Запись #35. Ложные друзья переводчика. Ментальная игра в дословности

0
Агафонова Анастасия Витальевна8/24/2021

Так уж сложилось, что переводчики слишком часто балуются буквализмами, вставляя лишние косноязычия то тут, то там в свои произведения переводческой мысли. В нашем цикле разборов ложных друзей переводчика мы рассмотрим некоторые самые распространенные слова и выражения в английском языке, которые совершенно разными переводчиками всевозможных возрастов и сословий трактуют практически одинаково – то есть, дословно. 

И вторят им старшие братья по перу – различные писатели, — которые уже в своих, казалось бы, на русском языке написанных произведениях, делают все те же ошибки, распространяя заведомо ложный и зачастую даже не совсем понятный вариант на все более широкую аудиторию. И правильно. Ведь то, что однажды появилось в переводе, обязательно потом появится в наших умах / головах. Или как-то проявит себя в нашей речи, повседневной деятельности, если она так или иначе связана с различного рода писаниной, — даже писаниной бюрократического характера, — скажется на образовании наших детей, которые кроме криво переведенного слова или фразы ничего другого, по сути, знать-то и не будут, и пр., и пр.

Но обо всем по порядку…

Первым в нашем списке значится пресловутая «ментальность» — английское слово mental.

В словарях этот термин обозначается как образ мышления, общая духовная настроенность человека, группы. Это более широкое и абстрактное понятие, чем, скажем, образ мышления.  Менталитет — это или «склад ума», или социально-психологические установки, способы восприятия, манера чувствовать и думать.

Но это в теории. В переводе же самое простое, с чем мы можем столкнуться, пожалуй, будет mental capacity – умственные способности. Как правило, человека. 

No data exist as yet for determining, in regard to human mental capacity, what part is due to heredity and what to education.Однако пока что нет никаких данных, говорящих вполне определенно, что умственные способности человека зависят либо от наследственности, либо от образования.

Пример, который вы видите на экране, был взят из книги Джона Дьюи «Психология и педагогика мышления». И, к сожалению, это один из немногих примеров, который мы можем использовать в качестве пусть и не идеального, но вполне себе сносного перевода. Поверьте, все остальное там гораздо хуже! Но как я уже сказала, mental capacity — это самое простое выражение, с переводом которого ни у кого пока что никаких трудностей не возникало.

А вот дальше начинается настоящая беда и головная боль любого вдумчивого читателя.

Например, автор перевода этой книги полагает, что на свете существует такая вещь как «умственное переваривание».

The teacher must secure opportunity for leisurely mental digestion.Учитель должен доставить возможность свободного умственного переваривания.

Да, сам Дьюи, как и многие его коллеги по родному языку, употребляет слово digestion, что, конечно же, в буквальном смысле значит «переваривание». Но имел ли автор в виду именно этот процесс?

Даже если мы чисто логически возьмем переваривание пищи, пусть это даже будет пища для ума, даже ее наш организм может не только переварить, но и усвоить. А чем усвоение информации хуже? Хотя и ее тоже можно попытаться переварить. Но последнее скорее будет литературным, художественным приемом и к вышеуказанному учебному процессу никакого отношения уже иметь не будет. 

A new study proves that readers digest information as thoroughly and as quickly digitally as they do reading on paper, dispelling stigmas that surround e-reading. (The New Yorker)

Но переводчик хотя бы не написал о «свободном ментальном переваривании». И на том, как говорится, спасибо. Как мы увидим дальше, у него были все шансы написать подобную чушь, причем не один раз.

Кстати, что касается пищи для ума, то здесь буквализмами грешат уже наши русскоязычные коллеги при переводе данного выражения уже наоборот – с русского на английский язык. Так, во многих онлайн-словарях, кишащих различного рода рунглишами, мы то и дело наталкиваемся на различные mental food и food for reflection. И хоть подобные варианты могут вполне быть «усвоены» англоязычными читателями, все же самый распространенный вариант звучит куда проще и банальнее — food for thought. Различные сервисы для написания текстов на английском языке вам в помощь. Первые два варианта там встречаются в количестве одного-двух примеров на всю огромнейшую базу англоязычных текстов, написанных ни много ни мало самими носителями языка. А вот простая и понятная «пища для мысли» встречается сплошь и рядом. И даже некоторые книги носят подобные названия! Это лишнее напоминание нам о том, что любое слово или фразу, найденную в современном словаре, необходимо несколько раз проверять в различных надежных источниках.

Пока что все выглядит более-менее понятно. А вот как быть с таким, во многом несколько странным для нас, выражением как mental attitude. Его с легкостью могут понять разве что психологи, поскольку именно в психологии существуют такие понятия как «позитивная и негативная психологическая установки» — positive and negative mental attitude.

В частности, изменением подобных установок занимался в свое время небезызвестный Фредерик Тейлор. В его книге «Принципы научного менеджмента» мы не раз встречаем такие выражения.

The change from rule-of-thumb management to scientific management involves’ however, not only a study of what is the proper speed for going the work and a remodelling of the tools and tee implements in the shop, but also a complete change in the mental attitude of all the men in the shop toward their work and toward their employers.Однако переход от управления на основе практических методов к научному предполагает не только изучение скорости, надлежащей для выполнения работы, и замену инструментов и оборудования на заводе, но и полное изменение отношения всех рабочих на заводе ко своей работе и к своему начальству – изменение его психологических установок.

Но что же мы видим в переводе Дьюи?

In the mastery of reading, writing, drawing, laboratory technique, etc., the need of economy of time and material, of neatness and accuracy, of promptness and uniformity, is so great that these things tend to become ends in themselves, irrespective of their influence upon general mental attitude.В искусстве чтения, письма, лабораторных работах и т.д. необходимость экономии времени и материала, чистоты и аккуратности, быстроты и однообразия настолько велика, что эти вещи становятся самоцелью, независимо от своего влияния на общий духовный строй

Воистину! Духовный строй, духовная диктатура!

Но духовный строй вообще-то устанавливается на государственном уровне (см. феодализм, капитализм, коммунизм). А все остальное, уж простите, от лукавого.

Но не единым переводом жив человек. Поэтому подобный «строй» плавно перетекает и в умы простого обывателя. И что самое поразительное, этот обыватель искренне полагает, что прекрасно понимает значение данной несуразицы.

Так, в статьях, посвященных разбору творчества различных писателей на серьезных щах обсуждается «духовный строй» персонажей и их создателей. Некто А. В. Михайлов, например, в своей статье «Мир Германа Гессе» (не путать с известным нацистом) пишет следующее:

«К сожалению, книга Каралашвили издана слишком малым для этого тиражом. Между тем в ней подробно прослеживаются корни той немецкой, швабской традиции, которой придерживался Гессе. Эта традиция предопределила духовный строй Гессе, а вместе с тем все жанровые и стилевые особенности его творчества. В ней — ключ к его творчеству».

Источник: md-eksperiment.org/post/20190408-mir-germana-gesse

Если бы дело касалось перевода, то можно было бы хотя бы заменить «духовный строй» на «психологию» Гессе. Хотя в данном случае весь отрывок от этого не станет хоть сколь-нибудь понятнее.

Тем не менее, здесь еще и еще раз следует сослаться на психологов. У того же Маслоу attitude, слава богу, обозначалось не каким-то там строем, а самыми что ни на есть установками.

A good many personal qualities that can be perceived on the surface and that seem at first to be various and unconnected may be understood as manifestations or derivatives of a more fundamental single attitude, namely, of a relative lack of overriding guilt, of crippling shame, and of extreme or severe anxiety.Огромное количество личных качеств, которые заметны на первый взгляд и представляются нам разрозненными, на самом деле являются следствием единичной фундаментальной установки, в частности отсутствия доминирующего чувства вины или сковывающего стыда, а также выраженной тревожности. 

Если же брать более общий контекст, то можно написать о банальных позитивных или негативных изменениях в умах и даже умонастроениях людей. Почему нет?

Lastly, building tolerance will require a positive change in the mental attitude of the people; that is, they must have reason to hope for a better life for themselves.И наконец, воспитание терпимости потребует позитивных изменений в умах людей, то есть у них должны быть основания для того, чтобы питать надежды на лучшую жизнь.

Кроме общих умонастроений mental также можно перевести и как то, что происходит в наших головах и даже мыслях — как это, например, сделал переводчик Джеймса Глика.

The sender of a message can never fully know his recipient's mental code book.Кодовая книга, находящаяся в голове того, кто получает сообщение, никогда не совпадет с кодовой книгой отправителя. 

И мир от подобной анти-дословности не пошатнулся. Хоть все духовные устои остались при этом в стороне, где им, собственно, и нужно оставаться в противовес тому, что мы сплошь и рядом наблюдаем в переводе Дьюи. Подчеркну, что в каждой научной книге есть свой словарь терминов. То есть, mental attitude встречается в книге далеко не один раз. И везде мы видим некую «духовность». В этой же статье мы выборочно рассматриваем только самые смачные примеры. Если разбирать весь перевод в целом, то даже в столь узких ментальных рамках наш разбор продлится до самого рассвета.

Упомянем лишь еще несколько примеров, в одном из которых переводчики знакомят нас с неким «духовным багажом». Тут уж волей-неволей полезешь в оригинал проверять, что же это за чюмодан такой. Открываем и вообще наталкиваемся на некую «ментальную мебель» — mental furniture.

From obscure sources and by unnoticed channels they insinuate themselves into acceptance and become unconsciously a part of our mental furniture.Из темных источников, неизведанными путями они достигают признания и бессознательно становятся частью нашего духовного багажа

Но задача оказалась очень простой. И даже самый упоротый словарик на свете говорит нам, что это обыкновенный багаж знаний. Снова: сравните это с багажом духовным. Как говорится, земля и небо!

Однако простые случаи интересуют нас постольку-поскольку. Перейдем к задачкам посложнее.

Одной из таких может стать перевод словосочетания mental block. И тут уж непонятно, как именно переводить данное выражение на русский язык. Поскольку дословности мы по умолчанию решили отбросить в сторону, давайте вместе подумаем, как справить с этим заграничным зверем.

Вот переводчик Джеймса Глика, например, предлагает переводить данное выражение как «умственный тупик».

He experimented with various tactics to break his mental block.Находясь в умственном тупике и пытаясь его преодолеть, он экспериментировал с различными практиками. 

Видать Пастернака начитался. Ведь именно в его переводе «Гамлета» мы читаем:

В бесплодье умственного тупика,
Так погибают замыслы с размахом,
В начале обещавшие успех,
От долгих отлагательств…

Я даже оригинал вам в пример приводить не буду, т.к. там всего лишь значится pale cast of thought, а перевод в целом ни единой строчкой не совпадает с оригиналом. Увы!

Но тупик-то нам прописали. Хоть и звучит это несколько несуразно. Так как быть?

Посмотрим на другие похожие выражения. Есть вот, например, так называемый «творческий кризис» у художников, который в английском языке звучит как art block. Однако и здесь словари вторят переводчику Дьюи и пишут о «духовном кризисе». Но может ли у нашего мышления наступить какой-нибудь кризис? Тем более духовный. Вряд ли. Тогда что же нам остается написать в таком случае: временные трудности, затруднение, застой, заскок, ступор, психологический кризис, туман в голове? Кстати, именно так mental block предлагают переводить некоторые словари. 

Сама же я затрудняюсь дать какой-либо внятный ответ. Напишите, пожалуйста, в комментариях свой вариант перевода. Вместе мы обязательно придем к верному решению.

Подобных трудностей не возникает разве что у наших коллег-писателей. К сожалению, а может даже и к счастью, в основном писателей-фантастов. Так, например, Евгений Малинин в своей книге «Магистр» пишет о нанесении сокрушительного «ментального удара» для подчинения сознания главного героя. Не знаю как там в мире современной литературы, а в былые времена на сознание еще пытались воздействовать силой мысли — by the power of thought.

Отразить подобные нападки разума, оказывается, можно установкой «ментального щита», как это сделала героиня книги Надежды Кузьминой «Упасть в небо». А вот в переводе романа Шеннона Мессенджера «Exile», который в русской версии прозвучал как «Полёт на единороге», переводчики, ничтоже сумняшеся, черным по белому пишут о «ментальном блоке».

Eyes that belonged to an animal who could break through her mental blocking in ways even elves

couldn’t.

В глаза создания, способного пробить её ментальный блок с лёгкостью, не доступной ни единому эльфу.

И слава Гуглу, что подобное зачастую встречается только в художественной литературе. Хотя погодите… Вот Мария Бутина в своей автобиографической книге «Тюремный дневник» пишет о выработанном за долгое время пребывания в заключении некоем «ментальном иммунитете» к некоторым местным процедурам осмотра. Хоть убейте я так и не нашла никакого англоязычного аналога данному выражению. Так что, откуда берутся подобные «фразеологизмы» так и осталось для меня загадкой. Но на то она и литература, что подобные выражения начинают постепенно проникать и в нашу речь тоже. 

Пройдет еще пара десятилетий и удивление буду вызывать уже мои изыскания по поводу странности данных выражений, т.к. они к тому времени уже прочно войдут в наш язык и не будут вызывать какого-либо дискомфорта у потенциальных юзеров. Что ж, переводчики были бы рады, если бы им не приходилось ломать голову над каждым выражением, а можно было бы везде давать точную кальку без какого-либо риска остаться непонятыми. Это было бы действительно здорово…

Следующая статья
Livrezon-технологии
Запись #34. Бейсбол и английский язык. Тайминг, страйки и все, все, все
Поговорим немного о тайминге. Тем более, что в бейсболе его попросту не существует. Когда речь заходит об игре в бейсбол, мы можем лишь примерно прикинуть в уме, сколько может продлиться игра. Сколько же чистого времени уйдет на игру на самом деле – никому не известно. Здесь действительно можно провозиться до самого утра, пока силы обоих противников не иссякнут и кто-нибудь из них таки не одержит победу. Да, противостояние двух равных по силам команд и правда может превратиться в игру на выживание, в игру до победног...
Livrezon-технологии
Запись #34. Бейсбол и английский язык. Тайминг, страйки и все, все, все
Livrezon-технологии
Запись #33. Бейсбол и английский язык. Так ли уж все сложно?
Livrezon-технологии
Запись #32. «Дракула» Брэма Стокера. Глава восьмая, часть 3. Охота продолжается...
Livrezon-технологии
Что и как читали великие люди?
Livrezon-технологии
Запись #31. «Дракула» Брэма Стокера. Глава восьмая, часть 2. Дракула выходит на охоту
Livrezon-технологии
Запись #30. «Дракула» Брэма Стокера. Глава восьмая, часть 1. Sit and drink «severe tea»
Livrezon-технологии
Запись #29. «Дракула» Брэма Стокера. Глава седьмая, часть 3. Люси Вестенра и адаптированный перевод.
Livrezon-технологии
Запись #28. «Дракула» Брэма Стокера. Глава седьмая, часть 2. Англия впереди!
Livrezon-технологии
Надежда Братчикова: ДНЕВНИК ПЕДАГОГА. Запись #32: О встрече с создателем керамических изделий
Livrezon-технологии
Что делать, чтобы конфликты в школе не привели к травле? Рассказывает Екатерина Светлакова
Livrezon-технологии
Класс без травли: только если повезет или можно что-то сделать? Рассказывает Екатерина Светлакова
Livrezon-технологии
Почему зубрёжка — это плохо? Как заставить мозг запоминать прочитанное
Livrezon-технологии
Надежда Братчикова: ДНЕВНИК ПЕДАГОГА. Запись #34. Зачем читать книги?
Livrezon-технологии
Запись #36. Бейсбол и английский язык. В погоне за страйками
Livrezon-технологии
Надежда Братчикова: ДНЕВНИК ПЕДАГОГА. Запись #33. О прогулке с проектировщиком