Запись #29. «Дракула» Брэма Стокера. Глава седьмая, часть 3. Люси Вестенра и адаптированный перевод.

0
Агафонова Анастасия Витальевна7/5/2021

Путешествие капитана закончилось. Конечно, никакой суд на свете уже не смог бы в точности установить, кто же был настоящим убийцей всего экипажа корабля. Логично было бы предположить, что им являлся сам капитан. Ибо кроме него и его команды на корабле якобы больше никого не было. Судовой журнал и его записка ни в коей мере не проясняет ситуации, а только больше запутывает дело. 

Жаль только, что наша многоуважаемая Мина Харкер больше не продолжала следить за событиями и не расспросила местных жителей, что они думают по этому поводу. Была лишь короткая заметка о том, что, несмотря ни на что, в Уитби капитана считали чуть ли не героем, поэтому собирались устроить ему торжественные похороны. 

Также Мина успела запечатлеть в своем дневнике информацию по adoption of the dog — собаки, которую все никак не могли отыскать.

No trace has ever been found of the great dog, at which there is much mourning, for, with public opinion in its present state, he would, I believe, be adopted by the townНикаких следов огромной собаки; это сильно огорчает, ибо общественное мнение сейчас находится в таком состоянии, что, полагаю, город взял бы собаку на содержание

А наш старый, добрый шотландец, м-р Сволс, которого так легко «сбросили со счетов» переводчики, был найден утром на скамье у кладбища со сломанной шеей. На лице его замерло выражение страха и ужаса, так что у людей дрожь пробегала по телу при одном только виде этого бедного старика. Никто не связал это со страшными событиями на корабле и найденной тем же утром мертвой собакой. Врачи заключили, что, по всей вероятности, старик просто неудачно упал и умер прямо на месте. Чего он при этом испугался? Не иначе как старуха с косой решила навестить его. По крайней мере, так считала сама Мина.

Все эти события не могли не отразиться и на Люси Вестенра. Сон ее становился все беспокойнее. Той же ночью она дважды вставала во сне и начинала одеваться. Так как девушки спали в одной комнате, Мина не могла не заметить, что даже в таком состоянии Люси всегда ведет себя вполне обыденно: она одевается, пытается открыть дверь, ищет ключ, если та заперта, и т. д. К счастью, она вовремя просыпалась и укладывала свою подругу обратно в постель.

Днем, выходя на прогулку или еще куда, Мина продолжала внимательно следить и заботиться о Люси.

She is quite odd in one thing. She will not admit to me that there is any cause for restlessness, or if there be, she does not understand it herself.Бедная Люси казалась очень взволнованной. Она все время была беспокойна, и мне кажется, что это на ней так отзывается сон прошлой ночи. Но она ни за что не хочет сознаться, что является причиной ее беспокойства.

Вот только в оригинале было четко указано на то, что молодая девушка и сама не понимала причину своего беспокойства. И чуть позже мы узнаем почему.

А пока — немного отвлечемся…

Опишу сам процесс работы над вычиткой перевода книги. 
Технология проста: я просто кладу на стол бумажную книгу на английском языке, с которой не разлучаюсь еще со времен университета. Рядом кладу распечатанный вариант электронной книги на русском. Слева – оригинал, справа – перевод. Для того, чтобы не путаться и не терять «линию повествования» по ходу работы, поверх текста также кладется либо две линейки, либо две карточки, листочка – в общем любую плоскую вещь, которой можно водить по одному и другому тексту одновременно, чтобы не сбиваться. Обычные наши десять пальцев мало подходят для подобной работы. Если честно, они больше мешают, нежели помогают. Смешно, но это так. Хотя за неимением другого «инструмента» можно привыкнуть и к такой «технологии».

На первый взгляд, все выглядит весьма и весьма глупо. Ведь в интернете уже есть готовые адаптированные переводы. Так почему бы не воспользоваться ими?

Мне очень жаль, но подобные адаптации строго следуют всем канонам «сокращенного» перевода и удаляют все то, что по тем или иным причинам не попало в официальный перевод. Вот так выбросили переводчики пару страниц из текста – не будет их и в адаптированной книге. Выбросили абзац – он также может пропасть из адаптации. Хотя и бывают исключения. Редкие исключения. И лишь некоторые предложения цитируются целиком, хотя рядом с ними красуется весьма и весьма сокращенная версия их перевода.

Хорошо. Но можно же тогда составить подобный файл самостоятельно! Просто вставить таблицу с двумя колонками и загрузить туда оригинал и перевод – чётенько по предложениям или целым абзацам.

Если вы и правда выступаете за подобный вариант, то вы наверняка никогда не держали сей увесистый труд в руках. Либо у вас просто слишком много свободного времени. Однако и подобный вариант вполне уместен. Только вот отнимает слишком много времени и сил, а посему очень быстро надоедает. 

Не без сочувствия отношусь к тем людям, которые пытались разобраться во всех этих перипетиях переводческого замысла, резали и рубили текст, пытались во всем разобраться и состыковать в попытках предоставить читателю роман в адаптированном виде. Так и теперь из описаний горестей и тревог Люси Вестенра было выброшено пару абзацев текста, поскольку они… несколько повторяли то, что Мина ранее писала в своем дневнике или же попросту показались переводчику неинтересными в силу тех или иных соображений. 

В любом случае, в следующих заметках я более не буду на этом зацикливать наше внимание. Исключения будут составлять лишь те случаи, в которых за борт будут выброшены какие-то значительные куски текста или же отдельные персонажи.

Помните: чем объемнее роман, тем больше в нем различных недочетов и пропусков. Но, к превеликому нашему счастию, подобное свойственно все же различного рода беллетристике. В научно-популярной литературе ситуация не настолько катастрофична. А если взять литературу самых нижних этажей писательской мысли и одаренности, то может дойти и до весьма комичных ситуаций. 

Переводчик и редактор Алексей Смирнов в своей книге «Исходному верить: Записки редактора и переводчика, полные восторга и скорби» [рекомендую к прочтению!] пишет:

«Не знаю, как быть с этим переводом. В каждой строке: тепло улыбнулся, посмотрел, взял за руку, крепко прижал к себе, заключил в ладони лицо, вздохнула, покраснела, закатила глаза. Начальство говорит: можно выбрасывать. Ну, я выброшу! Но тогда вообще ничего не останется! Да и нельзя выбрасывать - пропадет эффект читательской сопричастности в мелочах. Мастурбация затянется на лишние полторы минуты, а время - деньги. Я бы девочковые романы запретил, а писательниц сослал в каторжный труд».

Конечно, не стоит быть столь уж категоричным. Да к тому же писательский труд, равно как и труд переводчика – сам по себе та еще ежедневная каторга.

Но мы отвлеклись…

В этот раз переводчик Красавченко выбросила из текста действительно не столь существенные вещи. Однако, если автор хотел, чтобы читатель потратил «лишние полторы минуты» на ознакомление со всеми теми событиями, которые якобы и вызвали у его героини столь тревожное состояние души, видимо, он все же полагал, что парочкой абзацев здесь и правда не обойтись. Но переводчику, как говорится, виднее.

Для себя же возьмем на заметку то, что хоть как-то сыграет или привлечет наше внимание в последующих главах или же просто является интересным переводческим решением. 

Так, утром девушки направились в гавань и сели на своей любимой скамейке. Вокруг собралось очень много народу – проходила панихида по погибшему капитану. Среди людей оказался и один человек в сопровождении своей собаки. 

Сама Мина не обратила бы на дальнейшие события никакого внимания, если бы не Люси. 

Хозяин собаки сел рядом с девушками. А вот его собака все никак не хотела к нему подходить. Она стояла в нескольких ярдах barking and howling. Хозяин пытался ласково поговорить с собакой, но та ни за что не хотела подходить к нему… или его соседкам по скамейке (?) и все не переставала рычать.

It was in a fury, with its eyes savage, and all its hair bristling out like a cat's tail when puss is on the war-path.Она была в каком-то бешенстве; глаза ее дико сверкали, шерсть стояла дыбом.

«А ее шерсть напоминала кошачий хвост, когда тот выходит на тропу войны». Если переводить дословно, то автор именно так и отобразил данный «эффект» на страницах своего романа. И это тот неловкий момент, когда упущения в тексте все же уместны. 

На самом деле можно было просто написать it bristled all over и поставить точку. Здесь уж автор выбрал весьма замысловатый способ описать состояние собаки. Но в нашем случае нам важно провести некоторую черту между реакциями животных и человека. Ведь наша «шерсть» (hair) также может стать дыбом. Только выражение при этом будет использоваться совершенно иное: If something terrifies you, it makes your hair stand on end. И первое ни в коем случае не нужно путать с последним. Хотя бы потому, что в первом случае животное занимает оборонительную позицию, а во втором человек просто находится в состоянии ужаса.

Что же касается самой собаки, то ее хозяин все же не выдержал, схватил ее и швырнул к скамейке, где та села и затихла, дрожа и ежась от страха. И никакие попытки Мины ее успокоить не увенчались успехом.

«Все эти сцены так взволновали Люси, что я решила заставить ее проделать перед сном длинную прогулку, чтобы она крепче спала», — записала Мина в своем дневнике.

Вот только что это за сцены такие да еще и во множественном числе?

Продемонстрирую на конкретном примере:

Lucy was full of pity, too, but she did not attempt to touch the dog, but looked at it in an agonised sort of way. I greatly fear that she is of too super-sensitive a nature to go through the world without trouble. She will be dreaming of this to-night, I am sure. The whole agglomeration of things — the ship steered into port by a dead man; his attitude, tied to the wheel with a crucifix and beads; the touching funeral; the dog, now furious and now in terror — will all afford material for her dreams. I think it will be best for her to go to bed tired out physically, so I shall take her for a long walk by the cliffs to Robin Hood’s Bay and back. She ought not to have much inclination for sleep-walking then.Все эти сцены так взволновали Люси, что я решила заставить ее проделать перед сном длинную прогулку, чтобы она крепче спала.

Как видим, весь пропущенный текст уместился в одну-единственную фразу — «все эти сцены». Хотя при этом автор писал, что Люси тоже жалобно посмотрела на собаку, однако не пыталась при этом дотронуться до нее (!). Мина опасалась, что ее подруга чересчур ранима и чувствительна (of too super-sensitive a nature). Как уже говорилось, она бы ничего не заметила, если бы не болезненная реакция Люси.

Также Мина пишет о том, что все произошедшее, скорее всего, отразится и на сне ее подруги: She will be dreaming of this tonight, I am sure. Что ей обязательно приснится и корабль, управляемый мертвецом, и привязанный к рулевому колесу капитан, и трогательные похороны, и разъяренная собака, теперь в ужасе сидящая у их ног. Все это послужит material for her dreams.

Хм. А и правда, как перевести данное выражение на русский? 

Мы могли в своей практике сталкиваться с выражением material for thought – материал, а еще лучше тема для размышлений. Главное не лепить сюда «предмет рассуждений», поскольку последнее имеет несколько иное значение и звучит как subject of discussion или subject matter

Первое имеет сходное значение со знаменитым food for thought — something worth thinking seriously about. Например: Thank you for your suggestion – it gave us a lot of food for thought. Второе – синонимично таким словам как content и message, т.е.: The matter or thought presented for consideration in some statement or discussion; that which is made the object of thought or study

Так какую такую «пищу для сновидений» прописал своей героине Брэм Стокер?

Скажем прямо, словари нам в этом деле явно не помогут. Да и сервисы для писателей тоже. Лучше зайти через практику.

Все мы наверняка по себе замечали, как некоторые события сказываются не только на нашем самочувствии. Некоторые из них преследуют нас даже во сне. Так почему бы не написать о подобных «преследованиях» и в этот раз? Или же попросту написать, что все это наверняка будет сниться бедной и без того измотанной Люси? То есть, что все это в буквальном смысле станет «темой ее сновидений».

Что ж, этому нужно было помешать. И здесь уж я, пожалуй, соглашусь с последней частью официального перевода. Люси и правда нужна была определенная физическая нагрузка, чтобы крепче спать и не ходить-бродить по дому и окрестностям в полусне-полудрёме…

Погодите, по окрестностям? Во сне?

Полагаю, вы все помните эротическую сцену встречи Люси Вестенра с Дракулой в фильме Фрэнсиса Форда Копполы. Но что же произошло на самом деле? Об этом мы узнаем уже очень-очень скоро. Не переключайтесь!

Следующая статья
Livrezon-технологии
Запись #28. «Дракула» Брэма Стокера. Глава седьмая, часть 2. Англия впереди!
Кто сегодня не знает старое «доброе» выражение: «Женщина на борту – к беде». И пусть корабли зачастую называли женскими именами, вход сим милым особам на борт в свое время строго воспрещался. Как бы то ни было, в нашем случае можно все переиначить и с уверенностью сказать: «Дракула на борту – беды не миновать». И, думаю, объяснения здесь будут излишними. Итак, 6 июля моряки закончили принимать груз на «Деметру» и подняли паруса. «Ветер восточный, fresh», — записал капитан в судовом журнале. Все шло по плану. Экипаж с...
Livrezon-технологии
Запись #28. «Дракула» Брэма Стокера. Глава седьмая, часть 2. Англия впереди!
Livrezon-технологии
Запись #38. Ложные друзья переводчика. Экстремальный перевод
Livrezon-технологии
Зачем знакомить детей с профессиональной жизнью взрослых? Статья Маргариты Крыловой
Livrezon-технологии
Надежда Братчикова: ДНЕВНИК ПЕДАГОГА. Запись #35. В пункте приёма вторсырья
Livrezon-технологии
Запись #37. Ложные друзья переводчика. Ментальная игра продолжается
Livrezon-технологии
Надежда Братчикова: ДНЕВНИК ПЕДАГОГА. Запись #34. Зачем читать книги?
Livrezon-технологии
Запись #36. Бейсбол и английский язык. В погоне за страйками
Livrezon-технологии
Надежда Братчикова: ДНЕВНИК ПЕДАГОГА. Запись #33. О прогулке с проектировщиком
Livrezon-технологии
Запись #35. Ложные друзья переводчика. Ментальная игра в дословности
Livrezon-технологии
Запись #34. Бейсбол и английский язык. Тайминг, страйки и все, все, все
Livrezon-технологии
Запись #33. Бейсбол и английский язык. Так ли уж все сложно?
Livrezon-технологии
Запись #32. «Дракула» Брэма Стокера. Глава восьмая, часть 3. Охота продолжается...
Livrezon-технологии
Что и как читали великие люди?
Livrezon-технологии
Запись #31. «Дракула» Брэма Стокера. Глава восьмая, часть 2. Дракула выходит на охоту
Livrezon-технологии
Запись #30. «Дракула» Брэма Стокера. Глава восьмая, часть 1. Sit and drink «severe tea»