Запись #22. Джилл Мёрфи. САМАЯ ПЛОХАЯ ВЕДЬМА

0
Агафонова Анастасия Витальевна4/19/2021

Добро пожаловать в школу волшебства для девочек – Академию ведьм мисс Кэкл (Miss Cackle's Academy for Witches)!

Не удивляйтесь, что в данной школе вы не найдете ни одного мальчика. Это вовсе не значит, что никто из них не может стать настоящим волшебником. Просто история Самой плохой ведьмы увидела мир в далеком 1970 году. А тогда в школах Великобритании предпочтение отдавалось раздельному образованию. Так и в нашем мире магии и волшебства действовали те же законы: будущие колдуны и волшебники учились в одних академиях, ведьмочки – в других.

Итак, Академия находилась на вершине самой высокой горы, окруженной сосновым лесом.

It looked more like a prison than a school, with its gloomy grey trails and turrets.Её мрачное серое здание с башенками по углам походило скорее на тюрьму, чем на школу.

Все в школе было выдержано в темных, мрачноватых (shadowy) тонах. Узкие, длинные коридоры, скрипучие винтовые лестницы. И, конечно же, ученицы, одетые в одинаковую форму: черные сарафаны, черные чулки, черные ботинки с круглыми носами и серые рубашки с галстуками в черно-серую полоску. 

The only touches of colour were the sashes round their gymslips - a different colour for each house - and the school badge, which was a black cat sitting on a yellow moon.На этом чёрно-сером фоне единственными яркими пятнами выделялись только пояса (своего цвета у каждого класса), да ещё школьные значки с изображением чёрного кота, сидящего на ярко-желтой луне.

В остальном, даже летние платьица их были в черно-серую клетку. А по праздникам, например, на всеми любимый Хэллоуин или торжественное вручение наград по итогам года полагалось надевать длинный плащ и высокую остроконечную шляпу. Но так как цвета при этом оставались все те же, ученицы не чувствовали особой разницы.

Но оставим прелюдии и все же познакомимся с нашей главной героиней. Ее зовут Милдред Хаббл. Ученица первого класса и источник массы проблем для своих учителей и одноклассниц. Это была неряшливого вида девочка, которая то и дело попадала в различного рода неприятности. И не потому что ей так хотелось, а… просто так получалось.

She couldn't walk from one end of a corridor to the other without someone yelling at her, and nearly every night she was writing lines or being kept in (not that there was anywhere to go if you -were allowed out).Она не могла пройти по коридору так, чтобы кто-нибудь не сделал ей замечания, и почти каждый вечер в качестве наказания писала много-много штрафных строчек. Ну, или её запирали на весь вечер в комнате (хотя пойти всё равно было особенно некуда).

Хотя это вовсе не значит, что у нее не было друзей. 

Anyway, she had lots of friends, even if they did keep their distance in the potion laboratory, and her best friend Maud stayed loyally by her through everything, however hair-raising.Тем не менее, у Милдред было много друзей, хотя даже они старались держаться от неё подальше в лаборатории зелий и снадобий. А лучшая подруга Мод поддерживала её при любых обстоятельствах, даже при таких, от которых волосы встают дыбом.

Только представьте себе эту пару: высокая, худая Милдред с длинными косичками, которые она часто жевала в задумчивости (absent-mindedly), и низенькая, плотненькая Мод в круглых очках. Эх, не тому персонажу в этот раз достались очки, не тому…

В первый же день обучения каждая из учениц получала метлу. А в середине первого семестра всем девочкам выдавались черные котята. 

Если судить в общем, то практической пользы в кошках не было никакой. Это была традиция. И в некоторых школах вместо кошек выдавались, например, совы. Тут уж кому что больше по душе.

Помимо метел и животных ученицам выдавалась и учебная литература.

At the end of the first year, each pupil received a copy of The Popular Book of Spells, a three-inch-thick volume bound in black leather.В конце первого года обучения каждая ученица получала личный экземпляр «Общей книги заклинаний» в чёрном кожаном переплёте – тяжеленный том в ладонь толщиной.

Три дюйма – это примерно семь с половиной сантиметров (я даже взяла линейку и замеряла собственную ладонь). В любом случае, данное выражение здесь пришлось куда лучше дословного перевода. Стоит взять на заметку.

На этом, собственно, все «подарки» новым ученицам и заканчивались. Следующий ждал их уже в конце пятого года обучения. И назывался он «Дипломом настоящей ведьмы» (the Witches' Higher Certificate). Немудрено, что Милдред даже и не надеялась когда-нибудь получить его. Уже на второй день обучения она врезалась на метле в стену. Ее шляпа помялась, метла разломилась надвое. Впрочем, ее удалось «починить»… с помощью обыкновенного клея и скотча. Но, как вы догадываетесь, летать лучше она от этого никак не стала.

Глава первая

История наша начинается в середине первого семестра. Как раз в ночь накануне вручения котят.

Каждой ученице отводилась отдельная комната. И, как и школьная форма, все они были абсолютно одинаковы с виду. В каждой был шкаф, железная кровать, стол, стул и «узенькое окошко, больше похожее на бойницу, через которую в стародавние времена лучники отстреливались от врагов». В одном из таких одиноких окошек в эту ночь как раз и маячил огонек свечи. Это была комната Милдред. 

Она сидела на кровати в своей пижаме в черно-белую полоску (тюрьма и правда тюрьма!), а рядом с ней на другом конце кровати, поджав ноги (curled up on the end of the bed), сидела ее подруга Мод.

Девочки очень волновались, поэтому все никак не могли уснуть. Милдред поинтересовалась у Мод, как она собирается назвать своего котенка. А сама думала, как бы все снова не пошло наперекосяк. А вдруг что-нибудь случится! А вдруг она что-нибудь сделает не так или наступит бедному котенку на хвост!

‘Don't be silly.' said Maud. 'You know you have a way with animals’.— Не говори глупостей, — ответила Мод. — Ты сама знаешь, что хорошо ладишь с животными.

Странно, но ни один словарь не предлагает подобного перевода выражения to have a way with. Большинство пишет что-то про обаяние или умение найти подход к людям, животным и пр. Хотя по логике вещей здесь как раз-таки требуется перифраз. Как, например, в случае с выражением to have a way with words —  обладать даром красноречия. Про таких еще говорят, что у них язык хорошо подвешен…

В любом случае, даже Милдред при всем желании ни за что не удастся наступить котенку на хвост, так как мисс Кэкл попросту вручит ей его прямо в руки. Так что нечего волноваться.

Before Mildred had time to reply, the door crashed open to reveal their form-mistress, Miss Hardbroom, standing in the doorway wrapped in a black dressing-gown, with a lantern in her hand.Но прежде чем Милдред успела что-нибудь сказать в ответ, дверь внезапно распахнулась, и девочкам предстала их классная дама, мисс Хардбрум. Она стояла в дверном проёме, в чёрном халате и с фонариком в руке.

По-моему, у нас в тексте должен был значиться классный руководитель. В крайнем случае руководительница. Однако здесь и далее переводчик Анна Бялко решила придумать более «благородную» должность женщине со столь неблаговидной фамилией – Hardbroom. В примечаниях она так и пишет, что ее можно перевести как «твердая метла» или «помело». Но уверяю вас, ключевым было слово hard. Так как шутки с ней были плохи.

Как видите, это была высокая, худощавая дама с острыми чертами лица и длинными черными волосами, которые она всегда почему-то зачесывала наверх и сворачивала в очень тугой пучок.

Она вошла и холодно спросила, не слишком ли они засиделись и не пора ли уже всем разойтись по своим комнатам. Как-никак уже было довольно-таки поздно.

«Конечно, если мы хотим быть наказанными и не допущенными к завтрашней церемонии, мы, безусловно, движемся в нужную сторону», – сказала мисс Хардбрум своим ледяным голосом.

«Да, мисс Хардбрум», — жалобно отозвались девочки, и Мод поспешила покинуть комнату подруги.

Милдред поспешно задула свечу и нырнула под одеяло. Правда, заснуть она все равно не смогла.

To tell you the truth, Mildred was afraid of the dark, but don't tell anyone. I mean, whoever heard of a witch who was scared of the dark?Честно говоря, Милдред побаивалась темноты, только – тс-с. Это секрет. Потому что какая же ведьма может бояться темноты?

Глава вторая

Церемония раздачи котят проходила в Главном зале (the Great Hall), «огромной комнате с каменными стенами, увешанными разными щитами и портретами, с рядами деревянных скамей и сценой в одном конце».

На сцене стоял огромный стол, на который поместили большую плетеную корзину. Из нее и доставали котят одного за другим, и вручали будущим ведьмочкам. Милдред была последней в очереди. И вот незадача: черные котята закончились, и ей досталась обычная серо-полосатая кошечка.

К этому теперь прибавилась и еще одна проблема. Мод хотела назвать своего котенка «Полночь» (Midnight). Милдред же подобрала не менее подходящее имя – Sooty. Нейминг в сказках – порой, самое первое, над чем стоит поломать голову переводчикам.

Да, иногда имена остаются неизменными, как в случае с мисс Хардбрум и директором школы – мисс Кэкл. В еще одном примечании переводчица говорит, что Cackle переводится как «клуша». И слава богу, что она решила не коверкать их фамилии, а оставила все как есть. Но совсем иначе все обстоит с котенком Sooty.

С английского это слово переводится как «запачканный/покрытый сажей», «черный как сажа» и пр. Аналогии понятны. Но как же можно было додуматься до «Трубочиста»! Нельзя было нежно назвать его «Угольком»? Подразумевалось, что котенок должен быть черного цвета. На деле это оказался серый полосатый пушистик. Вроде бы ничего криминального – Sooty мы видим в тексте лишь однажды. Но на будущее… это все же сказка. Здесь нужно что-нибудь позабавнее и помилее…

Следующим делом нужно было научиться летать на метле и, что самое сложное, заставить прямо и спокойно сидеть на них своих не менее испуганных котят.

Научиться летать было делом непростым. Прежде всего нужно было приказать метле подняться. Когда она повиснет горизонтально над землей, нужно сесть на нее и оттолкнуться посильнее. А затем отдавать ей команды в воздухе: «Налево! Направо! Стоп! Немного пониже!» Самое сложное при этом – держать равновесие.

Милдред потребовалось несколько недель упорных тренировок, во время которых она то и дело падала и получала ушибы. Что уж говорить про котенка!

And she put the kitten back on the broomstick, from which it fell with a thud.И она снова посадила котёнка на метлу, откуда он тут же свалился и шмякнулся наземь.

With a thud – буквально значит «с глухим стуком». Но велик и могуч наш русский язык! Так что наш бедный котенок именно шмякнулся о землю.

Там повторялось снова и снова. Пока терпение Милдред наконец не лопнуло: «Похоже, мне придется назвать тебя Тупицей. Ты даже не пытаешься держаться». На что котенок печально взглянул на нее и лизнул ей нос своим жестким язычком. Милдред тут же смягчилась. Она попросила котенка не сердиться на нее и снова попробовала посадить его на край метлы. 

Мод в это время развлекалась по-своему. Ее Midnight хотя бы вцепился в хвост метлы когтями. Правда, висел он вверх тормашками. Но все же! Это был какой-никакой успех!

Котенок Милдред тем временем продолжал беспомощно плюхаться на землю. Наконец у нее возникла идея!

Она быстро сгоняла в школу и выбежала оттуда с сумкой. Повесив ее на метлу, она запихнула туда котенка, так что наружу торчали только ухо и один ошалевший глаз. Милдред сама села на метлу и стала радостно носиться в воздухе над площадкой.

'Look, Maud!' she called from ten feet up in the air.
'That's cheating!' said Maud, looking at the satchel.
– Смотри, Мод! – прокричала она с высоты.
– Это нечестно! – ответила Мод, показывая на сумку.

Честно. Не честно. Сообразительность – наше все!

Глава третья

В этой главе автор знакомит нас с главным антагонистом Милдред – Этель Холлоу.

She was always top of the class, her spells always worked, and Miss Hardbroom never made any icy remarks to her. Because of this, Ethel was often rather bossy with the other girls.Она училась лучше всех в классе, её заклинания всегда действовали так, как нужно, а мисс Хардбрум никогда не делала ей замечаний. Поэтому Этель считала, что может командовать и задирать нос перед другими ученицами.

Задирание носа в данном случае это, скорее, переводческий «синоним на засыпку», но, как и в случае с potion, которое разделилось на «зелья и снадобья», подобный вариант вполне уместен и широко используется в переводческой практике.

А вот когда Этель подслушала разговор Милдред с мисс Хардбрум и couldn't resist being nasty about it, переводческое «не могла удержаться, чтобы не влезть не в свое дело» несколько удивило. To be nasty about something – это злоба, раздражение, иногда хамство, а, проще говоря, отвратительное поведение человека. Но поскольку сразу же за этим последовала реплика Этель, то можно было бы написать, что она «не могла удержаться, чтобы не съязвить»:

'You're both as bad as each other.'— Вы с ней обе одна другой стоите.

Милдред снова досталось из-за своих «полетов на луну» с сумкой наперевес. А Этель только и нужен был очередной повод поглумиться над менее успешной одноклассницей.

Дошло до того, что Милдред пригрозила, что превратит Этель в жабу. Но подобные угрозы из уст столь искусной в магии особы еще больше раззадорили задиру. «Давай, давай! – кричала она. – Если ты такая умная, преврати меня в лягушку, преврати! Я жду!»

К великому сожалению Этель, Милдред все же знала нужное заклинание. Она прочитала о нем в библиотеке.

Все девочки собрались вокруг и с нетерпением ждали, чем же закончится эта сцена. Этель же все время дразнилась (was still jeering), подстегивая и без того удрученную одноклассницу.

Ничего не оставалось делать. Милдред пробормотала заклинание себе под нос и Этель исчезла. Вместо нее на полу стоял маленький розовый пятнистый поросенок.

That's torn it! – вскрикнула одна из девочек. «Ничего себе!» - видим мы в переводе. Занятно, но это выражение еще и значит «Вот и доигрался!»

Некоторые приветствовали это превращение удивленно-восторженными отзывами: «Милдред, у тебя и правда получилось!» Другие же ужаснулись произошедшему. Как, впрочем, ужаснулась и сама Милдред. Она так привыкла к неудачам, что и правда не ожидала успеха даже в этом предприятии.

«Ой, Этель, — пробормотала она, — прости, пожалуйста».

‘You beast, Mildred Hubble!' it grunted. ‘Change me back!'– Какая ты дрянь, Милдред Хаббл! – прохрюкала она. – Сейчас же преврати меня обратно!

Если честно, услышать от животного beast в качестве ругательства – штука весьма примечательная. Не зря же автор вложила в уста своей героини именно это слово. Я бы перевела это как: «Ну и свинья же ты, Милдред Хаббл!», что добавило бы тексту еще больше комичности. Но переводчица решила обыграть свинью чуть далее в тексте.

Как назло, в класс вошла мисс Хардбрум и спросила, где Этель Холлоу. Мисс Бэт (да, да, «летучая мышь») искала ее по поводу дополнительных уроков пения.

Внимание «классной дамы» тут же привлекла свинья, стоящая радом с Милдред. 

What is this animal doing in the yard? («Что здесь делает это животное?») – возмутилась мисс Хардбрум. Но в переводе помимо этой реплики мы видим также и ее чисто-переводческое продолжение: «Это школьный двор, а не свинарник». Что ж, не удержалась фантазия переводчика, и она решила добавить в текст какой-то свинарник. Но да не обессудьте. Мы и правда порой увлекаемся сюжетом настолько, что в некотором смысле начинаем продолжать мысль автора.

Милдред замялась и сказала, что это она впустила свинку. Попросила оставить ее у себя. Но мисс Хардбрум не могла допустить подобного в школе. «Выгнать ее сейчас же!» - сказала она и снова принялась искать Этель.

Ничего не поделаешь. Милдред склонилась над ухом свиньи и насколько можно более вежливо шепотом попросила ее выйти хотя бы на минутку. Как только мисс Хардбрум уйдет, она сразу же впустит ее обратно.

Pleading with people like Ethel never works. It only makes them feel their power.Но просить о чём-нибудь таких, как Этель, совершенно бесполезно. От этого они становятся только хуже, потому что чувствуют свою силу.

Этель наотрез отказалась уходить и очень громко «заверещала»: «Мисс Хардбрум, Этель – это я! Это Милдред Хаббл меня заколдовала!»

Мисс Хардбрум никогда ничему не удивлялась. Но и она не смогла удержаться и вопросительно подняла одну бровь.

Раз заколдовала, значит и расколдовывать придется самой. Только запомнить заклинание Милдред запомнила, а как расколдовывать – не прочитала, о чем тихим-тихим голосочком (in a very small voice) и призналась мисс Хардбрум. Но нашу строгую даму это нисколько не волновало. Вот и пришлось Милдред в компании забавной свинки шествовать обратно в библиотеку восполнять пробелы в своем образовании.

Что ж, даже в облике поросенка Этель не переставала дразнить Милдред и то и дело громко подхрюкивала всю дорогу, чем вгоняла свою одноклассницу в краску. Поход в библиотеку стал тем еще унижением. Все искоса поглядывали на них, а Этель все время еще и подгоняла бедную ведьмочку: «Быстрей, быстрей давай!» На что Милдред возмутилась:

You actually asked me to do it. I don't see why you're complaining.Ты сама во всём виновата. Ты сама меня об этом просила. Не пойму, чем ты вообще недовольна.

Прошло около получаса, прежде чем она отыскала нужное заклинание и вернула Этель ее прежний облик. Она была вне себя от… ярости… Но Милдред напомнила ей о сохранении абсолютной тишины в библиотеке и быстро выскочила в коридор. 

Глава четвертая

На следующий день девочек ждала контрольная по зельям и снадобьям - a potion test. Принимала зачет у них все та же мисс Хардбрум. 

Девочки разделились по парам – по две ученицы на котел. Им предстояло сварить «смешливый настой» (a laughter potion). Милдред выпало варить это зелье вместе с Мод. А может и наоборот. Уж не знаю, кому из них больше повезло. Проблема была в том, что ни одна из них не знала нужного состава.

«Мне кажется, я приблизительно помню», - прошептала Милдред. Что ж, с этих слов обычно все и начинается.

Они смешали кучу различных ингредиентов, которые лежали на каждом столе. На выходе у них получилась жидкость ярко-розового цвета. 

Mildred stared at it doubtfully.Милдред посмотрела на неё с сомнением.

Какая-то подозрительная смесь. А если учесть весь предыдущий опыт Милдред, то уж она-то ну никак не могла сварить нужное зелье с первого раза.

«Мне кажется, этот настой должен быть зеленым», — сказала она и предложила накидать в котел еще и водорослей в придачу.

– Ты уверена? – спросила Мод.
– М-да… – ответила Милдред, но не очень определённо.
– Ты совершенно уверена? – переспросила Мод. – А то, ты же помнишь, что было в прошлый раз.
– Я абсолютно уверена, – настаивала Милдред. – В конце концов, ты что, не видишь, что на каждом столе лежит кучка таких водорослей. Я уверена, мы должны их туда насыпать.
– Ну ладно, – согласилась Мод. – Если так, сыпь. Вряд ли это может сильно повредить.

В конечном итоге они добились своего – жидкость стала противного темно-зеленого цвета. Но исправить уже ничего нельзя – мисс Хардбрум сообщила, что их время истекло. 

За столом напротив Этель все еще возилась со своим зельем. Милдред встала на цыпочки и заглянула в ее котел. И – о ужас! – жидкость там была ярко-розового цвета. 

«Только не это, – подумала Милдред в отчаянии. – Интересно, а что же тогда получилось у нас?»

Мисс Хардбрум постучала по столу и скомандовала ученицам отведать собственные настои. Только понемногу.

We don't want anyone hysterical.Нам не нужны истерики в лаборатории.

Не прошло и минуты, как вся лаборатория взорвалась от смеха. И только две маленькие девочки сидели тихо и в ужасе посматривали друг на друга.

I feel most peculiar.– Знаешь, – сказала Мод, – я чувствую себя как-то странно.

Не успела Милдред ответить, как обе девочки внезапно… исчезли!

'Cauldron number two!' snapped Miss Hardbroom. 'You seem to have made the wrong spell.'– Котёл номер два! – сердито воскликнула мисс Хардбрум. – Вы, кажется, сварили что-то не то!

«Это я виновата», — послышался голос Милдред откуда-то из-за котла.

В чем-чем, а уж в этом мисс Хардбрум даже не сомневалась. Она приказала ей посидеть в лаборатории, пока они обе полностью не появятся обратно.

Явление на свет проходило очень медленно. Сперва появились их головы, а затем и другие части тела: одна за другой. Пока наконец девочки не появились полностью. 

Но на этом их беды не заканчивались. По крайней мере, для Милдред. Она должна была пойти к директору Академии, мисс Кэкл, и рассказать обо всем произошедшем. 

Вот только в отличие от мисс Хардбрум, Милдред вовсе не боялась мисс Кэкл. 

She was the exact opposite of Miss Hardbroom, being absent-minded in appearance and rather gentle by nature.Рассеянная с виду и мягкая по характеру, она была полной противоположностью мисс Хардбрум.

В то время как мисс Хардбрум могла превратить девочек в «трясущиеся комочки» (a miserable heap) одним своим словом. Хотя возможно в переводе стоило описать, как у них все сжималось внутри от одного ее взгляда, или как они съеживались, услышав ее голос.

Мисс Кэкл, как всегда, обошлась с Милдред очень мягко и деликатно.

Week after week you come here, sent by every member of staff in the school, and my words just seem to go straight in one ear and out of the other.Ты приходишь ко мне день за днём с замечаниями от всех учителей в этой школе, и мне кажется, все мои слова входят тебе в одно ухо и сразу же вылетают из другого.

Вот только в английской версии бедная девочка посещала директора отнюдь не каждый день, а каждую неделю. Впрочем, это нисколько не оправдывало ее «успехи» в учебе. 

You must be the worst witch in the entire school.Ты, наверное, самая плохая ведьма во всей школе.

Как бы то ни было, после разговора с мисс Кэкл Милдред почувствовала себе немного лучше (felt about an inch high). Как-никак та очень не любила ругать своих учениц. Милдред знала об этом. Но все же не пыталась воспользоваться добротой этой женщины. Она решила, что и вправду будет получше стараться и впредь стать прилежной ученицей. Так что они с Мод решили взять своих котят и пойти поучить их летать на метлах.

Глава пятая

Через две недели должно было состояться празднование Хэллоуина. Традиционно школа давала на этом празднестве какое-нибудь представление. В этом году мисс Хардбрум придумала для них целую программу.

Last year, Form Three produced a play which was highly praised, and I thought that this year we might present a broomstick formation team.Я подумала, что в этом году мы могли бы подготовить команду фигурного летания на мётлах.

Она приказала всем девочкам взять свои метлы и выйти на тренировочную площадку внизу. With which words she vanished, - написала Джилл Мерфи. 

Вообще-то это был излюбленный прием мисс Хардбрум. Она довольно часто исчезала - эффектно испарялась в воздухе. Жаль только в переводе некоторые подобные моменты были упущены. Как и данное предложение.

На площадке мисс Хардбрум начала рассказывать девочкам, что им необходимо сделать.

'Form an orderly crocodile and go round the school and back.Постройтесь ровно, в линию, и облетите вокруг школы.

Вот уж не думала, что их «крокодил» - это наша «змейка»! Помимо этого это также движение цепочкой, прямо друг за дружкой, своего рода процессия.

Secondly, a firing "V" similar to wild geese in flight.Потом вы образуете в воздухе клин, похожий на тот, которым летают гуси.

А после этого они должны были нырнуть носом вниз и выровняться на своих метлах аккурат перед самой поверхностью земли. 

Милдред очень волновалась, особенно в последней части представления. Но все же хотя бы на тренировке ей удалось справиться с заданием и ни разу не упасть.

Вот только в конце, когда мисс Хардбрум попросила ее снова повторить вслух очередность фигур в воздухе, она запнулась и начала не с того конца. На помощь, как всегда, пришла word-perfect Этель, которая безупречно отчеканила всю программу целиком.

В день накануне мисс Хардбрум обратилась к девочкам с последним напутствием (a few final words of advice). Как вдруг она заметила, что метла Милдред была обмотана скотчем. Она знала, что у Этель есть еще одна запасная метла, поэтому попросила девочку одолжить ее бедной Милдред. Не желая вызвать гнев учительницы, Этель подчинилась и пошла в свою комнату за метлой.

‘I’ll fix you, Mildred Hubble,' she cackled to herself, as she took the broomstick out of her cupboard.– Ну, я тебе устрою, Милдред Хаббл, – пробормотала она себе под нос, вынимая метлу из шкафа.

«Метла, слушай меня внимательно, это очень важно…»

Что ж, напутствия было суждено получить не только девочкам…

Глава шестая

Празднование Хэллоуина проходило в развалинах старой крепости неподалеку от школы. На праздник, как всегда, собралось множество ведьм и волшебников.

Среди них оказалась и одна весьма примечательная фигура.

The pupils of the Academy lined up in neat rows while Miss Cackle and all the other teachers shook hands with the chief wizard.Все ученицы академии выстроились аккуратными рядами, пока мисс Кэкл и другие учителя здоровались за руку с Верховным магом.

Представление началось!

Сначала все шло хорошо. Сперва девочки выстроились в линию, по очереди опускались и поднимались обратно. Публика приветствовала их громкими аплодисментами. Затем они резко спикировали вниз, выровнялись и выстроились гусиным клином. Все выглядело прекрасно!

Последним номером программы было обыкновенное пилотирование «крокодилом» - т.е. друг за дружкой по кругу. Казалось бы, проще некуда. Но что-то пошло не так. Метла, которую Этель столь «учтиво» отдала Милдред, вдруг перестала ее слушаться.

It started to rock about, and seemed to be trying to throw her off balance.Она начала вращаться, как будто хотела сбросить свою наездницу.

Наконец метла «взбрыкнула» и Милдред свалилась на землю. Падая, она схватилась за Мод и сшибла ее тоже. В воздухе образовался хаос. Девочки кричали и хватались друг за дружку и скоро на землю рухнула вся процессия. В воздухе, похохатывая, осталась висеть только Этель.

Мисс Кэкл спешно начала извиняться перед Верховным магом, но тот прервал ее словами: «Ваши ученицы – это ведьмы будущего. Я содрогаюсь, когда представляю себе это будущее».

Директор Академии была в отчаянии. Вокруг воцарилась абсолютная тишина. Мисс Хардбрум смотрела на Милдред испепеляющим взглядом…

Глава седьмая

Несмотря на все произошедшее, празднество все же продолжилось до самого рассвета. Затем все ученицы вернулись в школу. Некоторым их них пришлось возвращаться по двое, так как много метел сломалось во время позорного падения.

С Милдред никто не разговаривал. Даже Мод. 

После того как они приземлились, всех отправили по комнатам спать. Только Милдред было не до сна. Она все думала, не сказать ли всем, что это была Этель? Но сразу же отказалась от этой идеи. Она никогда так не сделает.

Выгонят ли ее со школы? Вероятно. А может и просто превратят в жабу. 

Вдруг она подскочила с кровати, взяла одежду, запихала в сумку несколько книг, накинула на себя плащ и решила покинуть школу.

Взяла она и своего котенка. И тут мы наконец-то узнали, как его зовут – Tabby. С английского это переводится либо как беспородная, либо просто как полосатая кошка. Не преминула воспользоваться этим и наша переводчика, нежно назвав котенка «Полосатиком».

Утро было пасмурным и холодным. Милдред тихо вышла, а точнее перелетела через ворота и пошла, куда глаза глядят…

Глава восьмая

В сосновом лесу было темно и мрачно. Ей было неуютно среди деревьев, но вскоре внимание ее отвлекли отдаленные звуки, напоминавшие голоса людей.

Она решила проверить, так ли это на самом деле, и вскоре действительно впереди показался костер, вокруг которого собралось около двадцати ведьм. Одна из них даже чем-то внешне напоминала мисс Кэкл!

Милдред прислушалась. Ведьмы обсуждали план захвата Академии. Так как после празднеств всей школе разрешалось спать до двенадцати дня, ведьмы решили воспользоваться этим, выпить зелье невидимости, прокрасться в стены здания и превратить всех в лягушек.

Приготовлением этого зелья ведьмы как раз и занимались. Уж чем-то эта темно-зеленая муть в котле напоминала то, что ранее сварила Милдред на контрольной.

Одна из ведьм сообщила о готовности зелья:

It needs to simmer for a bit.Ему нужно ещё чуть-чуть потомиться.

Для всех девочек и учителей… т.е. для будущих лягушек у ведьм уже были заготовлены специальные коробочки.

«Мы не можем позволить им захватить школу», - сказала Милдред Полосатику и начала судорожно листать свои учебники.

Выбор ее случайным образом пал на заклинание, позволяющее превратить человека в улитку. Но сможет ли она? Сможет ли превратить в улиток все двадцать ведьм?

Милдред наконец решилась и прочитала заклинание. В первые секунды ничего не произошло – ведьмы все так же продолжали сидеть и болтать. Милдред зажмурилась. А когда открыла глаза, все они вдруг исчезли. И только кучка улиток ползала по земле вокруг костра.

Милдред собрала их все в одну из коробок и направилась обратно в школу. А за ней последовала и метла с котенком наперевес. 

Глава девятая

Вернувшись обратно в школу, Милдред встретила мисс Хардбрум. Та все еще злилась на нее из-за позорного выступления на Хэллоуин.

Милдред рассказала ей обо всем случившимся и показала коробку с улитками, уверяя, что это и есть те злые ведьмы, которых она повстречала недалеко от школы. Ее слова можно было легко проверить: в лесу остался костер с зельем и кучей брошенных метел вокруг.

Конечно же, мисс Хардбрум не поверила ни одному ее слову, но все же отправилась вместе с ней в кабинет директора.

Мисс Кэкл также была вовсе не рада снова повидать Милдред:

Because of you the reputation of this school now lies in the mud, and yet you expect me to believe an incredible story like this?Из-за тебя репутация нашей школы теперь втоптана в грязь, и ты всё ещё рассчитываешь, что я поверю в какую-то безумную историю вроде вот этой?

Но когда Милдред упомянула про одну из ведьм, внешне очень похожую мисс Кэкл, та сразу же изменилась в лице. А не сестрица ли это ее Агата, страшно завидовавшая ее посту в Академии?

Ну и ну! Мисс Кэкл решила выстроить всех улиток в один ряд на столе, чтобы выявить, кто из них действительно та самая Агата.

I wonder which of these beauties you are?Интересно, кто из этих милашек – ты?

С этими словами она приказала своей сестре выползти вперед.

One snail shuffled rather reluctantly out of line.Одна улитка с явной неохотой подчинилась.

Но, прежде чем судить, всем ведьмам необходимо было вернуть их прежний облик. Согласно Кодексу, если в целях самозащиты кто-то превратил ведьму в животное, обретя свой прежний облик, она не может применять какие-либо виды магии к своему победителю. Иными словами они обязаны были признать свое полное поражение. Мисс Кэкл лишний раз напомнила им об этом. Если все были согласны, Агата могла вернуться обратно ко всем остальным улиткам.

И снова та подчинилась и вернулась обратно в ряд.

Мисс Хардбрум произнесла слова освобождающего заклинания и в тот же миг весь кабинет наполнился толпой негодующих ведьм. То-то было шуму!

Но их очень быстро утихомирили. А Милдред отпустили обратно к себе в комнату.

Однако прежде мисс Хардбрум все же поинтересовалась, что же она делала в столь поздний час на склоне горы в одиночку. Милдред запнулась, но все же выдавила из себя несколько слов и сказала, что просто пошла погулять. И совершенно случайно захватила с собой книгу заклинаний? Ага.

'Such devotion to the school!' said Miss Hardbroom, smiling in a most unpleasant way. 'Taking your spell book with you wherever you go. I expect you were also singing the school song as you rambled along, weren't you, my dear?'– Какая тяга к знаниям! – заметила мисс Хардбрум, особенно гадко улыбаясь. – Везде носить с собой учебник заклинаний. Наверное, ты ещё и распевала школьный гимн, гуляя по горам, да, дорогая?

Милдред потупила глазки. Но ее все же отпустили, и она стрелой вылетела из кабинета (shot out of the room), пока ее «классная дама» не сказала еще что-нибудь…

Глава десятая

Поспать Милдред так и не удалось. В полдень к ней радостно нагрянула Мод и разбудила ни о чем не подозревающую подругу. Для этого подругу даже пришлось поколотить подушкой, если можно так выразиться, так как та ни в какую не хотела просыпаться.

Дело в том, что мисс Кэкл объявила общий сбор в Главном зале. Вся школа гудела о том, как Милдред спасла Академию от злобной сестрицы директора.

Милдред тотчас же вскочила с постели.

She was soon ready and ran to join them, shoelaces trailing along the floor as usual.Она быстро собралась и побежала за ними, причём её шнурки, как обычно, волочились за ней по полу.

По дороге в зал Милдред тихо рассказала Мод на ушко о том, что это Этель подставила ее с метлой. Каково же было ее удивление, когда Мод сообщила, что об этом и так все знают!

– Ну, ты же знаешь Этель, – объяснила Мод. – Она не могла удержаться, чтобы не похвастаться, какая она умная. Она рассказала Гарриет, а Гарриет подумала, что это было мерзко, и рассказала всем остальным. С Этель теперь никто не разговаривает, а мисс Хардбрум обо всём узнала и жутко на неё разозлилась.

В зале мисс Кэкл пригласила главную героиню на сцену и рассказала всем о произошедшем. 

Этот день был объявлен a half holiday in honour of Mildred Hubble. Все девочки были без ума от радости. 

'Come along, school! Three cheers for our heroine Mildred.' 

Mildred blushed and twisted her fingers behind her back as the cheers rang out.

— Троекратное ура в честь Милдред! 

Милдред ещё больше покраснела и спрятала руки за спину.

Скрестила пальчики, если быть точным. От греха подальше. Не может же это счастье длиться вечность! Вот только недавно она еще была самой плохой ведьмой во всей школе!

Наконец Милдред отпустили со сцены, и они вместе с Мод решили взять своих котят и отметить остаток праздничного дня.

На выходе из зала их окликнула мисс Хардбрум. Господи, что они успели натворить! Это была их естественная реакция. Но, к их огромному удивлению, мисс Хардбрум улыбалась. Улыбалась по-настоящему, а не уголком рта, как обычно.

Другие ученицы благодарили Милдред за праздник и отмену всех контрольных, назначенных на этот день. Мисс Хардбрум же просто хотела отблагодарить ее за спасение школы уже от себя лично.

«А теперь бегите, девочки, наслаждайтесь отдыхом, пока он не кончился», - сказала мисс Хардбрум, снова улыбнулась и исчезла.

'Sometimes,' said Mildred, I think she probably isn't as mean as we think she is.'

'Perhaps you are right, Mildred,' said Miss Hardbroom's voice from behind Mildred's ear, and the two girls jumped in horror!

Mildred grabbed her friend's hand and they hurried away down the corridor out into the misty playground, hearing Miss Hardbroom's laughter echoing from nowhere along the empty passage.

– Иногда я думаю, что, может быть, она не такая злая, как нам кажется, – негромко заметила Милдред.

– Может быть, ты и права, Милдред, – ответил голос мисс Хардбрум откуда-то из-за её уха, и девочки в ужасе подскочили.

Милдред и Мод взялись за руки и побежали на улицу играть на площадке. А смех мисс Хардбрум ещё долго отдавался эхом в пустом школьном коридоре.

Послесловие

Джилл Мерфи, британская писательница и иллюстратор детских книг, стала знаменита, прежде всего, серией своих книг «Самая плохая ведьма» (The Worst Witch). 

Мерфи начала писать эту историю еще в школе. И немудрено, что она поместила свою героиню в столь вычурное заведение как Академия ведьм мисс Кэкл! Вспомните школы-интернаты Великобритании. Некоторые из них действительно скорее походят на какие-то замки, нежели на обыкновенные в нашем понимании школы.

Посмотрите хотя бы на Уимблдонский колледж! Это мужская версия той школы, в которой обучалась юная Джилл.

Wimbledon College

А вот и главный зал, также срисованный автором точь-в-точь, каким она его застала еще в свои подростковые годы.

Издать свои сказки Мерфи решила уже когда ей исполнилось 20 лет. Она получила немало писем с отказом. Странно, но издатели считали, что детям будет страшно читать сказку о школе для ведьм. Пардон, а как же Хэллоуин!

Но, как бы то ни было, первое издание увидело мир лишь в 1970 году, когда Мерфи исполнился 21 год. В одном издательстве все же оказались такие же «чудаки», как она сама. Они были в восторге от сказки и сразу же напечатали 5 тыс. экземпляров. Книга оказалась успешной. В течение двух месяцев всё было распродано.

Мерфи в то время работала няней. И полностью посвятила себя «писательству на полную ставку» лишь в 1980 году после выхода очередной книги из серии - The Worst Witch Strikes Again

В 1986 году книгу впервые экранизировали. А в 1990-х годах Самую плохую ведьму показали еще и в Диснее.

Книги о The Worst Witch стали самыми продаваемыми в издательстве. Общий тираж уже давно перевалил за три миллиона копий.

Однако на фоне всего остального, все это, к сожалению, выглядит каплей в море… 

Следующая статья
Livrezon-технологии
Надежда Братчикова: ДНЕВНИК ПЕДАГОГА. Запись #34. Зачем читать книги?
Чтение книг повышает шансы влиться в коллектив В математическом клубе ЛИСА идёт online-проект «‎Читаем с детьми». Летом 2021-го года мы читали Чарльза Диккенса. Чтение книг развивает детей. Если спросить родителей, зачем детям читать книги, то можно услышать, что: а) книги развивают воображение; б) книги увеличивают словарный запас; в) если читать перед сном заумную книгу, можно быстро заснуть. Однако, часто они не задумыв...
Livrezon-технологии
Надежда Братчикова: ДНЕВНИК ПЕДАГОГА. Запись #34. Зачем читать книги?
Livrezon-технологии
Запись #36. Бейсбол и английский язык. В погоне за страйками
Livrezon-технологии
Надежда Братчикова: ДНЕВНИК ПЕДАГОГА. Запись #33. О прогулке с проектировщиком
Livrezon-технологии
Запись #35. Ложные друзья переводчика. Ментальная игра в дословности
Livrezon-технологии
Запись #34. Бейсбол и английский язык. Тайминг, страйки и все, все, все
Livrezon-технологии
Запись #33. Бейсбол и английский язык. Так ли уж все сложно?
Livrezon-технологии
Запись #32. «Дракула» Брэма Стокера. Глава восьмая, часть 3. Охота продолжается...
Livrezon-технологии
Что и как читали великие люди?
Livrezon-технологии
Запись #31. «Дракула» Брэма Стокера. Глава восьмая, часть 2. Дракула выходит на охоту
Livrezon-технологии
Запись #30. «Дракула» Брэма Стокера. Глава восьмая, часть 1. Sit and drink «severe tea»
Livrezon-технологии
Запись #29. «Дракула» Брэма Стокера. Глава седьмая, часть 3. Люси Вестенра и адаптированный перевод.
Livrezon-технологии
Запись #28. «Дракула» Брэма Стокера. Глава седьмая, часть 2. Англия впереди!
Livrezon-технологии
Надежда Братчикова: ДНЕВНИК ПЕДАГОГА. Запись #32: О встрече с создателем керамических изделий
Livrezon-технологии
Что делать, чтобы конфликты в школе не привели к травле? Рассказывает Екатерина Светлакова
Livrezon-технологии
Класс без травли: только если повезет или можно что-то сделать? Рассказывает Екатерина Светлакова
Livrezon-технологии
Почему зубрёжка — это плохо? Как заставить мозг запоминать прочитанное