерян, что ей пришлось взять его старческую руку и попросить его to speakfully.

«Боюсь, дорогая моя, что оскорбил вас всеми теми ужасами, которые наговорил, рассказывая о покойниках и тому подобном на прошлой неделе», — сказал старик. И это тот самый момент, на котором нас в прошлый раз оставили переводчики один на один с потерянными страницами.

М-р Сволс сказал, что ничего подобного не имел в виду и вовсе не хотел чем-нибудь напугать бедных девушек. Ему, как человеку, который уже одной ногой в могиле, просто не хотелось бы думать о смерти и страх на себя нагонять. Вот он и решил немного потешиться, «сердце себе порадовать». 

My time must be nigh at hand now, for I be aud, and a hundred years is too much for any man to expect; and I’m so nigh it that the Aud Man is already whettin’ his scythe.Срок мой, должно быть, уже подходит, старый я, сто лет – другой бы и не мечтал. Я уж близко, костлявая старуха точит свою косу.

Aud – это, конечно же, old, старый. Но почему man? Да все потому же, наверное, почему в старину англичане писали цифры наоборот – по старой доброй прагерманской традиции. Вот читают наши дети немецкие сказки в переводе и удивляются, почему смерть изображается в виде старика. А все дело в том, что немецкое слово der Tod – мужского рода. Вот и изображали это существо каждый по-своему. Нам же только остается перекладывать это все уже на свои реалии.

Вот так и здесь, в этом столь красивом и живописном месте старуха с косой может прийти за нашим героем в любое мгновения.

"Look! look!” he cried suddenly. “There’s something in that wind and in the hoast beyont that sounds, and looks, and tastes, and smells like death. It’s in the air; I feel it comin’. Lord, make me answer cheerful when my call comes!Глядите, глядите, – закричал он внезапно, – должно быть, этот ветер с моря уже несет судьбу, и гибель, и страшное горе, и сердечную тоску. Смертью пахнет! Чую ее приближение! Дай-то мне бог откликнуться на ее зов с легким сердцем!

Он простер руки and raised hishat, что переводчики передали как «простер руки и снял шляпу». Забавная оплошность в столь знаменательный момент!

Губы его двигались, словно он читал молитву. После нескольких минут молчания он все же встал, пожал Мине руку, благословил ее и ушел, прихрамывая, домой.

Мина осталась одна, но совсем ненадолго. Вскоре она увидела, как в ее сторону движется охранник береговой службы с подзорной трубой под мышкой. Он все время не сводил глаз с какого-то корабля вдали. 

“I can’t make her out,” he said; “she’s a Russian, by the look of her; but she’s knocking about in the queerest way."Не могу разобрать, какой это корабль; должно быть – русский. Глядите, как его страшно бросает во все стороны!

И вот еще одно странное использование мужских и женских местоимений. Почему он назвал корабль she? Почему хотя бы не в среднем роде? Нет, романтично, конечно же. Но все же. Ведь женщина на корабле – это к беде, разве нет?

На ум сразу же пришел «Старик и море» Хемингуэя. Там он также рассуждал о женском роде в языке моряков, но уже по отношению к морю:

«Мысленно он всегда звал море la mar, как зовут его по-испански люди, которые его любят. Порою те, кто его любит, говорят о нем дурно, но всегда как о женщине, в женском роде».

Вот только не знал писатель о том, что в испанском языке смена пола у существительного связана с изменениями объемов того предмета и явления, которое оно обозначает. Так простая сумка звучит как el bolso (м.р.). Но если же все поменять на женский род, то у нас получится целая сумище, а то и целый мешок – по ситуации.

Вот так и море было чем-то необъятным для старика. Оно было для него целым миром, отдельной вселенной. И, скорее, именно такой смысл вкладывали в это слово испаноязычные моряки.

А что же с кораблем? Неужели речь шла только о его размерах? 

Причин подобного обращения к кораблю в источниках указывается много. Одни говорят, что это все из-за латинского слова «корабль» (navis), которое также женского рода. Другие пишут, что так как судовладельцами были мужчины, они-то и имели привычку называть свои суда в честь значимых в их жизни женщин: жен, возлюбленных, матерей.

Третьи указывают на персонификацию в женской форме, наподобие персонификации названий стран, болезней, ураганов, штормов и других сил природы, и даже названия целой планеты. Только в английском языке к этому еще добавляется приставка «мать»: Mother Earth, Mother Nature и пр.

Четвертые снова обращаются к чисто мужскому «началу». Дескать, ей (английскому кораблю) нужен опытный мужчина, чтобы правильно с ней обращаться, и что без мужчины у руля она абсолютно неуправляема. И что нужно проявлять определенный такт и быть с ней учтивым, всячески заботиться и ухаживать за своей женщиной, а иначе и правда беда.

Полагаю, последний вариант наиболее достоверен. Хотя и банальную персонификацию не стоит сбрасывать со счетов. Посмотрите, как сам автор рассказывает о прибывшем к берегам Уитби корабле:

She doesn’t know her mind a bit; she seems to see the storm coming, but can’t decide whether to run up north in the open, or to put in here.Он совершенно не ведает, что ему делать; он, кажется, видит приближение шторма, а не может решить – пойти на север и держаться открытого моря или войти сюда.

Если бы корабль был живым существом, и, правда, было непонятно, куда он движется. Он вовсе не слушался руля и менял курс с каждым порывом ветра.

«И дня не пройдет, как придут вести о нем», — заключает охранник. В нашем же контексте это, скорее, прозвучит как: и недели не пройдет, как мы узнаем все подробности путешествия нашего русского кораблика. Думаю, вы уже догадались, кого и что он везет на своем борту… 

Следующая статья
Livrezon-технологии
Зачем знакомить детей с профессиональной жизнью взрослых? Статья Маргариты Крыловой
Зачем знакомить детей с профессиональной жизнью взрослых? Вероятно, многие из нас в детстве хотя бы раз приходили на работу к родителям или к другим родственникам. Поводы для таких походов могли быть разными: ребенок попросился сам, или его не с кем оставить, или родитель стремился познакомить ребенка с профессией. В общем-то и не важно.  В этой статье мы попробуем разобраться, почему так важно знакомить детей с профессиональной жизнью взрослых. Но прежде стоит провести разграни...
Livrezon-технологии
Зачем знакомить детей с профессиональной жизнью взрослых? Статья Маргариты Крыловой
Livrezon-технологии
Надежда Братчикова: ДНЕВНИК ПЕДАГОГА. Запись #35. В пункте приёма вторсырья
Livrezon-технологии
Запись #37. Ложные друзья переводчика. Ментальная игра продолжается
Livrezon-технологии
Надежда Братчикова: ДНЕВНИК ПЕДАГОГА. Запись #34. Зачем читать книги?
Livrezon-технологии
Запись #36. Бейсбол и английский язык. В погоне за страйками
Livrezon-технологии
Надежда Братчикова: ДНЕВНИК ПЕДАГОГА. Запись #33. О прогулке с проектировщиком
Livrezon-технологии
Запись #35. Ложные друзья переводчика. Ментальная игра в дословности
Livrezon-технологии
Запись #34. Бейсбол и английский язык. Тайминг, страйки и все, все, все
Livrezon-технологии
Запись #33. Бейсбол и английский язык. Так ли уж все сложно?
Livrezon-технологии
Запись #32. «Дракула» Брэма Стокера. Глава восьмая, часть 3. Охота продолжается...
Livrezon-технологии
Что и как читали великие люди?
Livrezon-технологии
Запись #31. «Дракула» Брэма Стокера. Глава восьмая, часть 2. Дракула выходит на охоту
Livrezon-технологии
Запись #30. «Дракула» Брэма Стокера. Глава восьмая, часть 1. Sit and drink «severe tea»
Livrezon-технологии
Запись #29. «Дракула» Брэма Стокера. Глава седьмая, часть 3. Люси Вестенра и адаптированный перевод.
Livrezon-технологии
Запись #28. «Дракула» Брэма Стокера. Глава седьмая, часть 2. Англия впереди!
Livrezon-технологии
Надежда Братчикова: ДНЕВНИК ПЕДАГОГА. Запись #32: О встрече с создателем керамических изделий